Linkuri accesibilitate

Вадим Брынзан: «Мы, диаспора, миллион человек, не обладаем представительством во власти»


Избиратели в консульстве Молдовы во Франкфурте, 13 ноября 2016 года

Избиратели в консульстве Молдовы во Франкфурте, 13 ноября 2016 года

Люди вышли протестовать после проблем с голосованием в диаспоре, где сотни молдаван так и не смогли принять участие в голосовании. Вадим Брынзан – один из тех, кто голосовал вдали от дома. Двадцать лет работы в США, три факультета, в том числе, Гарвардского университета, пятнадцатилетняя работа в финансовом секторе США, Европы и Азии – таков его послужной список. Он собирался баллотироваться в качестве независимого кандидата в президенты Республики Молдова, но ему не удалось зарегистрироваться – не набрал необходимого числа подписей в свою поддержку. Вадим Брынзан – о том, насколько важен голос диаспоры.

Вадим Брынзан: Диаспору лишили конституционного права голоса на президентских выборах в Молдове. Будь у диаспоры возможность свободно голосовать, естественно, ситуация была бы иной.

Свободная Европа: За рубежом многим молдавским гражданам пришлось преодолеть тысячи километров, чтобы принять участие в выборах главы государства. Некоторые летали из одной страны в другую, с одного континента на другой – лишь для того, чтобы дать Молдове шанс на модернизацию. Насколько силен голос диаспоры?

Вадим Брынзан: Наверное, я пока единственный член диаспоры, который вернулся домой и включился в политику. Поэтому, когда я говорю о положении дел дома, в Молдове, я всегда думаю и о диаспоре, к которой тоже отношусь. Голос диаспоры крайне важен. Хочу отметить, что диаспора отлично мобилизовалась – как никогда прежде, и это меня очень радует. Несмотря на то, что мы уехали, Молдова всегда с нами. Нам не безразлично, что там происходит, и мы пытаемся делать все, что в наших силах, чтобы изменить положение дел. К сожалению, наш голос, голос диаспоры хоть и слышен, но не в полную силу.

Начнем с Кодекса о выборах, который составлен таким образом, чтобы лишить диаспору многих конституционных прав. Например, диаспора не может выдвинуть кандидатов на должность главы государства, так как необходима подпись, подтверждение соответствующей мэрии, а за рубежом мэрий нет.

Представители диаспоры не могут поддержать своими подписями того или иного кандидата. Диаспора не может финансировать того или иного кандидата. Диаспора не может свободно участвовать в выборах, люди вынуждены преодолевать сотни, порою тысячи километров, тратить сотни, тысячи долларов или евро, чтобы проголосовать.

На дворе XXI век, многие страны мира уже перешли на электронное голосование. Почему бы и нам не последовать их примеру? Если в диаспоре миллион наших сограждан, то почему мы лишаем их права голосовать свободно и беспрепятственно? Именно диаспора поддерживает экономику Молдовы на плаву. Если перестанут приходить деньги, экономика Молдовы рухнет за пару месяцев. И что получается? Диаспора, которая помогает Молдове выстоять в трудной ситуации, лишается права голоса.

Знаете, с чего в США началась война за независимость? Толчком стали taxation without representation«налоги без представительства», когда колонисты Северной Америки платили налоги королеве Великобритании, но ничего не получали взамен, были лишены представительства в британском парламенте и руководящих органах Британской империи. Это привело к бунту, к революции. Примерно то же самое происходит и у нас.

Считаю, что членам ЦИК полным составом следовало бы подать в отставку. Разумеется, они на это не пойдут

Мы – налогоплательщики, потому что каждый раз, отсылая домой очередную сумму денег, мы помогаем стране выжить. Это своеобразный налог, который мы платим, чтобы поддержать экономику Республик и Молдова. И мы, диаспора, миллион человек, не обладаем представительством в органах государственной власти.

Нас не слушают, нас не слышат, нам не разрешают финансировать политические партии, политические движения, несмотря на то, что заработанные здесь деньги – честные деньги, которые уже облагались налогом. В моей кампании для регистрации кандидатом в президенты я не смог воспользоваться собственными финансовыми ресурсами, потому что деньги были заработаны в США. Полный абсурд!

И вся проблема – в Центральной избирательной комиссии. Поэтому я считаю, что членам ЦИК полным составом следовало бы подать в отставку. Разумеется, они на это не пойдут, потому что в Молдове никто в почетную отставку не уходит. Пока их не привлекут к суду и не отправят за решетку, никто с насиженного места не уходит. Но должен сказать всем членам ЦИК: то, что вы делаете сегодня – это антиконституционный акт, за который рано или поздно придется отвечать. И это не за горами, поскольку нынешняя власть уже дала трещину, и идет новая волна, идет новое поколение политиков, которое встанет у руля власти.

