marți, octombrie 21, 2014 Ora Locală 01:49

Blog / Ernest Vardanean

Предсказуемость и неожиданность: о выборах в Армении

x
 
В Армении прошли президентские выборы. Вопреки постсоветской моде, когда каждое действо в любой отдельно взятой бывшей республике СССР превращается в Событие минимум регионального масштаба, в этот раз на моей Родине все было тихо, предсказуемо и без серьезных последствий.
 
Во всяком случае, 2013 год не стал повторением трагического 2008-го, когда неугомонный первый президент Левон Тер-Петросян решил тряхнуть стариной и едва не «стряхнул» страну в пропасть – и это притом, что я вовсе не отрицаю подтасовок 5-летней давности в пользу ставшего тогда главой государства Сержа Саргсяна.
 
Во-первых, те кровавые столкновения все-таки остаются на совести действовавшего на тот момент президента Роберта Кочаряна, а во-вторых, Левон Тер-Петросян не тот политик, который, благополучно поставив экономику Армении на грань полного краха в 90е годы, сегодня имеет право говорить о несправедливости и плохой власти!
 
Выборы-2013 года отличались от прошлых тем, что основным соперником действующего главы государства выступил не представитель радикальной антисистемной оппозиции, а вполне вменяемый и разумный политик. Родившийся в США Раффи Ованнисян, когда-то оставивший сытую Америку и перебравшийся с семьей на историческую Родину, воплощал мечты многих армян о «здоровой» оппозиции, борющейся с конкретными властными персонами и ее пороками, а не со страной и ее завоеваниями.
 
Неудивительно поэтому, что лидер партии «Наследие», впервые принявший участие в президентской гонке, с порога взял 37% - и это только по официальным данным, в достоверности которых убеждены далеко не все. Серж Саргсян, получив 58%, переизбрался на второй срок уже в первом туре. Однако дальше мнения избирателей об Ованнисяне резко изменились.
 
Справедливо обвинив власти в подтасовках, проигравший кандидат, во-первых, стал делать чрезмерно радикальные заявления как раз в духе первого президента Армении, а во-вторых, резко сблизился с ним же. Этого Ованнисяну не простили умеренно оппозиционные жители, которые недолюбливают Саргсяна, но при упоминании Тер-Петросяна просто теряют самообладание, ибо не могут забыть темные и холодные 90е годы.
 
Но вернемся в день сегодняшний. Что изменилось в стране за последние годы? Пожалуй, проблемы внешней политики и карабахского урегулирования постепенно перестали волновать людей так, как проблемы внутренние. Не то чтобы армяне перестали этим интересоваться – отнюдь, история нашего народа настолько тяжела, что мы всегда получали чувствительные удары, когда переставали держать нос по ветру. Конечно, проблема Карабаха или армяно-российские отношения, или ситуация в Сирии были и будут в национальной повестке дня.
 
Но, пожалуй, появилось ощущение того, что народ поймал власти на злоупотреблении внешними факторами. В самом деле, Армения блокирована с двух сторон вражескими государствами, отрицающими наше право на существование, и эта болезненная проблема, объективно не зависящая от Еревана, стала золотой жилой для олигархов, прикормленных властью и, наоборот, кормящих ее же. Много раз читал мнение простых жителей Армении о том, что «импорт убивает экономику». Прибавим еще фактор блокады и то, что импорт может идти только по территории своенравной Грузии и гораздо более надежного, но проблемного Ирана. Получаем узкий во всех смыслах коридор для поставки необходимых стране товаров. Разумеется, власть не была бы властью, если бы не наложила свою мохнатую лапу на этот «коридор», создавая себе любимой благоприятные условия и уничтожая без того слабую национальную экономику, особенно реальный сектор.
 
Имена «дорогих сердцу» армянского народа олигархов у всех на слуху и уже вызывают не просто тошноту, а идиосинкразию. Вероятно, этим и объясняется высокий процент протестных голосов, поданных за Раффи Ованнисяна. Судя по тому, что я читал в армянском сегменте Интернета, даже люди, уважающие Сержа Саргсяна, голосовали за американского армянина. Главная проблема переизбранного главы государства – прочное ассоциирование с олигархами, одним из которых является родной брат Сержа – «Сашик». Какие-то попытки «равноудалиться» от монополистов, паразитирующих на блокированной стране, у президента все же были, но явно неубедительные, коль скоро его сторонники заявляли «Сержа уважаю, но голосую за Раффи».
 
Сегодня Ованнисян стремительно сближается с радикалами из окружениями Тер-Петросяна, но, я надеюсь, так же стремительно он и отойдет от этой группировки. И сторонники, и противники Раффи признают, что его потенциал достаточно серьезен, он способен взять на себя часть ответственности за страну, но для этого ему нужно умерить радикализм и согласиться на переговоры с Сержем Саргсяном, считающимся более взвешенным политиком, чем Тер-Петросян и Кочарян.
 
Быть кандидатом или оппозиционером проще, чем сунуть голову в пекло под названием «армянская действительность». Многие в Армении видят Ованнисяна на посту премьер-министра, а я считаю, что он был бы хорошим министром иностранных дел – вот уж где пригодятся его американские связи! Кстати об Америке. Вашингтон поздравил армянский народ с проведением выборов, но… не указал никаких имен. Странное и одновременно красноречивое коммюнике. Значит ли это, что США, имеющие большое влияние на политику Еревана, рассчитывали увидеть на посту президента «своего» Ованнисяна? Очень даже возможно. Но ведь и Серж Саргсян никогда не считался антиамериканским политиком – даже наоборот, Россия в последние годы демонстрировала ему свое «фи» из-за нежелания Еревана педалировать евразийские интеграционные процессы на Южном Кавказе. Следует подождать и посмотреть, как между собой договорятся две супердержавы. В конце концов, в этом взрывоопасном регионе никто из «маленьких» не смеет делать резких шагов…

Taguri Ernest Vardanean,Blog

Acest forum a fost închis
Comentarii
     
În acest forum nu există încă niciun comentariu. Fiţi primul şi contribuiţi cu unul

În exclusivitate