Linkuri accesibilitate

Испытание парламентаризмом. Новый этап в армянской политике. Часть 1


В Армении подводят итоги прошедших 2 апреля парламентских выборов. Забегая вперед, сообщу, что оппозиционный блок в составе Армянского национального конгресса и Народной партии направил в Конституционный суд жалобу с требованием признания итогов недействительными. Детище первого президента Армении Левона Тер-Петросяна указывает на массовые нарушения – от угроз до прямого подкупа – и называет выборы фальсифицированными в угоду правящей Республиканской партии.

К «феномену» Тер-Петросяна мы еще вернемся, а пока я замечу, что международные наблюдатели от СНГ, БДИПЧ ОБСЕ, ЕС и США признали выборы демократическими и отражающими волю народа. Правда, западные наблюдатели указали на ряд нарушений, но посчитали, что они не настолько серьезны, чтобы послужить основанием для отмены итогов. Итак, по результатам выборов республиканцы получат 58 мандатов из 105, формально оппозиционный блок «Процветающая Армения», которую возглавляет олигарх Гагик Царукян, - 31 место, оппозиционный блок «Елк» («Выход» или «Исход») – 9 кресел, одна из старейших армянских партий «Дашнакцутюн» - 7 мест.

Нынешние выборы имели большое значение по целому ряду причин. Во-первых, это первые выборы после конституционной реформы, осуществленной по инициативе Сержа Саргсяна на общенародном референдуме в декабре 2015 года. Отныне Армения – парламентская республика, где по образцу Германии или Италии вся полнота исполнительной власти сосредоточится в руках премьер-министра, а президент станет номинальной фигурой с представительскими полномочиями. К слову, сам Саргсян уже не сможет баллотироваться на выборах весной 2018 года, но, по некоторым сведениям, после ухода с поста президента он займет пост председателя усилившегося парламента.

Во-вторых, и это напрямую исходит из первого пункта, остается главная интрига этих выборов: останется ли на своем посту нынешний премьер-министр Карен Карапетян, назначенный Саргсяном в сентябре 2016 года? Ведь после ухода Саргсяна в 2018 году премьер возьмет бразды правления в свои руки и из исполнителя превратится в настоящего руководителя страны. Однако к фигуре Карапетяна я еще вернусь – там много интригующей информации.

А пока – в-третьих. После реформы армянский парламент «похудел» почти на четверть – было 131 депутатское место, осталось 105. Изменился и сам алгоритм избрания, но я не стану его расписывать – это уже не столь интересно. Зато отмечу, что в Республике Молдова, где президент Додон предлагает на референдуме рассмотреть вопрос о сокращении числа депутатских кресел, могли бы изучить пример Армении – как-никак, на постсоветском пространстве не особо похвастаешь такими реформами.

В-четвертых, выборы прошли аккурат в первую годовщину начала Четырехдневной войны, затеянной Азербайджаном против непризнанной Нагорно-Карабахской Республики. Поэтому военная тема неизбежно соседствовала с политической, и это, кстати, могло послужить одной из причин поражения упомянутого блока «АНК-НП». Дело в том, что его руководитель Левон Тер-Петросян «славен» в армянском обществе де-факто пораженческими настроениями и все 20 лет с момента отставки не устает повторять о необходимости уступок Азербайджану, причем даже ценой сдачи Карабаха Баку в составе «автономии».

Вкратце напомню, что 3 февраля 1998 года «Левон», как его называют в обществе, ушел в отставку с поста президента под давлением патриотических сил, которые отвергли его капитулянтскую позицию, облаченную в иезуитскую формулу «мир в обмен на земли». Даже сейчас, спустя год после Апрельской войны, самого серьезного обострения на фронте с момента прекращения огня в 1994 году, Тер-Петросян не прекращает говорить о необходимости уступок, а саму прошлогоднюю войну он считает как раз прямым следствием их отсутствия. Первый президент и сегодня не устает доказывать «А я был прав тогда!» и не считает зазорным вещать на всю Армению о фактической сдаче Карабаха – это еще и после двух крупных азербайджанских диверсий в декабре 2016-го и в феврале 2017-го! Видимо, общественность устала от пораженческих «инициатив» Тер-Петросяна и потому «прокатила» его блок на выборах.

В-пятых, возникновение парламентской политической системы означает повышение уровня международной ответственности законодательного органа. Если раньше он был в лучшем случае совещательным органом при администрации президента, то теперь расширение полномочий будет означать и более серьезные рычаги влияния на внешнюю политику. Само собой, за это станет отвечать и премьер-министр…

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG