Linkuri accesibilitate

В марте исполняется 6 лет со дня начала гражданско-террористической войны в Сирии – самого масштабного и кровавого конфликта на Ближнем Востоке с момента окончания ирано-иракской войны 1980-1988 годов. Излишне говорить, что март 2017 года в корне отличается от марта 2011 года хотя бы составом «участников». Изначально гражданский конфликт между оппозицией и режимом алавитов быстро перерос в борьбу против местных и пришлых бандитских группировок, перед лицом которых умеренные сунниты, не любящие династию Асадов, решили сплотиться вокруг президента, т.к. поняли, что нет никого хуже «гастролирующих» джихадистов-головорезов. На сегодняшний день даже влиятельные внешние силы, будь то США или Турция, поняли, что предпочтительнее оставить Асада хотя бы на переходный период, чем требовать его ухода – ибо террористы всех мастей ведут игру, далекую от идеалов демократии.

Анализируя ситуацию в Сирии и вокруг нее, неизбежно тонешь в объеме информации и особенно в хитросплетениях нелинейной региональной политики, где восточный принцип «враг моего врага – мой друг» действует отнюдь не всегда. Нужно еще помнить об уровнях вовлеченных сил: от местных (алавитов, суннитов, курдов) до международных (США, Россия) игроков. Нужно также различать задачи ситуативных союзников (например, России и Ирана, России и Турции или Саудовской Аравии и Катара) при формальном совпадении их целей. И, конечно, не надо сбрасывать со счетов сугубо экономические мотивы. Ведь есть мнение о том, что вмешательство внешних сил в сирийский конфликт (а может, даже его провоцирование) объяснялось конкуренцией двух газовых проектов: иранского и катарско-саудовского.

По мере развития сирийского кризиса на авансцену стал выдвигаться еще один важный региональный игрок, который прежде пребывал на вторых ролях, - курды. Крупнейший народ, не имеющий своего государства, достаточно окреп в пределах Иракского Курдистана и по мере возможностей помогает соплеменникам в Турции и Сирии. Де-факто распад единого сирийского государства, как ранее иракского, выпустил из бутылки очередного джинна в виде нового потенциально независимого национального очага курдов. Именно борьба с суверенизацией курдского государства стала основной задачей Турции в сирийской войне, что подспудно ведет к конфликту между ней, с одной стороны, и Россией, Ираном и США, с другой стороны. Эксперты при этом признают, что именно курды, а не ИГИЛ, стали основной мишенью военной операции Анкары «Щит Евфрата».

По этой или по другой причине Россия и США стали параллельно закрепляться на северо-востоке Сирии, в местах компактного проживания курдов. Так, две недели назад газета The Washington Post сообщила о прибытии американских морских пехотинцев в Сирию. Формальной целью названо оказание огневой (артиллерийской) поддержки курдам в предстоящем наступлении на Ракку – «столицу» ИГИЛ. А 20 марта агентство РИА Новости со ссылкой на местные СМИ сообщило о появлении российских военных в районе города Африн, который контролируется курдами.

Между тем, влиятельное американское издание The National Interest предсказывает столкновение США и Турции в Сирии из-за курдов. Ведь давно не секрет, что американцы опекают Иракский Курдистан и, почему бы нет, намерены распространить влияние в регионе и через сирийских курдов. В частности, интересы Вашингтона и Анкары могут схлестнуться из-за намерений турок взять под контроль курдский город Манбидж и не допустить прихода курдов в Ракку. Кроме того, издание напоминает о никем не афишируемом визите генерала Джозефа Вотела в северную Сирию, где он намекнул на ввод сухопутных сил США. «Соединенные Штаты опасаются того, что их курдские союзники в Сирии окажутся в конфликте с их [американцев] турецкими союзниками», - подчеркивается в публикации.

Теперь приведу интересные сведения, изложенные российским политиком, противником Кремля Альфредом Кохом на его странице в Facebook по итогам бесед с крупными западными бизнесменами. В частности, он пишет о начале «переоценки политики Обамы на Ближнем Востоке» и в целом по отношению к мусульманскому миру – имеется в виду ошибочности поддержки «народных революций», то есть «арабской весны», результатом которой явилось воцарение исламистских, глубоко антизападных режимов. «Это, в свою очередь, повлияло и на окружающие их страны. В частности - на Турцию, которая окончательно скатилась на путь исламизации и авторитаризма», - отмечает Кох.

«Теперь, если считать этот новый взгляд верным, то администрация Трампа должна по-новому взглянуть и на Башара Асада с одной стороны, и на т.н. «умеренную» сирийскую оппозицию – с другой. И на поддержку палестинцев – с третьей. И на укрепление союза с Израилем – с четвертой. И на альянс с Россией… - с пятой», - добавляет российский оппозиционер.

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

XS
SM
MD
LG