Свободная Европа: В Республике Молдова на посту президента будет человек с левыми взглядами. Что делать не голосовавшим за него избирателям, чтобы он действительно стал президентом всех граждан? Он это обещал…

Вадим Брынзан: Нет. Каждый, кто приходит во власть, обещает быть президентом всех, но не поясняет, что бы это значило. Вы упомянули о левых взглядах г-на Додона. На самом деле, его философия была, в двух словах – «за Путина!». И он отлично придерживался этой философии. И в ходе дебатов, когда ему задавали какие-то вопросы, он даже не отвечал, он просто размахивал этим предельно простым лозунгом – «за Путина!». Это – в двух словах, суть которых в следующем: обратно, в Советский Союз, вперед, в Таможенный союз.

Но если говорить об экономике, потому что это больше всего волнует сегодня молдавских граждан: низкие зарплаты, мизерные пенсии, обвалившаяся система просвещения, никудышнее здравоохранение и т.д., – какова концепция Игоря Додона? Я, например, не знаю. Каковы его взгляды на проблему создания рабочих мест? Как собирается он их создавать? Правительство не создает рабочие места, оно может мотивировать бизнес, как правило, малый и средний, открывать рабочие места. Какова концепция Игоря Додона в этом смысле?

Свободная Европа: Но он может сказать, что это не входит в обязанности президента. Полномочия главы государства в Молдове немного иные.

Вадим Брынзан: Он может выйти с предложением, сказать: «Меня избрал народ. Это мое видение, поэтому я, как всенародно избранный президент, призываю правительство или парламент принять пакет документов, мер и пр., направленных на то-то и то-то».

И в каком направлении он хочет двигаться, скажем, с экономической точки зрения? Вот вы сказали – влево. Для меня «влево» означает большое правительство, высокие налоги, слабый бизнес. Это значит «влево» с экономической точки зрения. Правда, у нас эти вещи предпочитают не афишировать. Говорят, завтра вступим в Евразийский союз, снова начнем продавать фрукты, овощи на российском рынке, и заживем на славу. Не будет этого.

Как Украина находится в состоянии войны с Россией, так и мы, если подумать, находимся с Россией в состоянии тлеющей войны

Свободная Европа: Но хорошие отношения с Россией Молдова должна поддерживать. Что должно лечь в основу взаимовыгодного сотрудничества, как нравится говорить некоторым политикам и в Кремле, и в Кишиневе?

Вадим Брынзан: Действительно, отношения должны быть взаимовыгодными, но на данный момент они далеко таковыми не являются. Пока на территории Республики Молдова пребывает российская армия, пока не снята приднестровская проблема, где как только сделают шаг в сторону урегулирования, как тут же великие восточные соседи подбросят дрова в огонь, и костер тут же разгорается снова, – так вот, до тех пор мы не сможем говорить, что отношения у нас очень хорошие. Как Украина находится в состоянии войны с Россией, так и мы, если подумать, находимся с Россией в состоянии тлеющей войны.

Но мы говорим об экономике. Мы, скажу еще раз, маленькое государство, и не можем себе позволить враждовать с кем-то, ссориться – необходимо жить в мире, торговать со всеми партнерами. Это нормально и естественно, особенно в XXI веке, когда люди хотят работать, а не воевать. Но отношения должны быть взаимовыгодными.

Что сделала наша власть до сегодняшнего момента? Можно начать, например, с энергетики, с Moldovagaz, с контракта, подписанного с Российской Федерацией, одной из сторон которого признанно Приднестровье. В результате на нас пытаются повесть долг Приднестровья в несколько миллиардов долларов.

А отношения, связанные с поставками сельскохозяйственной продукции в Россию, которые каждый раз блокировались по усмотрению российских политиков, – такие отношения я не могу считать взаимовыгодными. Как минимум, они не выгодны для нас. Как собираемся мы выстраивать эти отношения? Игорь Додон должен это объяснить, потому что он выступает за Таможенный союз, и за развитие отношений с Российской Федерацией.

Facebook – дело хорошее, и интернет – дело хорошее, но нужно ходить по домам, стучаться во все двери, объяснять людям, что происходит

Вынужден напомнить г-ну Додону, что уже 60% молдавского экспорта направлены в Евросоюз, и только около 30% идет на Россию. И как он собирается переориентировать эти потоки? Какие действия намерен предпринять? Эти вопросы в ходе предвыборной кампании не обсуждались. Для нас всех эти выборы стали хорошим уроком. И прежде всего, это урок для правоцентристских сил: пора консолидироваться.

Свободная Европа: А как, по-вашему, может произойти сплочение на правоцентристском фланге?

Вадим Брынзан: Эти выборы показали, что многие партии правоцентристской ориентации потеряли доверие электората. Я имею в виду Либеральную партию, Народную европейскую партию, да и другие. На этом сегменте остро необходима консолидация сил, ведь нужно понять, что без активной работы на местах – и в «красных районах» – успеха не будет. Facebook – дело хорошее, и интернет – дело хорошее, но нужно ходить по домам, стучаться во все двери, объяснять людям, что происходит, особенно, в условиях, когда СМИ монополизированы подозрительной, скажу так, личностью.

Свободная Европа: Игорь Додон намерен предложить провести досрочные выборы с целью устранения проевропейской власти. Досрочные выборы реальны?

Вадим Брынзан: Я не уверен, что полномочия президента позволяют ему запустить этот процесс. Распустить парламент он точно не может. Досрочные выборы возможны, и возможны не потому, что этого пожелает новоизбранный президент, а потому, что этого захочет «координатор» всех дел в Республике Молдова.

Я считаю, что это – начало конца карьеры г-на Додона, и начало конца политического класса, который находился у власти последние 15 лет

Готов объяснить – почему. Новый президент прекрасно понимает, что сколько бы он ни называл себя президентом всего народа, он не может быть таковым. Он не может быть моим президентом, и не может быть президентом диаспоры.

Я уважаю выбор жителей севера и юга страны, но президент прекрасно понимает, что Кишинев проголосовал против него, диаспора проголосовала против него, и финансовые потоки, поступающие из-за рубежа, также голосовали против него. Он очень хорошо это понимает. И понимает, что, став президентом, он еще больше подчеркнул это разделение, которое сложилось в нашем обществе и сильно накалило ситуацию.

Чтобы снять эту напряженность, возможно, будут назначены досрочные выборы – чтобы «выпустить пар», снять с помощью досрочных выборов эту негативную энергию, которая накопилась в обществе, привести в парламент новые силы и, соответственно, сформировать новое правительство. Поэтому я не исключаю, что в ближайшем будущем, возможно, в течение 12 месяцев, у нас будут досрочные выборы.

И именно с учетом этого правым силам необходимо консолидироваться и создавать единый фронт. Тем более, что возможен пересмотр законодательства, с введением одномандатных округов. Это значит, что правые силы должны иметь своих представителей на местах, не только в Кишиневе, должны встречаться с людьми, слушать их пожелания, искать и находить местных лидеров, которые пользуются поддержкой избирателей в одномандатных округах.

Это серьезная работа, которую необходимо проделать в последующие 12 месяцев. Если честно, дела идут в лучшую сторону. Несмотря на то, что Майе Санду не удалось победить на этих выборах, я не считаю это поражением. Практически, ей удалось набрать 50% голосов избирателей. Это потрясающий результат, учитывая все препятствия, которые пришлось преодолеть Майе Санду, Андрею Нэстасе и всем остальным – в условиях отсутствия доступа к медиаресурсам с национальным покрытием, в условиях активного использования и в первом, и во втором туре административных ресурсов, каждый раз направленных против единого кандидата от оппозиции.

Так вот, с учетом всего этого, я считаю, что получен отличный результат, и что это – начало конца карьеры г-на Додона, и начало конца политического класса, который находился у власти последние 15 лет.

Свободная Европа: Многие считают, что выборы проиграны, и проиграла их не Майя Санду, а все те, кто жаждут демократии, перемен, свободы. Многие граждане Молдовы все еще живут в страхе, не могут понять, что это такое – подлинная демократия…

Вадим Брынзан: Этот страх в нас уже заложен генетически. Не надо забывать, что мы входили в различные империи, и каждый раз кто-то приходил со стороны и бил молдаван. Не зря, особенно в селах, так укоренилось выражение «повинившуюся голову меч не сечет». Неправда: сечет, и отсекает очень легко...

Поэтому склонять голову не следует. Это я говорю своим детям, и это говорю всем, кто меня окружает. К сожалению, то, что заложено веками, за ночь не уберешь. Люди должны понять, что каждый раз, когда стоишь перед выбором, этот выбор будет определять твою жизнь как минимум на следующие четыре года. И четыре года придется стоять с опущенной головой – в надежде, что меч ее не коснется…

Следовательно, должно пройти время, пока мы, молдавский народ, не осознаем, что нельзя жить, стоя на коленях. Надо подняться с колен и понять, что наше будущее – в наших руках. Сейчас в нашем распоряжении 12 месяцев, возможно, 24 месяца до очередных парламентских выборов. Необходимо мобилизоваться, сплотиться, нужно идти в народ, говорить с людьми, сказать им, чего мы добиваемся, и показать, в чем отличие между нами и левыми кандидатами.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG