Linkuri accesibilitate

Эксперты – о роли ЮКОСа в неудавшейся сделке между "Роснефтью" и BP


BP и "Роснефти", судя по всему, всё же не суждено быть вместе

BP и "Роснефти", судя по всему, всё же не суждено быть вместе

Арбитражный суд Стокгольма запретил британской компании BP проводить с российской "Роснефтью" сделку, предусматривающую обмен акциями, а также совместную работу на шельфе в российском секторе Арктики. Сообщается, что это решение окончательное и обжалованию не подлежит. Аналитики предполагают: обмен акций - попытка легализовать итоги раздела ЮКОСа.

О создании стратегического альянса ВР с "Роснефтью" объявили в середине января, однако сделка была обжалована российскими акционерами другого совместного бизнеса британской корпорации - компании ТНК-ВР. За это время стороны пытались найти компромисс, но договориться им так и не удалось. Причиной, по словам партнера и аналитика консалтинговой компании RusEnergy Михаила Крутихина, стала жесткая позиция "Роснефти":

- Компании, которая фактически управляется одной группой политиков, не с руки делиться с другой группой – политиков или олигархов. Поэтому они не хотят пускать в свой акционерный капитал "Альфу-Access-Ренову", предпочитая иметь дело напрямую с ВР.

"Роснефть" и ТНК-ВР - это конкуренты на российском рынке. И когда ВР вдруг от своего партнера группы "Альфа-Access-Ренова" ушла и стала заключать с конкурентом какие-то соглашения, то, естественно, это не могло не возмутить владельцев группы. Тем более что у них есть соглашение с ВР не просто о согласовании всех операций внутри России, но и о проведении их через ТНК-ВР. Когда ВР нарушила партнерское соглашение, то сначала Лондонский суд, а затем арбитры в Стокгольме очень быстро и просто, без долгого рассмотрения подтвердили, что сделка не имеет силы.

Главным в этой сделке был обмен акциями компаний. Получилось, что впервые российская компания, которую, мягко говоря, напрямую контролируют чиновники в российском правительстве, получала 5% в англо-американском энергетическом гиганте. Не случайно в Америке и в Англии раздавались голоса против этой сделки: там видели в ней политическую подоплеку.

Поэтому обмен акциями – это главное. Сейчас можно отвлечься от всех этих арктических проектов, поскольку разговаривать о добыче нефти в бассейне Карского моря - это все равно что планировать добычу нефти где-нибудь на кольцах Сатурна. Это совершенно нереально и с технической, и с экономической точки зрения.

Могут ли российские власти надавить на российских акционеров ТНК-ВР в будущем? Несомненно, могут. Работать ТНК-ВР в России будет непросто при отсутствии административного ресурса или при его недостаточности. Получилось, что это не война группы олигархов с российскими властями, но что-то вроде партизанской вылазки. Во что это выльется дальше - предсказать я пока не решусь.

ТНК-ВР - компания очень хорошая. У нее прекрасные перспективы для работы в России, если все вокруг будет спокойно. Но вот из-за этого конфликта, на мой взгляд, нынешние владельцы "Альфа-Access-Реновы" могут даже продать свою долю; правда, сделать это они могут только в том случае, если цена будет очень и очень высокой. Я пока не вижу каких-то игроков, которые могли бы купить эту долю - то есть заплатить миллиарды и миллиарды долларов за 50% вполне работоспособной и коммерчески рентабельной компании, - полагает Михаил Крутихин.

Несмотря на то, что решение арбитражного суда Стокгольма считается окончательным, не все эксперты согласны с тем, что история этой сделки закончилась.

- Я не думаю, что поставлена точка, - уверен независимый аналитик Александр Разуваев. - ВР заявила, что потребует разъяснений, налагает ли решение суда запрет и на обмен акциями с "Роснефтью" - или только на создание СП для совместного ведения геологоразведки на шельфе в Арктике. Если исходить из буквы того, что подписано между ВР и российскими акционерами ТНК-ВР, в решении имеются в виду только совместные проекты. Обмен акциями под его действие не попадает.

Более того: скорее всего, война только начинается. Председатель совета директоров "Роснефти" господин Сечин заявил, что компания не считает себя обязанной выполнять постановление иностранного арбитража. Но, я думаю, что очень сложно будет найти решение, которое позволит всем сторонам сохранить лицо.

Можно, конечно, немножечко разумно пофантазировать. Считается, что за российскими олигархами стоит либеральный российский истеблишмент - естественно, лояльный к власти; а за "Роснефтью" стоят силовики. Соответственно, здесь присутствует политика с прицелом на будущие выборы. Поэтому я думаю, что господин Сечин будет жестко давить свою линию - и постарается, по крайней мере, добиться обмена акциями. По большому счету, Арктика не так важна. В крайнем случае, можно привлечь и другого партнера, необязательно ВР. Но акции - это более принципиальная вещь.

Акции, которыми собиралась обмениваться "Роснефть" – это ее казначейские бумаги, которые ранее принадлежали "Юганскнефтегазу", то есть, ЮКОСу. Соответственно, если эти акции уйдут куда-нибудь на сторону первоклассному инвестору, то это станет лишним подтверждением того, что мировые деловые круги признали национализацию ЮКОСа. Если не получится отдать пакет ВР, то господин Сечин попытается пристроить его в другие руки. К кому угодно. Просто чем предпочтительнее западная компания, чем китайцы или индусы? У последних всегда было ровное и спокойное отношение к ЮКОСу, ко всем этим делам. А на Западе все-таки реакция была неоднозначной. Соответственно, скажем, для Сечина более комфортно продать пакет на запад.

Что будет с ТНК-ВР? Я думаю, что, по крайней мере, структура капитала компании в нынешнем виде в итоге не сохранится. Несколько лет назад Путин уже говорил, что отсутствие контролирующего акционера может приводить к возникновению каких-то конфликтных ситуаций. Другое дело, что господин Сечин хочет создать нефтяной "Газпром". Соответственно, идея влить в "Роснефть" не только ТНК-ВР, но и "Сургутнефтегаз" постоянно присутствует на рынке, - отмечает Александр Разуваев.
XS
SM
MD
LG