Linkuri accesibilitate

Вячеслав Негруцэ: «О новой дорожной карте знают лишь четверо человек, поставивших подписи под соглашениями с МВФ»


Интервью с экс-министром финансов.

Правительство в среду сообщило две новости: о том, что долго откладываемое реформирование пенсионной системы начнется с 1 января 2017 года, и что с 1 августа были заморожены все существующие вакансии в бюджетных учреждениях. В чем смысл этих мер? Своим мнением поделился бывший министр финансов, экономист Вячеслав Негруцэ.

Свободная Европа: Премьер Павел Филип анонсировал стратегию реформирования пенсионной системы, а глава минфина Октавиан Армашу заявил о замораживании существующих вакантных мест в бюджетных учреждениях, в том числе в больницах и школах. Вам эти меры не показались неожиданными?

Вячеслав Негруцэ: Ничего неожиданного в них нет – по той простой причине, что реформа пенсионной системы давно уже назрела и, по сути, она началась еще в 1998 году, но была приостановлена коммунистами в 2003-2004 гг. Впоследствии многие министры социальной защиты, начиная с 2010, 2011, 2012 годов приводили различные аргументы против продолжения пенсионной реформы. В результате пенсионная система стала бременем – бременем и для бюджетной системы, и для Республики Молдова, и в этих условиях премьер Филип не мог не приступить к реформе.

Вячеслав Негруцэ

Вячеслав Негруцэ

Свободная Европа: Но это бремя существовало и в прошлом году, и ранее, почему же только сейчас начинается реформирование?

Вячеслав Негруцэ: Да, но бремя росло и становилось непосильным для госбюджета, который покрывал дыру пенсионной системы. Но, в целом, надо понять: то, что происходит сегодня – это новая дорожная карта, старт которой дан 1 августа, и под которой правительство подписалось в результате дискуссий с Международным валютным фондом.

Все, что будет происходить отныне, следует рассматривать как новую дорожную карту, о которой знают, к сожалению, лишь четверо человек, поставивших свои подписи под этими договоренностями с МВФ. Широкая общественность, даже коллеги из правительства не знают точно, что включает в себя эта дорожная карта. Но в последующие месяцы, шаг за шагом, мы поймем, какие обязательства взяло на себя правительство.

Свободная Европа: Г-н Негруцэ, вы предварили мой вопрос: как вы считаете, почему руководство Республики Молдова скрывает, какое соглашение достигнуто с МВФ?

Вячеслав Негруцэ: Наверное, власть исходит из того, что в разгаре предвыборная кампания, и что многие моменты могут стать поводом для кривотолков. Но отсутствие диалога, замалчивание темы уменьшает ожидаемый результат от подписания соглашения с МВФ. Обществу надо знать, какие шаги предпринимаются, какие решения выносятся, какие сценарии разворачиваются, из каких альтернатив и соображений выбран именно этот вариант.

Со своей стороны, власть должна проявить открытость, готовность к информированию собственных граждан. Я бы назвал немного странным подход, когда прибегают к разного рода уловкам, когда проекты рождаются за ночь и выносятся на голосование в парламент в условиях, когда большинство и понятия не имеет, о чем идет речь, и за что они вообще голосуют.

Свободная Европа: Премьер Филип говорит, что реформа пенсионной системы направлена, в первую очередь, на ликвидацию разрыва между пенсиями различных категорий граждан. Несколько лет назад, когда вы возглавляли минфин, такая попытка уже предпринималась. Можно ли предположить, что реальная цель реформы состоит в повышении пенсионного возраста?

Вячеслав Негруцэ: И этот элемент так же входит в реформирование пенсионной системы. Увы, без повышения возрастного ценза финансовое обеспечение системы не поддается корректированию или адаптации к требованиям сегодняшнего дня. Но есть и другие элементы, о которых премьер Филип должен говорить.

Действительно, еще с 2010 года намечалось приспособить пенсионную систему к сложившимся условиям, но тогда министерство труда, жонглируя различными аргументами, приостановил эту работу. И сегодняшний премьер-министр, который тогда возглавлял министерство информационных технологий, был свидетелем этих споров и аргументов, которые приводились в правящем альянсе или в правительстве.

К сожалению, затянувшееся решение проблемы сейчас вынуждает как можно скорее возвращаться к реформе всей пенсионной системы. Но цена реформ настолько высока, что каждый шаг нуждается в разъяснениях, а общие фразы типа «привести размер пенсии в соответствии с тем-то и тем-то» – не более чем пустые заявления, которые не объясняют гражданам, в чем суть реформы. Министерству труда следовало бы подробно объяснить наиболее важные составляющие, потому что это действительно длительный процесс, он не завершится до конца года, потребуются определенные корректировки, на которые уйдут, как минимум, года два.

Свободная Европа: В рамках последнего визита экспертов МВФ в Кишинев, после которого последовало сообщение о размораживании отношений с Молдовой, в СМИ появилась оценка экс-премьера Иона Стурзы, о том, что правительству придется сократить 5 млрд леев расходных статей бюджета. Мораторий на увеличение числа бюджетников может стать началом этого жесткого секвестра?

Вячеслав Негруцэ: Не думаю. Все, что происходит сейчас, является результатом переговоров с МВФ. Действительно, одно из условий состоит в корректировке бюджета на 2016 год, а оптимизация расходов, в том числе посредством сокращения некоторых статей, будет произведена до конца сентября – с тем, чтобы правительство было готово к переговорам с МВФ в октябре.

Все, что связано с мораторием на существующие вакансии в бюджетной сфере, представляется немного странным, потому что, с одной стороны, если посмотреть на фонд зарплат, который существует в госсекторе, - то он отвечает критериям по соотношению к внутреннему валовому продукту. Приемлемый для МВФ уровень составляет до 9- 9,5%, а у нас на данный момент фонд заработной платы по отношению к ВВП – 8,2%. Соответственно, особой проблемы здесь нет.

С другой стороны, количество бюджетных работников по отношению к работающим в целом по экономике неоправданно высоко. Единственно, что формулировка «замораживание» мне представляется неподходящей. Есть выпускники, которые только-только получили дипломы, связанные как раз с бюджетным сектором, и перекрыть им любой шанс на трудоустройство – это несправедливо.

Свободная Европа: Вы говорите, что число бюджетников слишком велико, и что молодежи нужно дать шанс – вы не замечаете в этом некоторого противоречия?

Вячеслав Негруцэ: Нет никакого противоречия, потому что есть определенные демографические процессы, которые случаются и в государственном секторе, ведь кто-то уходит из системы по разным соображениям, в том числе и возрастного порядка.

Реформа пенсионной системы ускорит выход на пенсию работников, а на освободившиеся места сможет претендовать молодежь – это один из шансов получить работу в государственном секторе. Противоречий нет никаких.

Наверное, на то и существует власть, правительство – чтобы искать правильные варианты посредством диалога с гражданским обществом, экспертами, а не доводить до их сведения какие-то решения, принятые за ночь, и о которых многие из членов правительства услышали только на заседании кабинета – это не может нравиться, и это вызывает беспокойство.

Свободная Европа: Что может последовать дальше? Как можно представить «режим суровой экономии» для Молдовы?

Вячеслав Негруцэ: Прежде всего, любой режим строгой экономии должен отличаться активным общением между правительством, гражданским обществом и теми, кого затрагивает эта экономия. Без соответствующих разъяснений накала страстей, недовольства в обществе не избежать. Власть должна быть предельно открытой и последовательной в разъяснении своих действий, намерений – и результатов этих намерений.

Свободная Европа: Вы лично можете себе представить, каким будет следующий шаг кабинета, если исходить из того, что бюджету нужно сэкономить 5 млрд леев, и что эта мера входит в дорожную карту?

Вячеслав Негруцэ: Да, корректировка бюджета присутствует в дорожной карте и предусматривает жесткое сокращение расходных статей. Действующему правительству придется приложить максимум усилий для поисков расходных статей, которые подпадут под секвестр. С этой точки зрения необходимо определение приоритетов, как необходимо и постоянная коммуникация – именно к этому сводятся основные рекомендации. Разумеется, все не так просто, как представляется на первый взгляд.

Свободная Европа: Некоторые наблюдатели задаются вопросом: решив разморозить отношения с Республикой Молдова, не закрыл ли МВФ глаза на отсутствие реформ в банковском секторе?

Вячеслав Негруцэ: Нет. Этот меморандум в значительной степени – процентов на 60 – посвящен банковскому сектору, он возвращает эту сферу в нормальное русло, в том числе в плане прозрачности, введения пруденциальных норм в банковском надзоре и, разумеется, в отношении расследования и аккумулирования выведенных из страны средств. Значительная часть меморандума посвящена именно банковскому сектору, и нельзя говорить, что МВФ закрыл глаза.

Свободная Европа: Правительству удалось разморозить отношения с МВФ, несмотря на то, что очень многие, в том числе и вы, скептически оценивали такую возможность. Правительство сделало больше, чем могло?

Вячеслав Негруцэ: Я далек от идеи, что это правительство отдает себе отчет в том, что означает реальная реформа, и что оно в состоянии провести реформы здесь, в Республике Молдова. Но, действительно, меморандум с МВФ – это единственный способ связать это правительство определенными обязательствами, в первую очередь, заставить его обеспечить последовательность в экономической, финансовой и социальной политике.

Правда, разблокирование [финансирования] еще впереди, ведь правительству следует доказать, что оно способно понимать и выполнять все те предварительные условия, которые предусмотрены на октябрь, когда руководство МВФ примет окончательное решение. Работы еще много.

XS
SM
MD
LG