Linkuri accesibilitate

Руслан Мильченко: «Когда воруют такое огромное количество денег, то часть можно использовать для „решения“ вопросов»


Интервью с главой российского информационного центра «Аналитика и безопасность»

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил в прошлую среду, что Кремль знает про обвинения Молдовы в отказе российской стороны содействовать расследованию дела об отмывании через молдавские банки 22-х млрд долларов из России. Однако, по словам Пескова, Москва не располагает информацией о ходе расследования и предлагает обращаться непосредственно к следственным органам. Что предшествовало этому заявлению – в материале корреспондента Свободной Европы.

Свободная Европа: Г-н Мильченко, Кишинев настаивает на том, что российские службы препятствуют расследованию дела об отмывании более 20 млрд долларов из России. Как вы считаете, почему они это делают?

Руслан Мильченко: На самом деле сейчас происходит своего рода пинг-понг по этому делу. Потому что интересы достаточно влиятельных людей были затронуты, а вы сами прекрасно понимаете, что когда воруют такое огромное количество денег, то эти деньги, или часть денег можно использовать для «решения» этих вопросов, в том числе по ведению уголовного дела. То есть, чинить массу препон с использованием коррумпированных связей, с покупкой сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры – и с той, и с другой стороны.

Поэтому когда спрашиваешь у наших силовиков – они будут показывать пальцем на молдавскую сторону, а если будешь спрашивать молдавскую сторону – они будут показывать пальцем на российскую сторону.

Это удобная позиция, когда одни говорят на других, а противоположная сторона показывает пальцем на другую сторону

Так что если на самом деле налицо договоренность как-нибудь волокитить это дело, то надо разговаривать с обеими сторонами, не только с одной из сторон. Потому что, соответственно, вы сами понимаете, что одна или другая сторона может и без совместной работы выявить массу доказательств для того, чтобы привлечь виновных к суду, к уголовной ответственности.

Соответственно, это удобная позиция, когда одни говорят на других, а противоположная сторона показывает пальцем на другую сторону. Вот и все. Я думаю, вопрос здесь не в деньгах, а уже в подключении через коррумпированные связи определенных лиц, которые выбрали, наверное, такую стратегию.

Свободная Европа: С вашей точки зрения, без этого сотрудничества возможно вообще эффективно расследовать дело?

Руслан Мильченко: Возможно, потому что база уже в уголовном деле есть, и это знают и молдавские следователи, и российские правоохранительные органы, и документообмен уже произошел. И те, и другие допросили большое количество свидетелей, поэтому, соответственно, я думаю – возможно. Но, насколько я понимаю, тут стратегия между правоохранительными органами, чтобы просто это дело волокитить.

Почему происходит параллельно журналистское расследование? Почему «Новая газета» так плотно этим занимается? Да потому что, действительно, может быть, вопрос касательно больших денег вошел уже в такое русло, когда было решено дело похоронить – или найти, так скажем, виновных лиц, но которые будут лишь, так скажем, винтиками в общей системе. И не дадут делу хода для выявления реальных лиц, кто за этим всем стоит.

Свободная Европа: В Молдове, скажем, уже заведены дела на 14 судей и двух судебных исполнителей. А журналисты «Новой газеты» пишут, что в Российской Федерации расследование ведется тяжело. С вашей точки зрения, чем это объясняется?

Руслан Мильченко: Все может быть. Понимаете, судьи – это тоже инструмент. В Молдове задержали 14 судей. Но это же лишь инструмент в большой системе легализации огромного количества денежных средств. Судьи что делали? Они могли просто-напросто за энную сумму… скажем, дают 10 тыс. долларов – они и выносят решение. Но они вряд ли, эти судьи, участвовали в отмывании такого большого количества денег.

Есть должностные лица высокопоставленные – и с молдавской стороны, приближенные, я думаю, к верховной власти, и, соответственно, могут быть и с российской, я уверен, что и с российской стороны, потому что такие деньги не бывают бесхозными. Это деньги серьезных людей, серьезных чиновников, имеющих административные ресурсы, имеющих связи.

Судей привлекли, потому что скандал идет международный. Но судьи обналичкой или переводом денежных средств не занимались

А судьи … Ну, посадят и в России какого-то банкира, который переводил эти деньги, но, вы же сами понимаете, это не та цель, которая должна стоять перед правоохранительными органами. Потому что есть организатор преступления – есть такая статья «Организация преступного сообщества», как раз преступные сообщества организуют вышестоящие, высшие эшелоны во власти. И я думаю, тут есть лица высокопоставленные и с российской стороны, и с молдавской.

А то, что просто молдавская сторона возбудила уголовные дела на 14 судей – ну, сами прекрасно понимаете, это мелкие исполнители, привлечение которых к уголовной ответственности ни к чему в дальнейшем не приведет, если правоохранительные органы и оперативники не раскопают всю систему. Но вряд ли, мне кажется, им это дадут сделать.

Судей привлекли, потому что скандал идет международный. Но я не думаю, что по этому делу собираются привлечь более серьезных людей, потому что судьи обналичкой или переводом денежных средств не занимались, вы поймите.

Свободная Европа: Именно об этом я хотела вас спросить: как вы расцениваете возможность довести расследование до конца – оптимистично или пессимистично? Потому что деньги выводились из России в 2010-2014 гг., а сейчас на дворе уже 2017 год. Многие могут сказать, что уже поздно…

Руслан Мильченко: Как я могу оптимистично относиться, если происходит вот то, что мы видим – волокита фактическая?.. В действительности такого рода дела расследуются объективно и доводятся до конца – уже с привлечением к ответственности всех лиц, кто за ширмой стоит, кто не за ширмой стоит, инструментов в этом преступлении – только тогда, когда высокопоставленные лица, которые стоят за этой системой воровства, так скажем, международного масштаба, потеряют свой административный ресурс и будут неугодны действующей власти, или потеряют коррупционные связи в правоохранительных органах, на уровне каких-то генералов, заместителей и тому подобное.

Вот когда у них эти связи будут потеряны, тогда можно с уверенностью сказать, что в будущем, возможно, это дело и будет доведено до логического конца. А сейчас, мне кажется, вряд ли, уже столько времени прошло. Я думаю, те деньги, часть денег, которые они украли, стали работать, возможно, на то, чтобы этим людям, которые создали эту схему, оставаться в тени.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG