Linkuri accesibilitate

Петру Маковей: «Если ВСМ допустил глупость, так пусть и исправляет ее»


О допуске журналистов в залы судов

Что это – придумывать ограничения лишь для того, чтобы потом их отменять? Вступившее в силу решение Высшего совета магистратуры о доступе СМИ на судебные заседания, которое усложняет и может окончательно поставить под вопрос допуск журналистов в залы судов, возможно, будет пересмотрено. «Разобраться» пообещали сами авторы документа – после протеста представителей СМИ и общественных организаций. Мнение главы Ассоциации независимой прессы Петру Маковей.

Свободная Европа: Итак, решение ВСМ о допуске журналистов на судебные заседания вызвало обеспокоенность ряда общественных организаций и СМИ. Оно вводит несоответствующие международной практике ограничения на доступ к информации. Проще говоря, в полном разгаре – реформа судебной системы, а осложнения для журналистов противоречат европейской практике. Сейчас допуск журналистов на судебные заседания осложнился?

Петру Маковей: Были введены дополнительные ограничения для представителей медийных организаций – они обязаны представить письменное заявление за 24 часа до начала заседания, которое хочет освещать соответствующее СМИ. Кроме того, журналистам недостаточно предъявить свое удостоверение, им надо иметь при себе удостоверение личности и, более того – копию документа, удостоверяющего личность, которую неизвестно зачем следует приобщить к заявлению.

По словам одного из членов ВСМ, ограничения призваны не допускать толкучки у дверей суда. Но позвольте, толкучка предотвращается не таким образом

Есть и другие моменты, которые в целом затрудняют и без того нелегкую работу журналистов в судебных инстанциях Республики Молдова. Разумеется, нас возмутил такой подход, особенно, если учесть, что инвестируется очень много денег, в том числе, со стороны европейских доноров, на реформирование и обеспечение прозрачности судебной системы в Молдове. Однако то, что происходит у нас, прозрачностью никак не назовешь.

Свободная Европа: Какой логике, по вашему мнению, должны придерживаться те, кто разрешает или запрещает журналисту присутствовать в суде?

Петру Маковей: Я далек от мысли, что их действия продиктованы желанием облегчить, обеспечить максимальный доступ журналистов на судебные заседания. По словам одного из членов ВСМ, ограничения призваны не допускать толкучки у дверей суда. Но позвольте, толкучка предотвращается не таким образом. Во время резонансных процессов судебным инстанциям следует позаботиться о том, чтобы заседания проходили в более просторных залах, а не так, как это делается сегодня, когда самые важные дела рассматриваются в кабинете судьи, где с трудом помещаются сами стороны процесса, не говоря уж о представителях СМИ.

С другой стороны, ВСМ ссылается на необходимость учета. Какого учета? Почему это должно происходить в стране, которая реформирует свою судебную систему? Мы сказали в своем заявлении, что эти ограничения затрудняют не только работу СМИ, но и нарушают право участников процесса на справедливое судебное разбирательство. Особенно – в резонансных делах, где СМИ обеспечивает общественное давление и правильное информирование о ходе разбирательства, что является неотъемлемой частью демократии в системе правосудия.

Свободная Европа: Зачем принимать условия, «абсурдные и нелепые для судебной системы, где говорится о реформировании по европейским стандартам», чтобы потом пообещать, как сделал это председатель ВСМ, отменить их, – после консультаций с общественностью?

ВСМ ссылается на необходимость учета. Какого учета? Почему это должно происходить в стране, которая реформирует свою судебную систему?

Петру Маковей: Это свидетельствует о непоследовательности ВСМ. Напомню, прежде и другие медийные организации неоднократно указывали на отсутствие прозрачности в работе ВСМ. Точно так же произошло и на этот раз.

Это элементарно: когда ты принимаешь положение, касающееся большого числа медийных учреждений, и при этом заявляешь, что реформа идет полным ходом, а нововведения призваны обеспечить более открытый процесс, в обязательном порядке ты проводишь консультации. Но то, что случилось в нашем случае, консультацией не назовешь.

Примерно год назад состоялось заседание, в ходе которого нам сказали, что соответствующее положение будет принято после консультаций. Но никаких консультаций не последовало, об этом говорят и коллеги из других изданий, которые занимаются журналистскими расследованиями и постоянно бывают в судах, проявляя интерес к резонансным делам.

И вот, в конечном итоге, у нас есть документ, опубликованный в Monitorul Oficial, который вызвал обоснованное возмущение профессионалов в области медиа. Насколько известно, этот институт – ВСМ – убрал с сайта этот документ. Однако это не значит, что положение перестало действовать.

Публикация документа в Monitorul Oficial и его вступление в силу – акт состоявшийся. Мы по-прежнему требуем, чтобы ВСМ отменил свое решение об утверждении Положения о порядке доступа в здания судов.

Уверен, что если будет идти постоянное давление со стороны партнеров по развитию, то ситуация изменится к лучшему

Свободная Европа: А может вообще ВСМ отменить собственное решение?

Петру Маковей: Разумеется, ВСМ может это сделать. Если ВСМ допустил глупость, так пусть и исправляет ее. В сегодняшней редакции положение неприемлемо. Важно, чтобы ВСМ проявил реальную открытость, а не только «открытость» на бумаге – при выработке документов, касающихся прозрачности правосудия.

Свободная Европа: В заявлении неправительственных организаций содержится призыв к внешним донорам ознакомиться со сложившейся ситуацией и вмешаться. Не поздновато ли, коль скоро деньги на реформу, по всем признакам, уже израсходованы?

Петру Маковей: Не израсходованы. Инвестиции европейских налогоплательщиков в реформирование судебной системы Республики Молдова продолжаются различными путями. Мы посчитали важным выступить с этим призывом к нашим донорам именно потому, что они должны следить за КПД инвестиций в реформирование судебной системы.

Уверен, что если будет идти постоянное давление со стороны партнеров по развитию, то ситуация изменится к лучшему, в том числе, и в этой сфере.

Свободная Европа: А как быть с практикой, ограничивает доступ журналистов к определенным судебным делам, – наиболее громким, как правило? Наверное, самый примечательный пример в этом плане – дело бывшего премьер-министра Влада Филата…

Петру Маковей: На наших глазах в судебной системе Молдовы творятся возмутительные вещи. Я имею в виду не только дело экс-премьера Филата, которое, по идее, должно проходить в условиях максимальной гласности, при открытых дверях и в присутствии журналистов.

Бывают ситуации, когда представители правовых структур «глушат» определенных людей, чтобы те не выступали с заявлениями. Именно так поступили недавно с Платоном

Мы неоднократно выступали с обращениями по этому поводу, но наши усилия оказались тщетными. Мы требовали хотя бы частично открыть доступ на эти заседания суда. А посмотрите, что происходит в других судебных разбирательствах. Стороны процесса, бизнесмены, в частности, могут явиться в суд в окружении своих телохранителей, которые только и делают, что препятствуют доступу прессы, потому что, как я уже говорил, заседания проходят в маленьких кабинетах, где могут уместиться судья, прокурор и адвокат, а если стороны процесса приходят с телохранителями, то мест в зале суда вообще не остается.

Бывают также из ряда вон выходящие ситуации, когда представители правовых структур «глушат» определенных людей, чтобы те не выступали с заявлениями. Именно так поступили недавно с Платоном. Что происходит в судебной системе Молдовы? Откуда такая практика? По идее, Высшему совету магистратуры следовало бы принять меры именно для пресечения подобных ситуаций.

Но вместо того, чтобы обеспечивать более высокую гласность и открытость, более широкий доступ журналистов в залы судов, все происходит с точностью наоборот. Это и побудило нас выступить с довольно жестким заявлением по поводу работы ВСМ, который должен заниматься реформой, а не антиреформой системы правосудия.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG