Linkuri accesibilitate

Алина Мунджиу-Пиппиди: «После победы Трампа граница Восточной Европы пройдет по границе НАТО»


"Дайте людям возможность знать факты, и страна будет в безопасности". Авраам Линкольн, Музей прессы

"Дайте людям возможность знать факты, и страна будет в безопасности". Авраам Линкольн, Музей прессы

Что происходит на «восточном фронте» НАТО после победы Дональда Трампа в США? И как может повлиять эта победа на результатах президентских выборов в Республике Молдова? Об этом и многом другом – президент Румынского академического общества, инициатор Гражданской платформы România Curată, профессор в Берлине Алина Мунджиу-Пиппиди.

Свободная Европа: Вы говорили, что ни Европа, ни США ничего не уступят в Восточной Европе. Вы так же уверены в этом сейчас? В Белый дом приходит Дональд Трамп…

Алина Мунджиу: Надо вернуться к разговору о границах Европы, когда речь заходит о том, что можно уступить, и от чего в Восточной Европе отказываться нельзя. И надо спросить себя, где проходит граница Восточной Европы.

После победы Дональда Трампа ясно, что граница Восточной Европы будет проходить по границе НАТО, и я не думаю, что кто-то сделает что-то из ряда вон выходящее для стран, находящихся по ту сторону границы НАТО. Надо признать, что особого интереса к этим странам уже и не было.

Посмотрим, действительно ли американцы перестарались в своем желании завести Украину и Грузию в НАТО, или же это внутренняя проблема России

В своем интервью я пыталась сказать, что этот вопрос больше интересует европейцев, так как они ближе расположены к этой зоне. Европейцам есть дело до того, что происходит в Молдове; более того, им далеко не безразлична и Грузия. По моему мнению, Дональда Трампа Грузия не будет волновать – в той же степени, как его предшественников в Белом доме.

Но что последует дальше? Этот вопрос не лишен прагматизма. Главный экзамен впереди, посмотрим, насколько были правы те, кто говорил, что американцы своей напористостью в Восточной Европе, а особенно – страхом перед расширением НАТО, сильно ошиблись, так как разбудили Путина. Сейчас появился шанс на примирение. Посмотрим, действительно ли американцы перестарались в своем желании завести Украину и Грузию в НАТО, или же это внутренняя проблема России, которая подстегивает кремлевского лидера, и ради укрепления его власти в самой России выдумывать внешнего врага. Поживем – увидим.

Сейчас у США более благоприятный президент, с которым все начинается с нуля. И, по моему мнению, очень быстро станет ясно, действительно последуют какие-то перемены – или нет, как случалось уже не раз. Например, Обама пришел в Белый дом с обещаниями совершенно другого внешнеполитического курса, по сравнению с тем, что сложился до него. Все ждали революции. Однако, в действительности внешнеполитическая линия США осталась прежней, так как ее диктуют проблемы, с которыми сталкиваешься на каждом шагу.

Ее строят, в основном, партнеры и недруги, потому что чаще приходится отвечать, нежели поступать по своему усмотрению. Американцам больше всего хотелось бы спокойно сидеть за океаном, и ничем сторонним себя не утруждать – там всегда доминирует такой подход. Так что мы скоро увидим, что обещания и заявления Трампа в ходе предвыборной кампании имеют мало общего с его конкретными действиями в качестве главы государства.

Свободная Европа: Заявления Трампа о возможном рассмотрении вопросов о признании аннексии Крыма, или об отмене санкций против России республиканцы не приветствовали. Как, по-вашему, сложатся отношения между новым президентом США и республиканцами, подход которых, по большому счету, совпадает с позицией демократов?

Алина Мунджиу: Как раз это сейчас обсуждается в США, свидетельством чему является затягивание с назначением госсекретаря. Именно этот вопрос: появится ли чисто трамповский внешнеполитический курс, или же внешняя политика будет базироваться на концепции республиканцев? При республиканском внешнеполитическом курсе особых изменений ждать не приходится.

Что касается санкций в отношении России… Учитывая, что Трамп надеется на поддержку России в Сирии, на сотрудничество с Россией в сирийском вопросе – а именно этого он хочет от России, и пытается убедить, что для русских проблема исламского терроризма важнее Восточной Европы, – время покажет, насколько он прав.

Молдова – не Крым, следовательно, ей надо мыслить прагматически, понять, что ее путь в Европу лежит не через США

Для России Восточная Европа всегда имела и имеет большое значение. За последние десять лет я неоднократно говорила, что нельзя не договариваться с русскими, зная, насколько важна проблема исламского терроризма, зная, что перед нами стоит серьезная опасность, которая должна объединить нас, а не разделить. Но, с другой стороны, так и хочется сказать: если этот рациональный путь так легко найти, его давно бы уже нашли, еще тогда, когда существовало партнерство Россия-НАТО. Так что главный экзамен еще впереди.

Что мне хотелось бы обязательно подчеркнуть? Что Америка далеко, и страны должны быть немного эгоистичными, исходить из своих интересов, а не строить планы исходя из того, что скажет Трамп, отменит ли он санкции в отношении России, и что произойдет с Крымом. Молдова – не Крым, следовательно, ей надо мыслить прагматически, понять, что ее путь в Европу лежит не через США, которые никогда, ни сейчас, ни в обозримом будущем до Молдовы не раскинутся. Единственно реальный путь молдаван в Европу – это румынские паспорта. Сейчас владельцами румынских паспортов являются лишь те граждане, у которых были какие-то отношения с Румынией, и которые постарались получить эти паспорта. Надо просто понять, что это единственный вариант на будущее.

Сейчас многие молдаване уповают на то, что в один прекрасный день Молдова объединится с Румынией, и вопрос решится сам собой. Не исключено, что так оно когда-то и будет, но это вопрос времени, длительного времени, а пока необходимо пользоваться возможностью ездить свободно в Европу, работать там, потому что я не думаю, что кто-то хочет всю свою жизнь работать нелегально в Москве. Важно приобщиться к подлинно развитым экономикам, и не менее важно вернуться оттуда с каким-то капиталом и что-то сделать у себя дома.

Иными словами, важная дверь для Молдовы и партнер номер один для нее – это Европа. Не США. Что касается роли России здесь, то эта роль чисто негативная. Не думаю, что следует ждать каких-то перемен в отношении России к Молдове.

Кто хочет и впредь прозябать в нищете – что ж, так тому и быть, но не по милости Трампа и даже не по милости Путина

Свободная Европа: Что касается выборов в Республике Молдова… Игорь Додон приветствовал победу Трампа – что может произойти в дальнейшем?

Алина Мунджиу: Это смешно. Трамп и слыхом не слыхивал о Додоне, он не знает и знать не желает о существовании Республики Молдова. Люди должны думать о том, что им ближе, и руководствоваться единственным вопросом: хочу ли я и впредь жить в нищете, оставаться по ту сторону границы с Европой, или же я сам себе дам шанс присоединиться к европейской семье? Этот вопрос, по сути, является определяющим.

Кто хочет и впредь прозябать в нищете – что ж, так тому и быть, но не по милости Трампа и даже не по милости Путина. Люди сами решают свою судьбу.

Свободная Европа: Сейчас много говорят о трендах, и многие утверждают, что в мире грядут радикальные перемены. Что касается США, например: говорят, что это был вотум против космополитических элит и против правильной, но непонятной массам политики.

Алина Мунджиу: Тренд проявляется по культурным зонам. Однозначно можно сказать, что в Великобритании и в США налицо общий тренд. Эта тенденция вызвана огромным образовательным упущением в этих странах, приведшим к тому, что американцы выбрали президента, который заявил о намерении повысить налоги для богатых. Американские рабочие – наиболее бедные категории населения, подверженные безработице или уже безработные – проголосовали за человека, который обещал первым делом повысить налоги для богатых.

Они восприняли это обещание как программу против богатых. Но давайте договоримся: это – не более чем местный контекст, это выбор людей, проигравших конкуренцию за образование, проигравших затем и конкуренцию за высокую зарплату, потому что между образованием и зарплатой существует прямая связь. Это выбор людей, которые еще больше проиграли в тот самый момент, когда глобализация стерла практически все границы.

Ведь что мы все выиграли в результате глобализации? То, что товарооборот между странами значительно вырос, и это – благо для всего мира. Но одновременно определенные группы людей оказались в проигрыше. Кто проиграл? Группы с наиболее низким уровнем образования. Например, люди поехали на заработки в Великобританию, устроились работать в строительстве за более низкую оплату, и в результате средняя зарплата в отрасли снизилась. А рассердившиеся английские рабочие проголосовали за Брексит. Так все и произошло, но это чисто местные причины.

Но маленькие страны, такие, как наши, в действительности выиграли. И мы должны руководствоваться инстинктом самосохранения, оставляя двери открытыми. Потому что работая за меньшие деньги, как делаем мы, но набираясь опыта и знаний, мы постепенно сумеем обеспечить благосостояние и в своих собственных странах.

Кто подсчитал, сколько выиграла Мексика, и почему Трамп собирается отменить соглашение НАФТА – или пересмотреть его? Потому что Мексика, страна с более слабой экономикой, в конечном итоге выиграла значительно больше, чем США за все годы существования этого договора о свободной торговле. Поэтому – да, в процессе глобализации шансы распределяются неравномерно. Но не следует говорить о едином тренде на выборах во всем мире, потому что наши интересы разные.

Свободная Европа: И последний вопрос: какими вам видятся через 4-5 лет все эти проблемы на глобальном и региональном уровне? Сейчас много говорят о том, что Евросоюз остро нуждается в реформировании…

Алина Мунджиу: Я вообще пессимистка, а в этом вопросе особенно. Некоторые тенденции сходят на нет, – и это мы видели на примере исламского фундаментализма, и в других случаях. Если тенденции нерациональны, они обречены. То, что хочет сделать Трамп, приведет к созданию в Америке огромного дефицита, по сравнению с тем, который есть сегодня. Поэтому либо он откажется от своей идеи, либо через 2-3 года лишится своей силы, и проблема, которую он взялся решать, окажется несравненно более серьезной, чем в момент его прихода к власти.

Мир вступил в опасную фазу, и этот факт надо осознавать. Потому что если придет Мари Ле Пен, дни Европейского союза сочтены

Вопрос – в том, какие действия ты предпримешь в ближайшие два-три года, в следующие четыре или пять лет, когда в ряде ключевых стран нерациональное большинство голосует из желания отомстить кому-то: судьбе, жизни, еще кому-либо… Как быть в этом случае?

Мир вступил в опасную фазу, и этот факт надо осознавать. Действительно, в некоторых странах фашизм поднимает голову, и общественное мнение принимает чисто фашистскую конфигурацию. Этот тренд не является мажоритарным, но чистая случайность или простая сумма совпадений, тот факт, что это может произойти в двух, трех, четырех местах – все это чревато гораздо более худшими последствиями. Историю не всегда пишут 50% плюс один.

История является следствием действий критической массы в подходящее время. И это мы должны стать критической массой. Европа в этот момент занята не реформами. Она занята предстоящими выборами. Что защищает Европа больше всего в этот момент – систему выборов во Франции в два тура. Не будь этой системы, я бы побилась об заклад, что победит Мари Ле Пен. Потому что если придет Мари Ле Пен, дни Европейского союза сочтены.

Приходится защищаться в Германии, приходится защищаться в Италии, после этого начнем думать, а тем временем исчерпают себя и эти непредсказуемые американские последствия. И, по моему мнению, ситуация постепенно сгладится, не будет столь разительных перемен. Потому что мир не нуждается в радикальных переменах – и это правда. Особенно, если иметь в виду, что великие перемены, как правило, это иллюзия. Нам нужны небольшие достижения, но постоянные, шаг за шагом. Революции и свержения нам ни к чему.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG