Linkuri accesibilitate

Испытание парламентаризмом. Новый этап в армянской политике. Часть 2


Интересно рассмотреть оппозиционный блок «Елк» (название можно перевести как «выход» в смысле «из сложной ситуации» и как «исход» - намек на массовый отъезд армян с Родины). В нем состоят известные критики власти – например, Никол Пашинян и Заруи Постанджян. Господин Пашинян несколько лет назад был соратником Левона Тер-Петросяна, но потом отошел от него. Госпожа Постанджян известна последовательной (я бы еще уточнил – многолетней) критикой Сержа Саргсяна, которому она, например, задавала неудобные вопросы во время выступления на заседании ПАСЕ в Страсбурге.

Но не всё так просто в армянской политике. Через несколько дней после нынешних выборов представители партии «Наследие», в которой, к слову, состояла Заруи Постанджян и которая вошла в избирательный блок «Осканян – Раффи – Оганян» («ОРО»), выступили с интересным заявлением. Кстати, поражение указанного блока, который возглавили два бывших министра иностранных дел (Вардан Осканян и Раффи Ованнисян) и бывший министр обороны Сейран Оганян, стало неожиданностью. Так вот, «Наследие» заявило, что за блоком «Елк» стоит зять президента – Микаэл Минасян.

«На данный момент у нас есть парламент, сформированный тремя лицами: Сержем Саргсяном, Гагиком Царукяном, Микаэлом Минасяном. Других лиц, других сил, которые сформировали этот парламент, я не вижу», - заявил заместитель председателя «Наследия», член «ОРО» Армен Мартиросян. Агентство «Регнум» отмечает, что до назначения на пост посла Армении в Ватикане Минасян (помимо прочего, он сумел убедить Папу Римского Франциска провести 12 апреля 2015 года в Соборе Святого Петра траурную мессу в память жертв Геноцида армян) «считался серым кардиналом армянской политики».

Между тем, он ответил господину Мартиросяну и заодно Николу Пашиняну, подчеркнув, что лично не знаком ни с одним из них, и призвав прекратить нападки на него, особенно с учетом его дипломатического статуса. Но самое интересное – это реакция Пашиняна на заявление Мартиросяна. «Микаэл Минасян, его тесть [Серж Саргсян] и им подобные не могут стоять за нашей спиной, они могут быть лишь в нашей тени. Однако быть может, «Наследие» получило из Ватикана новый молитвенник и вместе со своими старыми и новыми военачальниками читает молитву на своей гражданской панихиде», - ехидно написал Пашинян, которого цитирует «Регнум».

Так или иначе, выборы состоялись, и Республиканская партия празднует победу. Что послужило ее основной причиной? Без сомнения, административный ресурс, который часто приводил к «перегибам на местах», - это и есть те нарушения, на которые обращали внимание западные наблюдатели. Это немалый, хоть и небесспорный авторитет Сержа Саргсяна. Но не в последнюю очередь это высокий рейтинг премьер-министра Карена Карапетяна. Между прочим, президент обещал, что в случае победы республиканцев премьер сохранит свою должность. На данный момент нет фактов, говорящих о том, что Саргсян не сдержит слова.

Более того, сам господин Карапетян демонстрирует уверенность в своем политическом будущем и, что не менее важно, в правильности выбранного курса. Например, об этом свидетельствует его эксклюзивное интервью газете «Известия». Вообще что нам известно об армянском премьере? Родился в 1963 году, математик, экономист, работал в сфере энергетики в Армении и в компании «Газпром» в Москве; непродолжительное время был мэром Еревана. Но всё это – только внешняя сторона.

Мои информированные армянские собеседники рассказали, что Саргсян должен был назначить Карапетяна премьером еще в мае 2016 года, но отчего-то передумал, хотя (внимание!) давал соответствующее обещание внешним партнерам – под ними подразумеваются Россия и США. Кстати, их спокойная реакция на конституционную реформу 2015 года и на нынешние качественные (но небезупречные) выборы говорят о том, что в двух державах действительно благосклонно смотрят на переформатирование армянской властной системы.

Однако вернемся к Карапетяну. Мои источники в Ереване выразили мнение о том, что июльская драма с захватом заложников была не чем иным, как предупреждением Сержу Саргсяну: нужно выполнить обещание и убрать непопулярного в народе премьер-министра Овика Абрамяна по прозвищу «Мышь», поставив Карена Карапетяна. Более того, есть предположение о проводившейся тогда подготовке «цветной революции» и даже о прибытии «специалистов» из США в конце августа 2016 года. И тогда, говорят мои собеседники, Серж Саргсян отступил и 14 сентября назначил Карапетяна премьером.

Это больше, чем просто назначение, дают понять различные источники в Ереване. Одни говорят, что спустя 7 месяцев рейтинг главы правительства, согласно закрытым опросам, превышает 80%. Другие утверждают, что приход Карапетяна – это большое аппаратное поражение людей из окружения Саргсяна, которое не хотело впускать «чужака». По словам третьих, премьер останется на посту и после 2018 года, то есть станет главой исполнительной власти и сможет в полном объеме осуществить свою программу. В этом ему поможет в первую очередь российско-армянский миллиардер Самвел Карапетян (однофамилец премьера), который и без того осуществляет серьезные инвестиции в армянскую экономику, а также Рубен Варданян и другие российские армяне.

Но это, скажем так, российская половина пирога. Ведь понятно, что Путин не упустит возможности влиять на армянскую политику в лице Карапетяна через «своих» армянских олигархов, чей бизнес в огромной степени завязан на Россию, а значит, делает их зависимыми от благосклонности Кремля. Тогда в чем интерес США, если считать верным предположение о совместном плане по выдвижению Карапетяна? В первую очередь это кадровый интерес.

В разговоре с моими собеседниками сразу всплывает имя Вигена Саргсяна. Однофамилец президента, бывший глава его администрации, бывший исполнительный секретарь Государственной комиссии по проведению мероприятий к 100-летию Геноцида (автор этих строк имел честь беседовать с господином Саргсяном в январе 2015 года в Ереване), а ныне – министр обороны. Ни много ни мало – выпускник Гарварда и других западных вузов, а также Петербургского университета управления; грамотный менеджер и квалифицированный специалист в области международных отношений и обороны.

В армянском экспертном сообществе подчеркивается, что Виген Саргсян – человек прозападной ориентации; соответственно, его назначение на ключевой для Армении пост министра обороны – сигнал странам Запада о том, что односторонне пророссийская внешняя политика Армении может остаться в прошлом.

А если подтвердится версия о скором назначении Саргсяна министром иностранных дел (возможно, это произойдет уже после завершения переходного периода, то есть весной 2018 года), то министром обороны может стать нынешний глава МЧС Давид Тоноян. Он был заместителем прежнего министра обороны Сейрана Оганяна – человека однозначно пророссийского, чей уход с поста, а потом в оппозицию и последующий проигрыш блока «ОРО» на парламентских выборах – серьезное аппаратное поражение Москвы. Между тем, Давид Тоноян тоже считается прозападным, и если будущей весной важнейшие должности министров иностранных дел и обороны будут заняты прозападными (при всей условности этого эпитета) политиками, будет ясно, зачем американцы так настойчиво требовали назначить Карена Карапетяна премьер-министром. Что ж, подождем еще год…

Часть 1

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG