Linkuri accesibilitate

Николае Негру: «Г-н Додон почувствовал вкус власти и заболел синдромом Лукашенко»


Президент Игорь Додон подвел итоги первых 100 дней своего мандата, подписав в присутствии журналистов указ об инициировании консультативного референдума, который планируется провести 24 сентября. Президент намерен спросить у граждан, поддерживают ли они отмену «закона о миллиарде», предоставление дополнительных полномочий главе государства, сокращение числа депутатов парламента, а также изучение в школах «Истории Молдовы». О президентских планах Свободная Европа беседует с политическим обозревателем Николае Негру.

Свободная Европа: Президент Игорь Додон подвел итоги первых ста дней своего мандата. По вашему мнению, кому и какие посылы передает президент, стуча, как мы все видели, кулаком по столу?

Николае Негру: Посылов было несколько, но главный из них был адресован гражданам Республики Молдова. Выборы не завершились, выборы продолжатся. Конституция не позволяет мне выполнить ряд обещаний, данных в ходе предвыборной кампании, поэтому я инициирую референдум по изменению Конституции, и т.д,. и т.п. Я не стану фактором стабильности, не буду стоять над политическими партиями, я буду политическим игроком, я намерен вмешиваться в политическую борьбу, так что готовитесь к выборам – примерно таков посыл президента Республики Молдова.

Суть в том, что это Россия ввела эмбарго и закрыла свой рынок для Молдовы, которая посмела заключить Соглашение об ассоциации

Вот внешний месседж: я направлю лодку Республики Молдова к восточному берегу, у меня есть территориальные претензии к Румынии – а это вообще является политической новинкой президента, и это иначе, как безответственным заявлением г-на Додона, и не назовешь.

Мое внимание привлек неадекватный лексикон президента, его угрозы, его удары кулаком по столу. Складывается ощущение, что г-н Додон почувствовал вкус власти и заболел синдромом Лукашенко, Путина, Эрдогана и им подобным. Ничего нового, чистой воды популизм…

Свободная Европа: Что следует запомнить из того, что сказал Игорь Додон на этой пресс-конференции?

Николае Негру: Г-н Додон говорил о предпринятых им действиях, их довольно много, но эффект от них практически равен нулю. Он напоминает футболиста, который много бегает по полю, играет захватывающе, но вот только голов не забивает. Даже его обещание восстановить стратегическое партнерство с Россией – это не более чем искаженное представление о действительности. Г-н Додон не отталкивается от сути, а суть состоит в том, что это же Россия ввела эмбарго на молдавскую продукцию, закрыла свой рынок для Молдовы, которая посмела заключить Соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Даже у Путина нет права роспуска парламента кроме как на законных основаниях, – точно так же, как и в Республике Молдова

С другой стороны, Евросоюз позволяет Молдове заключать соглашения с другими государствами, в том числе, с Россией. Проблема не в том, что Молдова заключила договор с Евросоюзом, а в том, что Россия не хочет видеть ее суверенным и независимым государством.

Свободная Европа: Игорь Додон подписал перед журналистами указ об инициировании консультативного референдума. Предлагается ответить на четыре разных вопроса, а для принятия его инициатив нужны изменения Конституции. Как вы считаете, можно все эти вопросы рассматривать в рамках одного плебисцита?

Николае Негру: Что касается референдума… Референдум – это, по сути, указатель, косвенное признание того, что до настоящего момента ничего решить не удалось. Он не может выполнить свои предвыборные обещания, так как этого не позволяет Конституция. Значит, он попросту обманывал своих избирателей, когда раздавал подобные обещания.

Вопросов в этом плане сразу несколько. Первый связан с бюджетом – по Конституции, такие вопросы не позволено выносить на референдумы. Второй вопрос связан с Конституцией, он предполагает изменение Основного закона с преобразованием Республики Молдова в некий султанат. Даже у Путина нет права роспуска парламента кроме как на законных основаниях, связанных, например, с формированием правительства – точно так же, как и в Республике Молдова.

Если г-н Додон хочет ввести в Республике Молдова президентский режим правления, то сильный парламент ему ни к чему

А остальные вопросы, например, предложение сократить число депутатов – это самый настоящий популизм, потому что нигде в Европе, за исключением Люксембурга и Черногории, нет менее ста депутатов в парламенте. В Люксембурге парламентариев 60 – но там население 103 тыс. человек, примерно в шесть раз меньше, чем в Кишиневе. В Черногории 81 депутат на 622 тыс. граждан.

Свободная Европа: Тем не менее, президент говорит, что депутатов у нас слишком много...

Николае Негру: Неправда. Этот подход опять же продиктован желанием президента стать самым крутым из всех крутых, но это скажется на работоспособности парламента. В парламенте Эстонии – 101 депутат при населении 2 млн 300 тыс. В Литве – 100 депутатов при двухмиллионном населении, в Литве – 141 депутат, а население приближается к трем миллионам. В Словении – 130 депутатов, и население около трех миллионов.

Г-н Додон лукавит, когда приводит в пример Германию. Речь идет об обеспечении определенных функций законодательного органа, и если депутатов менее 101, парламент становится недостаточно функциональным. Но, разумеется, если г-н Додон хочет ввести в Республике Молдова президентский режим правления, то сильный парламент ему ни к чему.

Свободная Европа: С другой стороны, президент уверен, что референдум состоится. Хочу спросить вас о его юридических последствиях…

Николае Негру: Но до референдума придется решить и множество других вопросов. Надо найти деньги, об этом и сам президент говорил. У нас более чем суровый бюджет.

Свободная Европа: Понадобятся порядка 50-60 млн леев...

Николае Негру: Думаю, 60-70 млн, если не больше. И найти эти десятки миллионов леев сейчас – серьезная проблема, на это уйдет много времени. Кроме того, это же консультативный референдум, а значит, не всё, чего хочет г-н Додон, исполнится.

Г-н Додон угрожает выйти с теми гражданами, которые проголосовали за него на выборах, или с теми, кто скажут «да» на референдуме – ну, и что же он сделает? Революцию? Власть тоже может выйти с другими гражданами, которые поддерживают проевропейский вектор страны, которые не голосовали за Додона. И что мы получим в итоге? Конфронтацию, гражданскую войну?

Позиция г-на Додона безответственна, а если добавить еще и его заявления, что Румынии следовало бы вернуть Молдове территории, которыми она владеет более 400 лет, – то это уже просто бред.

Свободная Европа: Как вы считаете, своими заявлениями г-н Додон укрепил или, наоборот, развеял подозрения тех, кто считает, что он действует в сговоре с правящей партией?

Николае Негру: Если честно, мне тоже не дает покоя этот вопрос. Почему на выборах Плахотнюк поддержал Додона, почему он ему помог, почему телеканалы Плахотнюка распространяли дезинформацию о сирийцах – я не совсем этого понимаю. Разыгранный Додоном спектакль, с одной стороны, идет на руку власти, потому что отвлекает внимание граждан от реальных проблем, с которыми сталкивается государство Республика Молдова, в числе которых – независимость государственных институтов от политического фактора, независимость правосудия, здоровая банковская система и др.

Решение вопроса зависит от России, а у России, как известно, начинаются проблемы с содержанием анклава

Усилиями Додона все эти вопросы оказываются на обочине, а в центре политической жизни появляются проблемы с дополнительными полномочиями, территориальными претензиями к Румынии, с историей румын, м числом парламентариев, – проблемы, которые, по сути, и не является проблемами. Если мыслить логически, то можно сказать, что связь между Додоном и парламентским большинством существует.

Свободная Европа: Один из моментов, отмеченных на этой пресс-конференции, касался целей г-на Додона по реинтеграции страны…

Николае Негру: Г-н Додон сказал о существовании единой платформы с властью – и это хорошо. С другой стороны, его встречи с г-ном Красносельским и то, как он подходит к решению этой проблемы, поистине сложной для Республики Молдова, – это немного унизительно для главы государства. В некотором роде, это – де-факто признание сепаратистского режима, и это не способствует урегулированию конфликта, а, напротив, еще больше загоняет проблему вглубь. Но – посмотрим.

В конечном счете, решение вопроса зависит от России, а у России, как известно, начинаются определенные проблемы с содержанием анклава, и не исключено, что она пойдет на некоторые компромиссы. Посмотрим, как будут развиваться события. Единственное, что мы можем пока прогнозировать – это возможные попытки решить проблему. Но на какие-то результаты в обозримом будущем вряд ли стоит надеяться.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG