Linkuri accesibilitate

Вячеслав Негруцэ: «„Молдавская прачечная“ стала возможной только при участии высших эшелонов власти»


Спикер Андриан Канду заявил, что второй отчет компании Kroll о расследовании исчезновения миллиарда долларов из трех проблемных банков будет готов в апреле-мае. Эксперт Transparency International-Moldova, экс-министр финансов Вячеслав Негруцэ скептически оценивает возможности Нацбанка по поводу возмещения выведенных денег.

Свободная Европа: Почему запаздывает второй отчет компании Kroll, которого так все ждут? Обещали, что Нацбанк получит его уже в феврале…

Вячеслав Негруцэ: Да, так было указано в сроках презентации. И, можно не сомневаться, Kroll свою работу сделал. Что же касается обнародования отчета, то есть одно условие, оно действовало и при представлении первого отчета – положение о конфиденциальности. Соответственно, предание отчета гласности не входит в обязанности ни компании Kroll, ни Нацбанка.

С учетом определенных болезненных моментов, которые вытекают из этого отчета, – а также учитывая тот факт, что первый отчет стал достоянием общественности благодаря «утечке» с блога председателя парламента, – логически, общество вправе знать, как продвигается эта работа, и рассчитывать на то, что отчет Kroll-2 будет опубликован. Также люди должны знать инициаторов, организаторов, участников, компании и юрисдикции, через которые выводились миллиарды из банковского сектора. Но все это запаздывает.

Свободная Европа: Г-н Канду обещал, что в конце апреля, а самое позднее – в начале мая этот отчет окажется на столах молдавской власти. Как вы считаете, тогда ситуация прояснится?

Вячеслав Негруцэ: Налицо нестыковка между изначальными заявлениями президента Нацбанка, подпись которого и стоит под контрактом с компанией Kroll, и заявлениями спикера парламента, который, если быть корректными, не имеет практически никакого отношения к тому контракту.

Люди должны знать инициаторов, организаторов, участников, компании и юрисдикции, через которые выводились миллиарды

Свободная Европа: Значит, ответственность должен взять на себя глава Нацбанка?

Вячеслав Негруцэ: Да. Он должен сообщать информацию, а не председатель парламента. В этом случае невольно возникает мысль о наличии конфликтной ситуации, которая вынуждает председателя парламента высказываться по столь болезненному вопросу. Сейчас в публичное пространство вброшен новый срок, конец апреля – начало мая, когда отчет будет представлен Нацбанку.

Свободная Европа: Что произойдет после того, как второй отчет компании Kroll будет представлен официальному Кишиневу?

Вячеслав Негруцэ: Имеются договорные положения, согласно которым, компания Kroll в партнерстве с Steptoe & Johnson представит, в соответствии с контрактом, второй отчет – с указанием конкретных лиц, схем прохождения денег, со всеми подробностями. А также – это второй элемент – стратегию возмещения выведенных средств.

Свободная Европа: Возмещено будет лишь то, что украдено и выведено за пределы Молдовы, или же можно вернуть и безнадежные кредиты? Потому что самую большую брешь пробили, насколько я поняла, компании, получившие необеспеченные кредиты.

Вячеслав Негруцэ: Мы должны провести четкое разграничение во всем, что связано с преступной схемой по выкачиванию миллиардов из Республики Молдова – с участием трех проблемных банков. Это финансовая махинация. Что же касается необеспеченных кредитов и возможности их возмещения – это относится к процедуре банкротства, в которой сейчас находятся все три банка. Соответственно, возмещение средств, мошенническим путем выведенных за рубеж или осевших здесь, в Молдове, входит в обязанности компании Kroll и ее партнера.

Юрисдикция здесь значения не имеет, юрисдикции уже указаны в Kroll-1. Если часть средств, возможно, тем временем вернулась в Республику Молдова, то Kroll и ее партнер обязательно сделают свое дело и отследят траекторию этих средств. Разумеется, вполне можно ожидать, что хотя бы после второго отчета Kroll и в Молдове приступят к таким же процедурам, как арест имущества, блокирование счетов и активов – и здесь, и за рубежом, чтобы возместить выведенные деньги.

Время упущено, и сейчас уже наивно надеяться, что удастся полностью возместить все средства

Второй частью, связанной с процедурой несостоятельности, занимаются управляющие процессом несостоятельности или ликвидаторы, назначенные Нацбанком, в задачи которых входит возмещение кредитов, предоставленных проблемными банками, продажа активов и другие процедуры возмещения средств, ранее принадлежавших этим банкам. Соответственно, необходима предельная ясность по этим двум параллельным процессам: расследование банковского мошенничества – и процедура несостоятельности и возмещения фондов или активов, с последующим погашением долгов перед кредиторами трех банков.

Свободная Европа: И все-таки, почему так много людей скептически настроены в отношении возможного возмещения украденных денег?

Вячеслав Негруцэ: Да. Но скептицизм основан на том, что государственные институты проявили полное бездействие в период, когда все это происходило.

Свободная Европа: Но сейчас эти государственные органы вышли уже из комы?

Вячеслав Негруцэ: Нам просто хочется так думать. Первый фактор – бездействие органов, наделенных функциями надзора – они обязаны были смотреть за деньгами. Второй фактор – эти институты не выполнили своей задачи в момент, когда все произошло. И впоследствии они не предприняли никаких мер, не обратились за помощью, не ходатайствовали перед зарубежными юрисдикциями о взаимодействии.

Время было упущено, и сейчас уже наивно надеяться, что удастся полностью возместить все средства. Чем больше времени пройдет с момента потрошения банков до наложения ареста на имущество или блокирования счетов, тем меньше шансов на возмещение ущерба. Потому что деньги идут по второму, по третьему кругу, их следы тщательно скрываются.

Кстати, этот закон о легализации капитала, о налоговой амнистии, который словно достали из рукава и неожиданно вынесли на обозрение общества, словно желая уберечь проект от глаз иностранных партнеров, надеясь, что документ быстренько, одним махом будет принят в двух чтениях, и нас поставят перед свершившимся фактом – это все должно настораживать.

Разумеется, нам остро необходимы институты, которые проявляют признаки жизни, не только оперативно реагируют, но и играют на опережение. Даже если отчет Kroll-2 будет обнародован в апреле или в мае, я уверен, что те, кто наделен функциями расследования, уже могут наложить секвестр, потому что все более или менее ясно. Пусть сделают это сейчас. И тогда я не вижу причин, по которым второй отчет Kroll не может быть предан гласности.

Свободная Европа: Эта крупнейшая афера произошла на фоне отсутствия прозрачности в банковской системе. Там уже наведен порядок?

Вячеслав Негруцэ: По моему мнению, это мошенничество стало возможным по двум причинам. Первая – отсутствие адекватного надзора со стороны государственных органов в банковском секторе. Вторая причина связана с непрозрачностью банковских акционеров. Я далек от мысли, что Нацбанк не знает, кто является акционерами. Но официально сложилось впечатление, что мы ищем акционеров, тогда как на самом деле они известны.

Свободная Европа: Почему это происходит?

Вячеслав Негруцэ: Есть группы интересов, которые частично взяли под свой контроль и органы надзора, и органы преследования. Соответственно, был подготовлен «коридор» для готовящейся операции, в том числе, посредством внесения изменений в законодательство, которые создали необходимые условия для того, чтобы определенные банки попали в определенную ситуацию, с последующим предоставлением необеспеченных кредитов Нацбанком – необеспеченных, потому что все прекрасно знали, что эти кредиты не будут возмещены.

Если мы вспомним об известной ноте Рейдмана 2005 года – там описана вся философия «прачечной» пошагово

Затем, на третьем этапе возникло известное правительственное постановление – о преобразовании выведенных денег в госдолг. И так получилось, что денег нет, из валютных резервов они выведены, а долг повесили на рядового гражданина, которому в течение четверти века придется за него расплачиваться, хотя никакого отношения к этим деньгам он не имеет. И этот факт замедляет расследование.

Если бы долг не переложили на плечи граждан, то, несомненно, госорганы по расследованию и надзору почувствовали бы сполна это бремя. А так они спокойно выжидают, когда иностранная компания представит им отчет.

Свободная Европа: Почему на финансовый рынок Молдовы не идут иностранные инвесторы? Мы все помним заявление г-на Дрэгуцану о том, что у нас 70% банковской системы контролирует иностранный капитал. Многие эксперты смеялись над этим…

Вячеслав Негруцэ: Наверное, это была шутка со стороны бывшего президента Нацбанка. Ведь он знал на тот момент, что та структура с 70% иностранного капитала… На самом деле, практически все крупные банки, за исключением банков с чистым капиталом, имели сомнительное происхождение, с корнями, ведущими в офшоры. Соответственно, я не думаю, что у нас есть особый повод для гордости. Инвесторы приходят туда, где есть ряд условий. Речь идет о верховенстве закона, о конкуренции и отсутствии монополий.

В секторе банковских услуг у нас, к сожалению, нет ни первого, ни второго, ни третьего. Зато есть несколько групп, которые в определенный момент установили полный контроль над банковским сектором. И, кстати, именно это и привело к сегодняшней ситуации. Разумеется, есть и другие моменты, коррупционный элемент или управленческий фактор, от которых зависит вход или не-вход инвесторов на рынок – и которые извлекают на этом определенную выгоду. Все эти схемы поставили Молдову в «режим ожидания» серьезных иностранных инвестиций. Банковская система сравнительно закрыта и практически недоступна для серьезных инвесторов.

Свободная Европа: Прокомментируйте, пожалуйста, журналистские расследования, опубликованные и в Республике Молдова, и в зарубежной прессе, связанные с «прачечной» по отмыванию российских денег. Как получилось, что на территории Республики Молдова отмыли 22 млрд долларов?

Вячеслав Негруцэ: Я остаюсь при своем мнении – «молдавская прачечная» стала возможной только при участии представителей высших эшелонов власти Молдовы. И если мы оглянемся немного назад, вспомним об известной ноте Рейдмана 2005 года – там описана вся философия «прачечной» пошагово, с подробным изложением всех действий, которые необходимо предпринять для того, чтобы «прачечная» была открыта именно здесь, в Молдове. И чтобы деньги сомнительного происхождения, которые «гуляют» по региону, прошли именно через Молдову, как отмечается в той ноте.

Годы уйдут на то, чтобы отмыться от позора, который на нас навлекли люди, наделенные доверием и властью

Соответственно, предусматривались и изменения в законодательстве. А после той ноты именно так и произошло: законодательство было изменено «должным» образом, что позволило создать коридор и для вхождения средств, и для их легализации здесь с последующим переводом в другие юрисдикции, в том числе европейские и офшорные. Эта схема была даже протестирована в 2008 году, вспомните «дело Магницкого», на что указывают многие отчеты.

Потом были пересмотрены и закон о госпошлине, и закон об отмывании денег, который позволил соответствующим органам расслабиться, вернее, запретил им слишком внимательно следить за операциями между банками – и зарубежными, и отечественными. Кроме того, еще два элемента, необходимые для «прачечной», – это банковский сектор, где велись все эти «проводки», и судебная система, которая по вертикали получала указания, как себя вести в случае получения заявлений на легализацию средств сомнительного происхождения.

В 2010-2014 гг. и всплыла эта афера с 22-мя миллиардами долларов, расследование которой, к сожалению, началось с большим опозданием. Позже расследование стартовало и в других юрисдикциях, у источников происхождения средств, а также по месту назначения уже отмытых денег.

Свободная Европа: Чем, в конечном итоге, может обернуться расследование этого дела для Молдовы как государства?

Вячеслав Негруцэ: Последствия уже довольно серьезные. Если вернуться к инвестициям – и не только в банковском секторе, – то Молдову сейчас воспринимают действительно как «прачечную» по отмыванию грязных денег. От репутации страны с наличием солидного, серьезного и надежного банковского сектора, которой Республика Молдова пользовалась до 2007 года, не осталось и следа. И будет очень трудно ее завоевать вновь, годы уйдут на то, чтобы отмыться от этого позора, который на нас навлекли люди, наделенные доверием и властью.

Свободная Европа: Этим людям придется отвечать за свои деяния?

Вячеслав Негруцэ: Это во многом зависит от органов преследования, которые должны провести подлинное расследование, а не имитировать усилия по раскрытию банковской аферы. В этом случае виновные понесут наказание. И речь не только об исполнителях.

Это две отдельные схемы, и расследование должно не создавать впечатление, что «прачечная» и «кража века» – одно и то же

Я имею в виду и центры, которые руководили всей этой каруселью, следили за тем, чтобы все произошло именно так, а не иначе… Эти центры, откуда шли распоряжения управляющим в банковском секторе, распоряжения к исполнению представителям судебной системы и другим игрокам, которые по цепочке, совместными усилиями способствовали работе этой «прачечной» на территории Республики Молдова.

И еще один очень важный момент: мы должны провести разделительную линию и понять, что «прачечная», laundering machine, которая использовалась здесь, и через которую прошли 22 млрд долларов, отмытых через молдавские банки (лично я предполагаю, что речь идет о более значительной сумме, и об этом нам еще только предстоит узнать) – это одна история. А вывод миллиарда из банковской системы страны – другая история, приведенная в исполнение группировками, очень близкими и даже сросшимися с конкретными политиками, которые позволили вывести из Нацбанка 14 млрд леев, а следы их затерялись в офшорах или в других юрисдикциях.

Повторяюсь: это две отдельные схемы, и расследование должно именно так их рассматривать, а не создавать впечатление в публичном пространстве, что «прачечная» и «кража века» – это одно и то же.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG