Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Победитель президентских выборов в Республике Молдова Игорь Додон обещает урегулировать приднестровский конфликт путем федерализации страны. Его оппонент Майя Санду утверждает, что выборы были сфальсифицированы, в том числе с помощью избирателей, проживающих в Приднестровском регионе. Что говорят эксперты об «активности» приднестровских избирателей?

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, у микрофона Юлия Михайлова:

Центральная избирательная комиссия подтвердила победу лидера Партии социалистов Игоря Додона на выборах президента Республики Молдова. Председатель ЦИК Алина Русу сообщила на заседании ЦИК в пятницу, что Игорь Додон получил 52,11% голосов – на 67000 голосов больше, чем кандидат от партии «Действие и солидарность» Майя Санду. Требование Майи Санду объявить выборы недействительными из-за допущенных нарушений приобщено к отчету, без подробного рассмотрения. Комиссия отклонила две петиции, под которыми поставили свои подписи около 60 тысяч граждан с требованием объявить выборы недействительными. Результаты выборов направлены на утверждение в Конституционный суд, который решил дождаться рассмотрения всех жалоб в судебной инстанции.

Глава приднестровского региона Евгений Шевчук, шансы которого на победу на выборах 11 декабря специалисты оценивают невысоко, заявил, что результаты президенстких выборов в Молдове не изменили его позицию относительно будущего региона. В пятницу в телеэфире Шевчук сказал, что «судьба Приднестровья – это независимость с последующим воссоединением с Российской Федерацией». Игорь Додон высказался за урегулирование приднестровской проблемы путем федерализации и заявил, что хочет как можно скорее встретиться с победителем выборов на левом берегу Днестра. Евгений Шевчук вынужден противостоять жесткой кампании со стороны своего главного оппонента, председателя Верховного совета Приднестровья Вадима Красносельского, которого поддерживает влиятельный холдинг «Шериф».

Победитель президентских выборов в Молдове Игорь Додон вновь заявил, что «Крым де-факто — это Россия, и с этим ничего не поделаешь», даже если юридически Запад не признает аннексии полуострова в 2014 году, — сказал он в интервью российскому телеканалу «Звезда». И добавил, что в отношении Крыма он прагматик, но с Украиной «нужно дружить», «они наши соседи, мы от этого никуда не денемся, и я надеюсь, что у нас будут хорошие, дружеские, соседские отношения». Додон затрагивал крымский вопрос и в ходе предвыборной кампании, лаконично заявив сперва, что Крым является частью России, затем, после выраженного Киевом недовольства, уточнил, что Молдова не сможет юридически признать аннексию Крыма, так как она сама сталкивается с проблемой сепаратизма.

Президент Николае Тимофти, мандат которого завершается, завуалировано предостерег своего преемника от выполнения своего обещания официально вернуться к названию «молдавский язык». Не называя имени Додона, Тиимофти сказал в четверг выступая перед иностранными дипломатами, аккредитованными в Кишиневе, что во время своего пребывания на посту президента он «говорил с гордостью и надеждой о румынском языке, даже там, где считается, что у наш язык называется иначе — молдавским». «Ни один президент, никто не имеет права покушаться на наши национальные ценности, традиции нашего народа и тех, кто живет рядом с ним», добавил Тимофти.

Европейский Союз подтвердил готовность расширять и продолжать сотрудничество с Молдовой. Как отмечалось в пресс-релизе министерства иностранных дел и европейской интеграции, с таким заявлением выступил европейский комиссар по вопросам расширения и политике добрососедства Йоханнес Хан, который встречался с главой молдавской дипломатии в Ереване в ходе международного совещания. Хан стал на этой неделе первым европейским чиновником высокого ранга, который прокомментировал победу Игоря Додона на выборах. В интеврью Свободной Европе Хан выразил тогда сомнение в том, что Додон действительно собирается денонсировать Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, как обещал в предвыборной кампании, и сказал, что Европа будет судить о новом молдавском президенте «по конкретным делам».

***

Свободная Европа: В своем первом интервью Ради Свободная Европа после победы на президентских выборах Игорь Додон вновь заверил, что будет президентом всех граждан, соглашения с ЕС останутся в силе, и уточнил, что первый свой официальный визит в качестве президента он совершит в Москву. Новоизбранный глава государства выступает за проведение досрочных парламентских выборов, обязуется решить приднестровский вопрос – необязательно путем федерализации, а также намерен продолжать европейские реформы. Моя коллега Валентина Урсу спросила его, считает ли он выборы корректными, при том что сторонники Майя Санду считают выборы сфальсифицированными.

Игорь Додон

Игорь Додон

Игорь Додон: У меня есть опыт в этом смысле, за моими плечами – 11 избирательных кампаний за последние семь лет, начиная с 2009-го, – и парламентских, и муниципальных, где я баллотировался на должность мэра. Из всех предыдущих кампаний эта была одной из самых корректных – и с наименьшими нарушениями. Да, имели место кое-какие принципиальные моменты, которые не были решены. За последние годы мы били в колокола, указывая на необходимость открытия большего числа избирательных участков за рубежом. Этого не было сделано. Когда я ездил в Страсбург, когда говорил с представителями Венецианской комиссии, я обращал внимание на то, что не всем гражданам обеспечено исполнение права голоса. Но власть не захотела слушать.

Свободная Европа: И чем все завершилось?

Игорь Додон: Выборы уже состоялись, наблюдатели, в том числе, ОБСЕ, признали их корректными и соответствующими международным нормам. Думаю, надо учесть упущения, допущенные на этих выборах, и извлечь уроки на будущее.

Свободная Европа: В ходе этой кампании ставился акцент на том, что и вы, и Майя Санду представляют оппозицию. Но сейчас вы становитесь частью системы…

Игорь Додон: Мы были, есть и будем в оппозиции к нынешнему парламентскому большинству и к этой системе, созданной за последние годы. Партия социалистов, парламентская фракция не будет создавать коалиции в действующем парламенте. И задача наша остается предельно четкой: досрочные парламентские выборы.

Кстати, рассмотрено мое заявление об отказе от членства в ПСРМ. Это значит, что Додон не будет больше членом партии и не сможет представлять одну-единственную партию или только часть граждан Республики Молдова. Президент должен представлять всех граждан, и слева, и справа, и тех, кто проголосовал за моего политического оппонента.

Свободная Европа: Сейчас многие говорят о появлении двух лагерей — лагеря Игоря Додона и лагеря Майи Санду, и что в этих условиях выиграть может кто-то третий. Чего ждать Молдове в дальнейшем?

Игорь Додон: После завершения президентских выборов я дважды открыто обращался к моим политическим оппонентам, предлагал встретиться и обсудить ситуацию и попытаться успокоить страсти. Увы, ответа я пока не дождался. Прозвучало несколько заявлений на пресс-конференциях, но я думаю, что мы должны проявить политическую зрелость.

Была бы обратная ситуация, поверьте, мы поступили бы по-другому. Мы проигрывали выборы, и в 2011-м, и в 2014-м, и у нас было гораздо больше причин протестовать, выводить людей на улицу. Мы этого делать не стали. Мы проявили политическую зрелость. Хорошо бы и нашим оппонентам продемонстрировать сейчас мудрость, насколько это возможно.

Свободная Европа: Что вы думаете об организации акций протеста? Вы говорили, что провели более пятисот аналогичных акций. Тот факт, что сейчас образовался протестный сегмент, вызывает ваше беспокойство?

Игорь Додон: В любой демократической стране протест представляет собой инструмент для выражения мнения. Поэтому любой мирный протест приветствуется, его можно организовывать. Но я сейчас о другом. Я считаю, что моим политическим оппонентам не следует трубить сбор, надо попытаться утихомирить страсти. Надо исходить не только из того, что мы разные, что одни хотят в ЕС, другие – в Молдову, а третьи – в Румынию… Надо ставить акцент на том, что нас объединяет.

Свободная Европа: Другие хотят и в Таможенный союз…

Игорь Додон: Нет Таможенного союза.

Свободная Европа: В Евразийский союз.

Игорь Додон: Нам нужно акцентировать то, что нас объединяет. Нас объединяет любовь к родине. Нас объединяет желание мира и спокойствия в Молдове. Нас объединяет желание, чтобы в стране жизнь стала лучше, желание искоренить коррупцию. Давайте начнем с этого и будем идти вперед. С момента инаугурации все, что может нас разобщить, нужно оставить в стороне. Нужно попытаться утихомирить страсти, и я действительно попытаюсь стать президентом для всех, в том числе, для тех, кто голосовал против меня на этих выборах.

Свободная Европа: Вы заверяли, что станете президентом для всех граждан Республики Молдова, вне зависимости от геополитических и идеологических взглядов. Какова судьба Соглашения с Евросоюзом? Потому что именно в этом кроется корень недовольства части общества, которая проповедует европейские ценности и выступает за евроинтеграцию.

Игорь Додон: Отношения с Европейским союзом остаются неприкосновенными, и президент страны не может их пересматривать. Соглашение об ассоциации и другие партнерские отношения будут развиваться и дальше, они остаются в силе. Не вправе президент денонсировать соглашения или приостанавливать их действие.

Да, будут двусторонние, трехсторонние переговоры по решению ряда проблем, например, по возвращению на российский рынок. Но такие переговоры и дискуссии будут со всеми партнерами, и с Востока, и с Запада. И перемены состоятся только при условии, что граждане согласны, а парламентское большинство поддерживает эти предложения. Так что я выступаю за сохранение отношений с Евросоюзом, они остаются в силе. Также надо попытаться восстановить экономическое партнерство и отношения с Российской Федерацией. Именно поэтому первый официальный визит будет в Москву, надо попытаться вернуться на российский рынок и решить проблемы мигрантов. И сохранить баланс, в частности, в том, что касается геополитики.

Свободная Европа: Дорожная карта, которую представил Кишиневу российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, предполагает отдаление Молдовы от ЕС – в случае улучшения отношений с Россией?

Игорь Додон: Я не видел дорожную карту, никто меня об этом не информировал. Попытаюсь ознакомиться с документом, но, я думаю, там больше чисто экономических, технических деталей. Но – я ознакомлюсь, и тогда посмотрим, как выйти из этой ситуации. Я считаю, что мы можем вернуться на российский рынок без каких-либо движений против ЕС.

Свободная Европа: Но этого должна захотеть и Россия…

Игорь Додон: Будем работать, будем договариваться, попытаемся убедить, я надеюсь, это нам удастся.

Свободная Европа: Еврокомиссар Йоханнес Хан заявил в интервью Свободной Европе, что ваша победа – это отголосок неудач так называемых проевропейских правительств. И что на вашу победу надо смотреть без лишней нервозности, так как судить надо по делам, не по заявлениям. Что можете вы сделать – и что готовы сделать для того, чтобы отношения с ЕС были максимально выгодными для Молдовы?

Игорь Додон: Я говорил с европейским комиссаром, когда он был в Кишиневе.

Свободная Европа: И он сказал, что вы обещали не денонсировать Соглашение об ассоциации с ЕС.

Игорь Додон: Я сказал предельно ясную вещь: президент страны не может денонсировать Соглашение с ЕС, и что партнерские отношения продолжатся. Так оно и будет. Что должны мы сделать в своих отношениях с Западом, с ЕС, с Соединенными Штатами Америки? Нужно попытаться убедить наших партнеров не рассматривать все происходящее в Республике Молдова исключительно в геополитическом ключе.

Я об этом говорил неоднократно – в последние годы имидж Запада в Молдове подпортился по милости нынешних политиков, которые прикрывались проевропейскими лозунгами. А Запад часто поддерживал этих политиков исключительно из соображений геополитики, лишь бы не допустить к власти социалистов или коммунистов. Сейчас моя задача – убедить их в том, что нам необходимы реформы. Да, мы нуждаемся в поддержке, поддержите эту власть, если хотите, финансовыми ресурсами, но требуйте взамен реформ. Потому что только реформы изменят качество жизни. И не надо зацикливаться на геополитике.

Свободная Европа: У каких реформ наиболее реальные шансы, учитывая ситуацию в стране?

Игорь Додон: Реформы в системе правосудия. И в этом президент будет самым надежным партнером Запада. Реформы в прокуратуре. Мы будем добиваться изменения Конституции, чтобы генеральный прокурор выдвигался главой государства. Реформы в экономической сфере, структурные реформы – они тоже необходимы. Мы видели программу с МВФ, там есть много хороших моментов, но есть и такие, которые меня беспокоят. Необходимы реформы и в социальной сфере.

Свободная Европа: Что вас больше всего беспокоит в Соглашении, подписанном молдавским правительством с МВФ?

Игорь Додон: Беспокоит повышение возраста выхода на пенсию. Беспокоит намерение увеличить тарифы на электроэнергию без четкой компенсационной системы для социально незащищенных категорий граждан. И также меня интересует глава, в которой идет речь о жестком ограничении фонда субсидирования сельского хозяйства.

Свободная Европа: В интервью российским СМИ вы обещали решить приднестровский конфликт. Насколько приоритетна эта проблема, и как можно найти компромиссный вариант, статус, приемлемый и для сторон, и для посредников и наблюдателей формата «5+2»?

Игорь Додон: По моему мнению, последующие годы, возможно, даже 2017 год, может стать годом прорыва в этом плане. Почему? Я думаю, что всем, включая Запад, включая Российскую Федерацию понадобится положительный пример урегулировании затяжных конфликтов. И региональная, геополитическая конъюнктура будет благоприятной – в том числе, с учетом результатов выборов в США, чтобы сделать первый шаг в этом плане. Каким я вижу выход из сложившейся ситуации? Сразу после Нового года желательно встретиться с тираспольским лидером, который будет избран на декабрьских выборах.

Свободная Европа: На так называемых выборах.

Игорь Додон: Надо попытаться на двустороннем уровне найти главные пункты, которые лягут в основу политического решения. Затем выйти с этим предложением к партнерам формата «5+2», вынести его на широкое обсуждение и международное рассмотрение. Если найдем компромисс на международном уровне и обговорим формат по политическому урегулированию, то проводим референдум на обоих берегах Днестра, принимаем новую Конституцию и идем дальше. Вот примерно таким мне представляется решение.

Свободная Европа: В последнее время ваше имя прочно ассоциируется с вашей идеей федерализации Республики Молдова. И здесь так же – источник недовольства, потому что эта федерализация грозит обернуться приднестровизацией Молдовы.

Игорь Додон: Я думаю, это преднамеренно распространяемые фобии. Есть разные формы федерализации, доказавшие свою состоятельность на международном уровне. Но решение принимает не Игорь Додон, не президент Республики Молдова. Решение примут граждане Республики Молдова на референдуме. Если кому-то не нравится название «федерализация», назовите как-то иначе. Но особый статус левобережному региону предоставить надо.

Свободная Европа: Как вы будете взаимодействовать с нынешней властью? Многие говорят, что если это взаимодействие будет хорошим, значит, вы согласились на условия Владимира Плахотнюка...

Игорь Додон: Мы находимся в оппозиции к нынешней власти. Мы не будем создавать с ними никаких коалиций, но по вопросам национальной значимости, разумеется, будем пытаться приходить к общему знаменателю – в том, что касается интересов граждан Республики Молдова. Но президент Додон намерен использовать любые законные, конституционные пути для организации досрочных парламентских выборов.

Свободная Европа: Кто сейчас в Молдове более значим: президент Игорь Додон или координатор правящей коалиции Влад Плахотнюк?

Игорь Додон: Такой официальной должности – координатора – не существует.

Свободная Европа: Это парламентская страна. И он, что ни говори, координирует действия большинства в парламенте.

Игорь Додон: Я не хочу придавать значение тому или другому. Но моральное право всенародно избранного президента, я думаю, несравненно выше – для того, чтобы настаивать на реформах, на положительных переменах в интересах граждан.

Свободная Европа: За четыре года вы сумеете вызволить страну из плена? Вы много говорили в ходе предвыборной кампании, что Молдова продолжает оставаться захваченным государством.

Игорь Додон: Я твердо уверен, что за четыре года удастся многое сделать, и большинство граждан Республики Молдова это почувствуют. Мы освободим страну из плена с помощью досрочных парламентских выборов. Мы сумеем. Я в этом плане оптимист. Начнем решать – или даже решим – приднестровский вопрос. Мы сумеем повысить уровень жизни. И я буду президентом для всех.

Свободная Европа: Что бы вы хотели передать гражданам, которые не голосовали за вас?

Игорь Додон: Уважаемые сограждане, я уважаю ваш голос, понимаю, что это логично в демократическом обществе – иметь различные мнения. Но выборы уже закончились, давайте вместе думать и работать на благо и ради будущего нашей страны, нашей родины, на благо и ради будущего наших детей, на благо всех. Поэтому призываю спуститься с баррикад и вместе работать на благо Республики Молдова.

Свободная Европа: Мнение победителя президентских выборов в Молдове Игоря Додона.

***

Свободная Европа: И если для социалиста Игоря Додона выборы президента Республики Молдова завершились – да еще победой, для его оппонента, лидера партии «Действие и солидарность» Майи Санду борьба продолжается. Она отвергает свою причастность к недавним акциям протеста. Несмотря на это, она не признает официально свое поражение и заявляет о намерении обжаловать результаты голосования, так как считает их сфальсифицированными (в том числе с помощью приднестровских избирателей). Как мотивирует Майя Санду свою позицию — узнаем из ее интервью Свободной Европе.

Майя Санду: Это не только материалы, представленные командой кандидата Майи Санду. Есть и значительное число жалоб от представителей диаспоры. Насколько известно, жалоб более двух тысяч, направленных гражданами Республики Молдова, которые пришли на избирательный участок, но не смогли реализовать свое право голоса из-за отсутствия бюллетеней.

Свободная Европа: Но жалобы не были поданы в день выборов.

Майя Санду: Были. Эти жалобы как раз и были внесены в день выборов, потом последовали еще, еще не ошибаюсь, 240 обращений, поданных через нас. Люди подписали эти жалобы, и с помощью PAS передали их в ЦИК. Кроме того, мы обратились с общим ходатайством, в котором изложили факты нарушения законодательства и фальсификации выборов.

Свободная Европа: Вы серьезно рассчитываете на то, что эти жалобы могут изменить результаты выборов президента?

Майя Санду: В стране, где государственные институты работают как должны, где руководствуются исключительно законом, такие жалобы рассматривались бы как очень серьезные нарушения, и было бы вынесено решение, соразмерное допущенным нарушениям. В Республике Молдова, как известно, большинство госучреждений находятся под контролем… Сейчас представился случай, чтобы эти органы доказали, что они, как минимум, руководствуются законом, и не идут на его нарушение по чьему-либо распоряжению.

Свободная Европа: Разница между вами и Игорем Додоном составляет 4%. Трудно поверить, что эти жалобы перевернут ситуацию.

Майя Санду: Во-первых, сейчас мы не говорим о количестве голосов, поданных за того или иного кандидата. Их десятки тысяч, и мы не беремся подсчитывать, кто сколько голосов набрал. Речь идет о нарушении законных процедур, независимо от того, сколько их – 65 тысяч или 10 тысяч. Это нарушение законных процедур, и некоторые из них я даже могу назвать – из тех, что мы включили в обращение в ЦИК. Первое касается запрета или нарушения права граждан Республики Молдова, находящихся за рубежом, исполнить свое конституционное право голоса. Второе связано с организованной доставкой граждан левобережья Днестра и использованием административных ресурсов. Такое нарушение зафиксировано и представлено в ЦИК экспертами из Promo-LEX, которые утверждают, что около 164 транспортных единиц организованным образом доставили избирателей на участки. И третье нарушение состоит в множественном голосовании, или голосовании вместо другого гражданина.

Мы представили в ЦИК конкретные доказательства, например, когда за человека, находящегося за рубежом, проголосовал кто-то из его односельчан. И это лишь выявленные нами факты. Были и другие вопросы, связанные с нарушением Центральной избирательной комиссией собственного положения, когда Кодекс о выборах был истолкован ошибочно. Например, после первого тура выборов Центризбирком заявил, что не может увеличить количество избирательных участков и бюллетеней для голосования – значит, их число остается прежним. Однако, во втором туре в ряде населенных пунктов Республики Молдова мы заметили, что количество избирателей в списках было увеличено.

Также встречалось распространение листовок, порочащих меня. Здесь было допущено нарушение ст. 64, п. 6 Кодекса о выборах. По этому факту мы обратились в Генеральный инспекторат полиции, и ждем от них ответа. В эту же инстанцию мы обратились по факту организованной доставки жителей Приднестровья на избирательные участки. Одним словом, нарушений много, и они очень серьезны, с нашей точки зрения. Мы ждем решения органов, в адрес которых направили жалобы.

Свободная Европа: На этом фоне растет число недовольных граждан, усиливаются протестные настроения. С другой стороны, на вас пытаются возложить ответственность за намеренное обострение ситуации, что может привести к политической нестабильности. Что вы отвечаете тем, кто утверждает, что вы должны успокоить страсти?

Майя Санду: Реакция людей вполне оправданна, в частности, реакция представителей диаспоры. Известно, что в крупных городах мира наши граждане готовят флэшмобы. Мы благодарны им за гражданскую позицию, за последовательность – они проявили активность и в день выборов, и так же активно намерены донести до властей свой месседж, а именно: нарушения, допущенные госинститутами, не останутся безнаказанными. И в самой Республике Молдова люди недовольны. Уже прошло несколько акций протеста, и люди заявляют о намерении их продолжать.

Мы, партия «Действие и солидарность», а также Платформа DA, решили пока сосредоточиться на обжаловании, в соответствии с законом, всех выявленных нарушений, и дождаться решения органов, уполномоченных рассмотреть эти обращения. Протестующих я призываю сохранять спокойствие, воздерживаться от любых проявлений насилия, и, главное, не допустить, чтобы этими протестами кто-то воспользовался в своих интересах.

Единственное, что мы можем требовать сегодня от властей – рассмотреть все допущенные нарушения и наказать виновных. Не нужно выходить с оскорбительными оценками в адрес людей, проголосовавших за моего оппонента. Не об этом речь. Речь о том, что мы недовольны тем, что государственные институты не смогли обеспечить честные и свободные выборы.

Крайне важно проявить корректность в своих действиях, не позволить, чтобы протестным движением кто-то воспользовался в своих интересах, против нас. Такие признаки уже есть, заметны попытки расколоть нас, отвлечь внимание от главной темы – фальсификация выборов, и столкнуть электорат двух кандидатов.

Свободная Европа: Вы сомневаетесь в том, что Игорь Додон может стать президентом?

Майя Санду: Я заявляю со всей ответственностью, что эти выборы не были свободными и не были честными. Мы представили достаточно доказательств. Ждем, чтобы государственные институты признали этот факт. Не знаю, как они поступят, достаточно ли они независимы, найдут ли в себе мужество принять верные решения. Очень скоро увидим.

Свободная Европа: Достаточно независимы и смелы – для чего? Чтобы объявить повторные выборы?

Майя Санду: Это означало бы повторные выборы.

Свободная Европа: Вы бы согласились на повторные выборы?

Майя Санду: Разумеется.

Свободная Европа: Это накалит ситуацию – или, напротив, обуздает страсти?

Майя Санду: Почему – накалит? Абсолютно все хотят, чтобы президент страны был избран корректно, без кражи голосов, при обеспечении права голоса всех граждан страны, в том числе, в диаспоре, без организованной доставки людей на избирательные участки, тем более, что есть подозрения, что этим людям заплатили. Иными словами, все мы хотим, чтобы президент был избран демократично, честно и законно.

Свободная Европа: Молдавское общество по-прежнему расколото. Геополитический фактор присутствовал на этих выборах? Ваш электорат голосовал за прозападный вектор?

Майя Санду: Очень многие из них являются сторонниками европейской модели развития, которую считают наиболее подходящей. Но есть и люди, которые проголосовали за Майю Санду потому, что понимают: сейчас самое большое зло для нас – коррупция. В коррупции причина нашей нищеты. Коррупция гонит людей из Молдовы. Если вы заметили, в ходе предвыборной кампании мы не очень спекулировали на геополитической проблеме. Мы приложили усилия к тому, чтобы способствовать объединению электората, а не его расколу, как поступал мой оппонент.

Свободная Европа: Намерение Игоря Додона совершить свой первый визит в качестве президента в Москву и сблизить Республику Молдова с Российской Федерацией, с Евразийским союзом, – это еще больше углубит раскол в обществе?

Майя Санду: Не думаю, что один визит может вызвать серьезные изменения. Дискурс моего оппонента подстрекает нас, ведет на баррикады, продолжает разделять нас. Его методы действий, в том числе, сейчас, когда мы оспариваем допущенные беззакония, а вовсе не решение части общества поддержать самого Игоря Додона… То, как он пытается представить ситуацию, его угрозы в адрес граждан Республики Молдова – все это раскалывает, а не объединяет. И это говорит о том, что мой оппонент – слабый человек, который боится граждан.

Свободная Европа: Какой урок должны извлечь граждане и политики Молдовы из этих выборов?

Майя Санду: Думаю, самый прекрасный урок – понять, что вместе мы сильнее. И мы это доказали в прошедшей кампании. Второе: есть вещи, на которые нельзя закрывать глаза, потому что они могут нанести огромный вред в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Я имею в виду дезинформацию, манипулирование и то, как институты государства попирают закон и не уважают собственных граждан.

За любые проявления подобного рода необходимо наказывать – и незамедлительно. Иначе это все будет только разрастаться, и превратится в фактор большого риска, который нанесет обществу огромный вред, размер которого трудно даже себе представить.

Свободная Европа: Какими должны быть отношения с соседями после этих президентских выборов? Я имею в виду Румынию и Украину.

Майя Санду: Независимо от выборов, отношения должны быть хорошими. Мы – маленькая страна с далеко не простым региональным контекстом, и не только региональным – но и мировым, и мы остро нуждаемся в очень хороших отношениях с соседями. Мы сможем стать благополучной страной, сможем построить подлинную демократию только при наличии хороших соседей, и в контексте хороших отношений с ними.

Свободная Европа: Сегодня есть шансы на урегулирование приднестровского вопроса?

Майя Санду: Я не видела и не вижу со стороны действующей власти серьезных намерений решить приднестровский вопрос. Как я говорила и в ходе кампании, первое, что должны сделать институты власти – это перестать участвовать в коррупционных схемах вместе с Приднестровьем.

Свободная Европа: Мнение председателя партии «Действие и солидарность» Майи Санду.

***

Свободная Европа: Явка избирателей во втором туре голосования составила более 53%. Рекордное количество – свыше 123 тысяч избирателей проголосовали за рубежом, больше, чем в первом туре, несмотря на то, что многим избирателям диаспоры не удалось исполнить свое право голоса из-за больших очередей и недостатка бюллетеней для голосования. В этих выборах участвовали и необычно много избирателей из Приднестровья – более 15 тысяч человек, примерно на 5 тысяч больше традиционного показателя. Многие расценили это как использование голосов приднестровских резидентов – граждан Республики Молдова в пользу кандидата Игоря Додона, который в ходе предвыборной кампании вернулся к идее «реинтеграции» Республики Молдова через федерализацию. Существуют ли гарантии того, что жители российского плацдарма не станут постоянным полем для маневров с целью менять по желанию «неугодные» приоритеты Кишинева? Об этом мои коллеги Лилиана Барбэрошие и Александру Канцыр беседуют с политическим аналитиком, журналистом и писателем Игорем Волницким.

Свободная Европа: По мнению некоторых наблюдателей, во втором туре молдавских граждан, проживающих в Приднестровье, мобилизовали с помощью административных методов и ресурсов и побудили проголосовать за определенного кандидата на выборах президента Республики Молдова... Вы как оцениваете неожиданный «энтузиазм» приднестровских избирателей? Это обыденный электоральный факт или миниатюрная модель того, как Приднестровье в целом сможет действовать в случае реинтеграции с Республикой Молдова?

Игорь Волницкий: Раньше я посвятил этой теме минимум 5-6 материалов, в том числе в последние месяцы, в которых обращал внимание на роль, которую могут сыграть избиратели, живущие в Приднестровье, в случае досрочных парламентских выборов или выборов президента Молдовы. Эти люди – граждане Республики Молдова, и никто не может запретить им участвовать в определенных процессах, в том числе в выборах на правом берегу Днестра. Но, вместе с тем, известно, что этот регион живет в полной изоляции от остальной Республики Молдова, в том числе в информационной изоляции, поэтому говорить об осознанном выборе с их стороны не приходится.

Игорь Волницкий

Игорь Волницкий

Это, скорее, срежиссированный выбор, и это было ясно видно, в том числе по заявлениям приднестровцев, которые явились на избирательные участки, открытые на правом берегу Днестра. Люди честно сказали: нас организовали, а некоторые даже признали, что это было указание так называемого «президента ПМР». Здесь речь идет не о мобилизации, а именно об организации, и совершенно очевидно, что в этом плане велась кропотливая работа для того, чтобы голос приднестровцев сработал в этом электоральном уравнении – и он сработал. По некоторым оценкам, 4/5 (четыре пятых) разницы в процентах, набранных во втором туре Игорем Додоном и Майей Санду, обеспечили именно приднестровские избиратели, в организованном порядке доставленные на правый берег Днестра.

Свободная Европа: Глядя в неопределенное пока будущее, но с учетом произошедшего, какие, на ваш взгляд, есть гарантии того, что в случае объединения с Республикой Молдова Приднестровье не станет неким «хвостом, виляющим собакой», как говорят англичане?

Игорь Волницкий: Давайте проведем математико-электоральное и политическое, если угодно, упражнение и посмотрим, какие могут быть последствия такого подхода. Допустим, например, что в 2017 году состоятся досрочные парламентские выборы, о которых говорят все более настойчиво – их спровоцирует либо действующая власть, либо новый президент, либо оппозиция активизируется и добьется этого – неважно, какой из этих трех факторов сработает. И допустим также, что впервые после распада Советского Союза Тирасполь дает свое согласие на открытие избирательных участков на левом берегу Днестра. Допустим даже, что на левом берегу Днестра есть и конкуренты на выборах (хотя я абсолютно уверен, что были бы всевозможные препоны и скандальные ситуации).

Что произошло бы в этом случае? Эти несколько сотен тысяч голосов, которые, говорят, есть на левом берегу Днестра, вполне могут склонить чашу весов в пользу, скажем, не определенного кандидата, не определенной партии, а в пользу определенного лагеря. Допустим также, что у нас действует одномандатная система или смешанная система, о чем практически открыто говорят на правом берегу Днестра (и говорят также, что некоторые инициативы в этом плане будут представлены уже в декабре, максимум в январе следующего года). Итак, допустим, что у нас одномандатные округа. Захотят приднестровцы иметь своих кандидатов в парламенте Республики Молдова? Возможно, почему бы и нет? Они хотят каким-то образом влиять на политику Кишинева, особенно по части внешних векторов развития. Вы представляете себе, какие могут быть последствия, если проголосуют сотни тысяч приднестровских избирателей – либо в условиях действующей избирательной системы, либо на основе пересмотренной системы? Очевидно, что чаша весов склонится в определенную сторону – и в какую именно сторону, думаю, ни для кого не секрет.

Свободная Европа: «Поощрение» участия приднестровцев в выборах президента Молдовы можно рассматривать как меру по укреплению доверия между двумя берегами Днестра?

Игорь Волницкий: Нет, разумеется, потому что меры доверия между берегами Днестра строятся на том, что мы называем «официальными каналами» – если можно использовать слово «официальное» в отношении тираспольской администрации – и все эти меры доверия, которые периодически укрепляются на определенных этапах, представляют собой результат совместных усилий в рамках формата „5+2”, это согласованные действия по конкретным направлениям и так далее. Я не слышал, чтобы какие-либо политические инициативы подобно тем, что мы видели в воскресенье, обсуждались в формате 5+2 или в двустороннем формате — потому что некоторые действия происходят непосредственно на уровне совсместных рабочих групп. Более того, это политико-электоральный прием не мог быть частью диалога между Кишиневом и Тирасполем, потому что так называемая Третья корзина даже не открыта, а ведь именно она предполагает обсуждение политических решений приднестровского конфликта. Значит, можно предположить, что здесь очевидны совершенно иные договоренности и, с одной стороны, возникла странная ситуация, которая не вписывалась в логику вещей, с другой же – нельзя отрицать право этих людей. И кто-то красиво сыграл на этом, зная, что такой голос оспорить нельзя – даже в том случае, если будет заметен организованный характер такого голосования.

Свободная Европа: Вы считаете, что подобные игры возможны и впредь?

Игорь Волницкий: Я говорю, что в ходе этих выборов нам был предложен тест, где стало ясно, как можно разыграть несколько десятков тысяч голосов и на сколько они тянут в электоральном уравнении. И если этот тест принес желаемый результат тому, кто его задумал, можно не сомневаться: впредь можно ожидать более масштабных проявлений. И я более чем уверен, что в случае досрочных или даже очередных парламентских выборов будет присутствовать новый фактор – приднестровский фактор.

Свободная Европа: С другой стороны, ваша медиаорганизация дала понять в недавней статье, что вскоре мы можем стать свидетелями захватывающего поворота в решении приднестровского вопроса. Что имеется в виду?

Игорь Волницкий: Насколько мне известно, в том материале шла речь о заявлениях минимум трех высокопоставленных чиновников, знатоков приднестровской проблемы. Первый из них – специальный представитель действующего председателя ОБСЕ, второй – вице-премьер, министр иностранных дел и европейской интеграции, третий – Вячеслав Унтилэ, большой авторитет, по моему мнению, в приднестровской проблематике, один из лучших экспертов, которые есть на правом берегу Днестра. Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ открыто говорит, что в рамках своего последнего визита в Кишинев он получил заверения относительно новой концепции, с которой правый берег или, скажем так, официальный Кишинев выйдет уже в начале следующего года. И этот новый подход к приднестровскому урегулированию станет частью международной более широкой концепции.

Свободная Европа: Есть предположения, что может включать подобная концепция?

Игорь Волницкий: Да, предположения делать можно, учитывая, что нет никаких изменений в тех трех документах особой важности для Приднестровья, принятых 10 июня 2005 года; учитывая, что остается в силе без всяких изменений закон об особом правовом статусе восточных районов Республики Молдова, единогласно принятый парламентом, в котором доминировали коммунисты. Повторяю – единогласно принятый, в том числе представителями оппозиции, закон от 22 июля 2005 года; я предполагаю, что именно по этой формуле пойдет власть. Несмотря на то, что были предприняты определенные попытки продвижения других концепций, типа федерализации и других.

Однако я не думаю, что австрийское председательство ОБСЕ, которое начинается 1 января 2017 года, будет придерживаться другого подхода, отличного от германского. Потому и говорю, что это решение, вероятно, имеет в виду переход на более четкие и более радикальные меры относительно Третьей корзины, но в основе которых будут правовые подходы, о которых я говорил — по крайней мере, таковы предположения.

Свободная Европа: Точка зрения политолога Игоря Волницкого.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG