Linkuri accesibilitate

Мексиканский залив ничему не научил


Катастрофа в Мексиканском заливе едва ли остановит нефтяные компании от рискованных проектов, полагают эксперты

Катастрофа в Мексиканском заливе едва ли остановит нефтяные компании от рискованных проектов, полагают эксперты

Авария в Мексиканском заливе, случившаяся год назад на платформе британской ВР, не оказала заметного влияния на нефтяную отрасль в целом. Добывающие компании, как отмечают эксперты, усилили требования к безопасности, но от проектов на морском шельфе отказываться не собираются.

Через год после аварии в Мексиканском заливе, названной крупнейшей в истории отрасли, британской компании ВР и властям Соединенных Штатов, согласно их заявлениям, удалось полностью устранить последствия масштабной утечки нефти. Экологи в этом пока сомневаются, что, впрочем, не мешает регулирующим органам США санкционировать постепенное возобновление в заливе глубоководных работ по добыче сырья.

Такие разрешения уже получили американские компании ExxonMobil и Chevron, британо-голландская Royal Dutch Shell и британо-австралийская BHP Billiton. Предполагается, что с июля продолжит добычу нефти на своих десяти глубоководных платформах и сама ВР. Как можно объяснить такие действия американских властей, ранее делавших весьма жесткие заявления о перспективах нефтяной добычи в Мексиканском заливе?

- На мой взгляд, здесь два момента, - говорит независимый аналитик Александр Разуваев. - Во-первых, США – это импортер и, соответственно, в долгосрочной перспективе американские власти хотят снизить зависимость от нефтяного импорта. Во-вторых, налицо жажда наживы: при существующих ценах на нефть очень много желающих заниматься таким бизнесом. Надо понимать, что в России существенная часть доходов от добычи нефти идет в бюджет. Если же это другие страны и частные компании, то здесь можно очень хорошо зарабатывать. Поэтому фактор высоких цен на нефть можно считать решающим...

В целом же влияние этой аварии на нефтяную отрасль оказалось не столь заметным, как предполагалось еще летом минувшего года. По словам аналитика инвестиционной группы "КапиталЪ" Виталия Крюкова, в основном оно было связано с оценками рисков компаний в тех или иных проектах:

- Пока, на мой взгляд, это привело к одному: по действующим проектам несколько ужесточились требования. Да и сами компании более осторожно подходят к глубоководному бурению, применяя средства для обеспечения повышенной безопасности. Но в глобальном плане пока этот эффект не чувствуется - значимого влияния на отрасль он не оказал. В будущем компании, наверное, извлекут уроки, но пока все они приходят к мысли, что это было случайное стечение обстоятельств, которое не повторится в будущем...

Схожее мнение и у независимого эксперта Александра Разуваева. При этом он надеется, что негативный опыт ВР все-таки чему-то научил и другие ведущие нефтедобывающие компании:

- Главный итог – появившееся понимание того, что добыча в столь проблемных местах связана с очень серьезными рисками. Соответственно, компании, которые будут разрабатывать новые месторождения - прежде всего, в Арктике - должны понимать, какие риски они берут на себя, - отмечает Разуваев.

Тем не менее, специалисты пока затрудняются оценить как объемы затрат нефтяных компаний на обеспечение безопасности своих проектов, так и возможное влияние новых расходов на их текущие производственные показатели. Однако, по словам Виталия Крюкова из "Капитала", полное игнорирование таких проектов в будущем может привести к новым проблемам:

- Из этой аварии тяжело извлечь уроки - как говорят, там были недоработки и некие злоупотребления со стороны ВР. Этот фактор учесть трудно. Все полагают: "У нас такого не будет, поскольку мы соблюдали и будем соблюдать требования безопасности". Поэтому многие сходятся в том, что год назад произошел некий несчастный случай, который не повторится в будущем. Но история показывает: если не уделять должного внимания безопасности, особенно при работах на глубоководном шельфе, то аварии в будущем могут вновь произойти...

В среднесрочной перспективе, как считает независимый аналитик Александр Разуваев, нефтяная авария в Мексиканском заливе заставит добывающие компании не только увеличивать расходы на обеспечение безопасности своих проектов, но и скорректировать степень их приоритетности. Он уверен, что на фоне возможных экологических рисков нефтепроизводители будут не столь активно работать на труднодоступных участках - в том числе, и на шельфе:

- ВР просто не повезло, и все это прекрасно понимают. Сама компания с точки зрения бизнеса вела себя грамотно. Другое дело, что другие компании стали более осторожно относиться к сложным проектам – то есть, традиционная добыча в традиционных регионах сейчас становится более привлекательной. Поэтому страны с традиционной добычей (неважно, будет ли это России с Восточной Сибирью или Ирак, когда там стабилизируется ситуация) выигрывают: там нет таких рисков.

Иное мнение у аналитика инвестиционной группы "КапиталЪ" Виталия Крюкова, не считающего, что неудачи компании ВР затормозят шельфовые проекты других компаний:

- Все проекты, которые планировались на глубоководном шельфе в мире, идут полным ходом. Можно привести пример Ганы, которая стала новой страной, добывающей нефть на глубоководном шельфе. Там добыча будет увеличиваться. Есть еще проекты на севере Африки... Таким образом, проекты не остановились и реализуются: альтернативы им нет. Добыча нефти в мире постепенно переходит на глубоководный шельф, поскольку на суше ее не так много. Поэтому все компании вынуждены идти глубже и бурить больше.

* * *
Расходы компании ВР на ликвидацию самой аварии и ее последствий составили более 8 миллиардов долларов. Еще 20 миллиардов она направила в фонд выплаты компенсаций пострадавшим.
XS
SM
MD
LG