Linkuri accesibilitate

День неволи. Режим Лукашенко усиливает репрессии против оппозиционных активистов


25 марта в Белоруссии отмечается День воли – 99 лет тому назад была провозглашена Белорусская Народная Республика. Праздник не отмечается на официальном уровне, однако демократическая общественность в этот день традиционно проводит шествия, которые в большинстве случаев пресекаются правоохранительными органами. В этом году разрешения на акцию городские власти не дали. Оппозиция к мероприятию подошла обескровленной – большинство активистов за решеткой. Тех, кто решился выйти на акцию, жесткого разгоняли. Сотни людей были задержаны.


Идея Белорусской Народной Республики была впервые высказана на Всебелорусском съезде в декабре 1917 года. После подписания Брестского мира в 1918-м Исполком Рады Всебелорусского съезда принял Вторую Уставную грамоту к народам Белоруссии. 25 марта 1918 года была принята Третья Уставная грамота, согласно которой Белорусская Народная Республика провозглашалась независимым и свободным государством. Ее символами стали исторические бело-красно-белый флаг и герб "Погоня".

Однако в результате сложного военно-политического положения в таком статусе БНР просуществовала лишь до конца 1918-го, после чего правительство покинуло Минск. Тем не менее, вот уже почти столетие День воли отмечается белорусскими диаспорами за границей и акциями оппозиции внутри страны.

Ответственность за акцию взял на себя Белорусский национальный конгресс во главе с бывшими кандидатами в президенты на выборах 2010 года Николаем Статкевичем и Владимиром Некляевым. Тогда оба были обвинены в попытке государственного переворота и приговорены к продолжительным срокам заключения. Некляев задержан в ночь на 25 марта в Бресте, когда возвращался поездом из Варшавы.

Заявителями акции в День воли стали представители ряда партий и движений. Ответ из Минского горисполкома был получен поздно вечером 24 марта, до этого чиновники дважды отменяли встречу с организаторами. В итоге митингующим предложили собраться в парке Дружбы народов и провести там митинг. Однако оппозицию такое предложение не устроило, людей призвали собраться в центре города.

Однако площадка возле Национальной академии наук, где назначила сбор оппозиция, была блокирована милицейским спецназом, по периметру сосредоточились десятки единиц спецтехника – автозаки, водометы, бронемашины, внедорожники с заградительными сетками и т. д.

Три станции метро – "Парк Челюскинцев", "Академия наук" и "Площадь Якуба Коласа" – были закрыты для входа и выхода, остановлено движение наземного общественного транспорта по главному столичному проспекту Независимости.

Изначально к зданию Академии наук сотрудники милиции в спецобмундировании пропускали только журналистов, всех остальных, кто оказывался поблизости, без лишних слова тащили в автозаки. По предварительной информации, здесь было задержано более полусотни человек.

Впоследствии зачистка переместилась в район площади Якуба Коласа, где в кольцо были взяты несколько тысяч потенциальных участников акции и обычных прохожих, даже не подозревающих о происходящем. Силовики в шлемах со щитами рассекали толпу на отдельные группы, после чего десятками арестовывали. Когда под завязку забитые машины начинали двигаться, демонстранты начинали громко скандировать: "Ганьба!" ("Позор!"), "Фашисты!", "Животные!".



Свидетелем жестких массовых задержаний стал корреспондент Радио Свобода: экипированные бойцы бросали людей на землю, невзирая на возраст и пол, избивали дубинками, стараясь попасть в голову, а затем затаскивала в автозаки. Задержания продолжались не только на всем протяжении проспекта Независимости, спецназовцы спускались в подземные переходы, в метро, откуда вытаскивали новых пленников.

Правозащитники начали формировать список задержанных, однако уже можно предположить, что их не менее полутысячи.

Тем временем в помещении правозащитного центра "Весна" ворвались омоновцы и задержали около 60 человек, в том числе лидера организации Алеся Беляцкого, сотрудницу офиса Анастасию Лойко, председателя Белорусского Хельсинкского комитета (БХК) Олег Гулака. Также среди задержанных правозащитники и журналисты из Великобритании, России и Франции.

Спустя три часа после условного начала акция в честь Дня воли была брутально подавлена. Практически до самого конца вооруженные милиционеры рассекали собравшихся и массово их задерживали. Команды на "зачистку" отдавал лично командир минского ОМОНа Дмитрий Балаба.

До и во время освещения акции задержаны более трех десятков журналистов и фотокорреспондентов, представляющих белорусские и иностранные СМИ. Среди них корреспонденты агентства "БелаПАН", портала TUT.by, телеканала "Белсат", "Радио Рация", Radio France Internationale, сайта InformNapalm, газет "Наша ніва" и "Комсомольская правда" в Белоруссии". У многих разбиты видеокамеры, фотоаппараты, звукозаписывающая техника, некоторые избиты сами.

"Власть запугивает народ из-за собственного страха. Она сама в панике: ее руки в определенной степени связаны необходимостью поддерживать отношения с Западом, откуда ожидает кредиты, а также политической поддержки против давления со стороны Москвы", – сказал Радио Свобода Николай Статкевич.

Накануне Дня воли по стране прокатилась волна арестов политиков и активистов. Некоторые были задержаны за кампанию в защиту урочища Куропаты, где в 1930-х расстреливали "врагов народа", а сейчас решили развернуть коммерческое строительство, другие пошли под суд за участие в "Маршах нетунеядцев" против налога "на безработицу", многие арестованы в рамках уголовного дела "о подготовке массовых беспорядков". Некоторые наказаны за то, что призывали в социальных сетях выходить на акции протеста в разных городах Белоруссии. По оценкам правозащитников, в общей сложности привлечены к ответственности более 300 человек, треть из них находятся за решеткой.

Политический обозреватель Валерий Карбалевич отмечает беспрецедентность превентивных действий силовиков и объясняет это не столько перестраховкой, сколько страхом:

"Кажется, никогда ранее власти так масштабно не готовились к Дню воли 25 марта, как в этом году. Показательно, что дату не признают, но готовятся, хотя и своеобразно. Кажется, никогда еще Александр Лукашенко не проводил большое совещание с силовиками накануне традиционной акции демократической общественности. Однако складывается чувство, что президент не понимает: нагнетание ситуации показывает всем, что он испугался слабой, затравленной, заклеванной оппозиции. Или – народного гнева? Потому что когда на улицах ходят омоновцы с автоматами, это свидетельствует о напуганности власти, которая не понимает, что делать".

За решеткой – большинство оппозиционных лидеров: глава Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько и его заместитель Николай Козлов, председатель движения "За Свободу!" Юрий Губаревич, сопредседатели "Белорусской христианской демократии" Павел Северинец и Виталий Рымашевский, лидер "Молодого фронта" Дмитрий Дашкевич, руководитель движения "Разам" Вячеслав Сивчик, один из лидеров Белорусского национального конгресса Владимир Некляев и другие. Задержаны более 40 журналистов, многие отсидели сутки в СИЗО и приговорены к крупным штрафам за участие "в несанкционированных акциях".

Во время задержания людей избивали, нанося травмы и увечья. Политик Алесь Лагвинец в результате нападения получил сотрясение мозга, закрытую черепно-мозговую травму и перелом носа. Прямо с судебного процесса его увезли в больницу. Сын Антон рассказал, как это было:

“Вышли вместе с отцом из подъезда, сделали буквально десять шагов. В этот момент из синего буса выскочили “тихари” в количестве пять штук. Скрутили папу и меня, я стал кричать, прохожие попытались нас отбить, но они начали тыкать им какие-то “корочки”. При этом закрывали пальцами имена и фамилии, была видна только обложка. Нас забросили в микроавтобус. Папе не давали сесть, в буквальном смысле загнали под сиденье, разбили очки, у него из носа шла кровь. Один урод особенно усердствовал, бил отца ради удовольствия, называя “продажной тварью”. Меня, чтобы не мешал, приковали наручниками к спинке кресла. Потом проверили рюкзак, телефон, вытолкнули на улицу и сказали валить домой – мол, приказ был только на “старшего”.

Вскоре стало известно о многочисленных задержаниях граждан в рамках уголовного дела о подготовке к массовым беспорядкам. Все задержанные взяты под стражу и помещены в изоляторы КГБ и МВД. 23 марта КГБ сообщил, что в общей сложности арестованы 26 человек, оперативно-следственные действия продолжаются и возможны новые задержания.

Политический обозреватель Валерий Карбалевич считает, что власти пытаются посеять страх там, где его нет:

Испуганная власть становится все более агрессивной

"Странное юридическое определение: массовых беспорядков нет, а задержанные есть – мол, собирались участвовать. Наказывать людей за намерение – интересное правовое ноу-хау. Однако о юридическом обосновании власти теперь думают меньше всего, задерживая людей, которые никак друг с другом не связаны. Фактически по делу проходят три группы. Во-первых, бывшие члены исчезнувший 15 лет тому назад организации "Белый легион". Во-вторых, участники зарегистрированного клуба “Патриот”. В-третьих, активисты “Молодого фронта”. Доказательства существования боевой организации грубо подтасовывают, делают дешевые инсценировки. Испуганная власть становится все более агрессивной”.

Существуют версии, что силовики сознательно дезинформируют Александра Лукашенко, пугают его повторением украинского Майдана и т.д. Верит ли сам президент в “батальоны боевиков”, готовящих вооруженное восстание? Возможно, белорусский лидер стал жертвой заговора? Мнение политолога Юрия Чаусова:

На роль силовой угрозы режиму снова назначены национально-демократические круги, а не, скажем, пророссийские заговорщики

“Не стоит эти версии сводить к экстремальным, фантастическим. С одной стороны – сговор силовиков, со второй – Лукашенко решает не дружить с Западом, а возобновлять контакты с Москвой. На самом деле это игра разных субъектов, и несомненно, в окружении Лукашенко есть группы, которые предлагают ему разные стратегии. По крайней мере в краткосрочной перспективе они могут вести определенную партию. Я не склонен считать, что имеет место сговор силовиков, что они втемную используют Лукашенко. Однако то, что сейчас к ним прислушиваются больше, очевидно. По крайней мере, в данной ситуации ради запугивания общественности Лукашенко и сам думает, что выгодней представить наличие такой мнимой опасности. Но смотрите: на роль силовой угрозы режиму снова назначены национально-демократические круги, а не, скажем, пророссийские заговорщики”.

Публицист Александр Федута также склонен считать, что волна репрессий, накрывшая Белоруссию, призвана сбить активность граждан, которые начали выражать недовольство властью на площадях:

То, что Лукашенко это делает, свидетельствует о его неуверенности

"Лукашенко понял: решить вопрос, ради которого он начал всю эту так называемую "оттепель" с Западом, в короткой перспективе невозможно. Прежде всего, это вопрос денежный, а в Брюсселе средства изыскивают очень медленно, небольшими порциями. Да и дадут ли в итоге – тоже неизвестно. Частично напряжение снято: будет иранская нефть, это значит, определенные деньги от реализации продуктов нефтепереработки бюджет получит. Поэтому сейчас для Лукашенко главное, чтобы госаппарат и та часть электората, которая все еще готова за него голосовать, видели, что он контролирует ситуацию. А ради этого можно сделать все, чтобы главная оппозиционная акция – "День воли" – оказалась немногочисленной, чтобы окончательно запугать тех, кто собрался в ней участвовать. И то, что Лукашенко это делает, свидетельствует о его неуверенности".

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG