Linkuri accesibilitate

Профессор Дэвид Леш - о развитии событий в Сирии


События в Сирии развиваются по уже знакомому ближневосточному сценарию

События в Сирии развиваются по уже знакомому ближневосточному сценарию

Масштабные выступления сирийцев, которые требуют демократических преобразований и свобод, и жесткое подавление властями этих выступлений заставило официальный Вашингтон сделать заявление с требованием к Дамаску прекратить насилие по отношению к мирному населению.


Революционные симптомы, уже хорошо знакомые наблюдателям по событиям последниих месяцев в других арабских странах, вынуждают строить предположения о том, по какому пути может развиваться ситуация в Сирии. Собеседник Радио Свобода, профессор истории Ближнего Востока в университете Тринити в Техасе Дэвид Леш считает, что сирийские протесты – это одно из проявлений всеобщего протестного движения, охватившего Арабский Восток в последние недели:

– С учетом доступности глобального спутникового телевидения, выступления сирийцев против действий правящего режима не удивляют. Недовольство усугубили ошибки властей, особенно местных сил безопасности в городе Дараа, где был открыт огонь по протестующим. Из-за этого протесты по поводу проблем местного характера переросли в нечто большее.

– Означает ли это, что режим Башара Асада подорван или ослаб?

– Если ситуация ухудшится и начнет развиваться по тунисскому или египетскому образцу, режим может пасть. С другой стороны, я считаю, что у президента Башара Асада есть возможность опередить события. Наступает решаюший момент его президентства. Он стоит перед выбором: либо применить традиционные для сирийского правительства жестокие репрессии, либо пойти на реальные уступки и политические реформы. Думаю, Асад может предпочесть второй вариант, потому что он, по-видимому, пользуется симпатией и уважением большинства сограждан, и их протесты не направлены лично против него. Асад может оставить свой след в истории, если проведет в стране политические реформы, обещанные в его инаугурационной речи 2000 года, но не начатые из-за ряда внутренних угроз. Мне кажется, он осознает неотложность реформ, ибо уже объявил, что отменит закон о чрезвычайном положении 1963 года, позволяющий жестоко подавлять любое инакомыслие, создаст условия для появления подлинно многопартийной системы, разрешит проведение мирных акций протеста. Но предпримет ли он эти шаги пока непонятно. Видимо, одни советники Асада настаивают на репрессиях, другие – на диалоге и уступках оппозиции.

– Каких событий стоит ждать в Сирии в ближайшее время?

– Можно предположить, что уступки или реформы, обещанные правительством, снимут напряжение. Участники протестов могут взять тайм-аут, чтобы посмотреть осуществятся ли реформы на деле. Возможен период переговоров, принятия новой конституции, законодательства о выборах и о порядке формирования политических партий. Сирийцы и мир будут внимательно следить, последуют ли дела за словами.

– Насколько сравнимы протесты в Сирии с волнениями в других арабских странах?

– Если сирийский режим и падет, то в самую последнюю очередь из всех правящих режимов в арабских странах, которые сейчас охвачены волнениями. Сирийцы, натерпевшиеся от переворотов в пятидесятые и шестидесятые годы, все еще помнят о временах хаоса. В качестве некоей сделки с дьяволом они принимают власть баасистов в обмен на стабильность и политическое спокойствие. Мало того, перед глазами сирийцев – уроки соседних Ливана и Ирака, таких же многоконфессиональных стран, которые в свое время оказались в хаосе из-за политической нестабильности. Вдобавок вооруженные силы и силы безопасности Сириии в большой степени связаны с правящим режимом. Наконец, Башар Асад, в отличие от Мубарака и Бен Али, больше уважаем в народе. Асад и его супруга живут скромно. В отличие от Мубарака, у Асада шире поле для маневра, больше времени для проведения реформ, приемлемых для населения.

– Сирия – самый близкий союзник Ирана в арабском мире, но Иран молчит по поводу подавления протестов в Сирии, хотя действовал ровно наоборот во время протестов в Египте. Почему?

– Тегеранский режим поддержал протесты в Египте через год после того как сам жестоко подавил движение оппозиции в собственной стране. Тегеран исходит из сугубо стратегических соображений: Хосни Мубарак был одним из ведущих оппонентов расширяющегося иранского влияния на Ближнем Востоке, и, напротив, у Тегерана отличные отношения с Дамаском и лично с Башаром Асадом, поэтому в данном случае он продолжает подчеркнуто молчать, желая сохранения Асада у власти. Впрочем, так же поступают Иордания, Саудовская Аравия и даже Израиль.

– Какой может быть реакция администрации США на нынешние события в Сириии?

– Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила, что если ситуация в Сирии останется достаточно стабильной и если президент Асад позитивно отреагирует на требования реформ, США скорее всего не будут вмешиваться. Если же ситуация в Сирии будет ухудшаться, если репрессии и насилие режима против народа ужесточатся, тогда США и НАТО могут пересмотреть свою позицию невмешательства.
XS
SM
MD
LG