Linkuri accesibilitate

С 15 по 24 апреля во Фрунзенском районе Петербурга проходит профилактическое мероприятие "Неформал". Оно заключается в выявлении несовершеннолетних, принадлежащих к неформальных субкультурам, с целью противодействия ростку экстремистских настроений среди молодежи.


Где только ни ловят сегодня экстремистов – и среди оппозиционеров, и среди правозащитников, и среди устроителей уличных перформансов, и вот теперь добрались до экстравагантных молодых людей – панков, готов, эмо, металлистов и прочих не очень понятных, но для властей всегда чем-то подозрительных "неформалов". "Неформал" – так во Фрунзенском районе и назвали небольшую весеннюю кампанию по обнаружению среди молодых любителей не ходить строем – или, скорее, ходить не в том строю, – совсем юных адептов этой молодежной веры, то есть несовершеннолетних.

Зачем нужно их выявлять? В районной администрации считают – для того, чтобы бороться против экстремистских настроений в молодежной среде, не допускать привлечения подростков к участию в разного рода несанкционированных акциях.

Более развернутый комментарий у чиновников получить не удалось. В городском комитете по культуре тоже отказались комментировать профилактическое мероприятие "Неформал", сославших на малую осведомленность. В ГУВД попросили дождаться окончания операции, подтвердив, однако, как заявил начальник пресс-службы ГУВД Петербурга и Ленинградской области Вячеслав Степченко, что она проходит. По окончании Степченко пообещал рассказать о том, как проходила операция.

Стоит заметить, что это далеко не первая кампания по поиску экстремистов там, где рядовому гражданину вряд ли пришло бы на ум их искать. Не так давно в списках экстремистов оказалась член партии "Яблоко" Ольга Покровская. Она, кстати, подала в суд и выиграла свое дело:
Заведомое причисление людей к экстремистам только потому, что они любят какую-то музыку или имеют какие-то пристрастия в одежде, к каким-то неформальным группировкам, с моей точки зрения, абсолютно неконституционно

– У нас есть закон о противодействии экстремизму. Там говорится о том, что такое экстремистская деятельность. Я вас уверяю, что никакого отношения эти группы молодежи, которые занимаются какими-то им интересными делами, пусть даже эти дела не всегда нравятся взрослым (металлисты, готы, панки), никакого отношения эта деятельность к экстремизму в том смысле, в котором понимает его закон, не имеет. Экстремизм у нас – это борьба против государства, против законных прав личности и т. д. Если говорить про закон о полиции, то там действительно содержатся такие нормы, которые позволяют им заниматься профилактикой правонарушений. Но и только! Поэтому заведомое причисление людей к экстремистам только потому, что они любят какую-то музыку или имеют какие-то пристрастия в одежде, к каким-то неформальным группировкам, которые чем-то опасны, выявление и составление этих списков, с моей точки зрения, абсолютно неконституционны и не имеют никакого отношения к закону.

– Зачем же такой профилактикой занимаются?

– Это желание власти осуществлять тотальный контроль над обществом. На самом деле, это очень тревожный симптом. Он говорит о том, что власть имеет не только авторитарные, но и тоталитарные тенденции своего развития. Потому что именно тоталитарная власть стремится контролировать неполитические сферы – частную жизнь людей, – уверена Ольга Покровская.

Причина проведения таких операций – в бюрократической природе силовых структур, считает председатель Петербургской ассоциации социологов Мария Мацкевич:

– Им нужно показать какие-то свои успехи в новом качестве – в качестве полиции. Это вполне бюрократическая организация. У нее должна быть отчетность. Отчетность выражается в количестве задержанных, выявленных…

По мнению Марии Мацкевич, ищут там, где безопаснее искать, особенно учитывая, что инспектора по делам несовершеннолетних, – в основном, женщины. На самом деле питательная среда экстремистов совершенно другая:

– До сих пор во всем мире я еще не помню ни одного случая, когда было бы объявлено, что террорист или смертник в прошлом был панком. Вот из националистических объединений или фашистских – избивали кого-то. А вот чтобы это были панки или готы – ни разу не слышала, – рассказала Мария Мацкевич.

Мероприятие "Неформал" не случайно проходит именно во Фрунзенском районе, считает политолог Борис Вишневский:

– Этим районом города руководит молодой перспективный политик Мещеряков, начинавший свою политическую карьеру с того, что он был помощником депутата Юрия Савельева, а потом плавно попавший в "Единую Россию" и в президентский кадровый резерв. По моим представлениям, за такие инициативы этого молодого и перспективного в нормальной бы стране давно бы допрашивали правоохранительные органы. Не его дело выяснять, какие есть неформальные группировки. На мой взгляд, людям, к которым будут пытаться приставать к молодым людям в рамках этой "замечательной" операции, их родственникам при малейших попытках это сделать, как минимум, следует обращаться в прокуратуру, уверен Борис Вишневский.

Подобные мероприятия в Петербурге замечены не впервые – в разное время, особенно перед массовыми акциями оппозиции, с членами разных партий и движений проводится так называемая профилактическая работа. Вторая операция "Неформал" во Фрунзенском районе должна пройти уже в мае. По мнению Бориса Вишневского, кампания может охватить весь город, а ее законность должна стать объектом пристального внимания правозащитников.
XS
SM
MD
LG