Linkuri accesibilitate

Кальман Мижей: «Разочарование молдаван безгранично – после энтузиазма 2009 года и наступившего отрезвления»


Журналист Свободной Европы Валентина Урсу поинтересовалась у бывшего спецпредставителя Евросоюза в Молдове в 2007-2011 гг. Кальмана Мижея, какой ему видится ситуация после выборов в Молдове, и что он может посоветовать избранному президенту Игорю Додону.

Кальман Мижей: Ситуация очень сложная, как и все в Молдове, поэтому считаю необходимым вспомнить ряд основных моментов. Сложно, потому что отправной точкой служит очень странное мартовское решение Конституционного суда, об избрании президента всенародным голосованием.

Причина и цель этого замысловатого решения состояла в том, чтобы избежать досрочных выборов, которых требовали граждане. Это была умная идея, такой макиавеллиевский ход – со стороны тех, кто находится у власти. Поэтому одни граждане бойкотировали эти выборы, так как сами оказались перед дилеммой, а другие на выборы пошли. Но надо сказать, что этот ход подменил то, чего граждане хотели в действительности. Граждане выступали за досрочные парламентские выборы в стране с парламентской демократией.

Все мы видели, что бывший советник президента в период правления коммунистов Марк Ткачук с иронией поздравил г-на Плахотнюка в Facebook. Я понимаю его чувства, поскольку это была явная манипуляция.

Мне было очень приятно увидеть на этих выборах кандидата, который выносит на первый план проблему номер один Молдовы, и в своей предвыборной программе называет эту проблему приоритетной. Имею в виду власть и коррупцию, организованную коррупцию и коррумпированную власть. Молдова – это страна, из банковской системы которой вывели десятую часть национального дохода, что является, к несчастью, мировым рекордом. Молдова – бедная страна, но, тем не менее, ее гражданам придется расплачиваться за эту кражу.

Отправной точкой служит очень странное мартовское решение Конституционного суда. Это была умная идея, такой макиавеллиевский ход

Должен сказать, что я с большим удивлением наблюдал за честной и серьезной кампанией Майи Санду, что само по себе подтверждает идею хорошего управления и европейских ценностей. Майя Санду без особых ресурсов и вопреки использованию административных рычагов получила отличный результат.

Следует отметить, что Влад Плахотнюк убедил Мариана Лупу выйти из игры в пользу Майи Санду, но контролируемые Плахотнюком телеканалы явно и довольно нечестно поддерживали Игоря Додона, пытаясь представить Санду в неприсущем ей ключе. Чего стоит хотя бы страшилка с сирийскими беженцами, которых Майя Санду, якобы, выразила готовность пригласить в Молдову. Разумеется, половина населения страны, которая живет в селе, поверила этим бредням.

Так что ситуация крайне непростая. Но хорошая сторона вопроса состоит в том, что вместе с Майей Санду и Андреем Нэстасе возникло очень сильное политическое движение, которое ставит своей целью излечить Молдову от самой страшной ее болезни – поголовной централизованной коррупции.

Свободная Европа: Что вы можете сказать о будущих отношениях между Молдовой и Евросоюзом? Если будет предпринята попытка сближения с Москвой, как поведет себя Брюссель?

Одно дело – декларировать себя сторонником западных ценностей, и совсем другое – жить по европейским принципам

Кальман Мижей: Очевидно, что как только заходит речь о геополитике, всплывает крайне интересный момент. Европейские ценности последовательно и убедительно представляла Майя Санду. И должен сказать, что прежде я не видел в Молдове такого политика, столь мужественного и готового отстаивать эти ценности.

Одно дело – декларировать себя сторонником западных ценностей, и совсем другое – жить по европейским принципам. Проблема последних шести лет как раз в том и состояла: правительства прикрывались европейскими лозунгами, а сами сплошь и рядом нарушали ценности, продвигаемые Евросоюзом.

Что касается России, то вне всякого сомнения, она поддерживала г-на Додона, которого я знаю, и с которым работал в качестве представителя ЕС в Кишиневе. Должен сказать, что некоторые из его предвыборных слоганов были скроены специально для русской аудитории и для Кремля. Такие, например, как идея федерализации Молдовы и, в особенности, его крайне неуместное и неудачное заявление об аннексии Крыма.

Но, придя к власти, выполнить подобного рода обещания крайне трудно. Президент в Молдове мало участвует в экономическом управлении, так что в предвыборных кампаниях используются слоганы, которые не обязательно переводить в практическую плоскость. Так что посмотрим, как будет действовать г-н Додон в дальнейшем.

По Конституции, институт президента в Молдове довольно слаб, и в этой конфигурации – Молдова, Евросоюз, Россия – Евросоюз является несравненно более притягательным рынком, чем Евразийский союз во главе с Россией. Не говоря уж о том, что Евросоюз – щедрый финансист Молдовы, тогда как Россия ничего не дала Молдове, напротив, лишила ее рынка сбыта с помощью экономического бойкота, который базируется на политике.

Россия поддерживала г-на Додона, и некоторые его предвыборные слоганы скроены специально для Кремля: идея федерализации и, в особенности, крайне неуместное заявление об аннексии Крыма

Свободная Европа: Какая роль отводится президенту в урегулировании приднестровской проблемы?

Кальман Мижей: Разумеется, есть ряд моментов, за которыми необходимо следить. Россия использует Приднестровье как крючок, чтобы удержать Молдову в сфере своих интересов. Это известно еще по Меморандуму Козака 2003 года, где продвигался принцип федерализации, который сегодня вновь подхватил г-на Додон.

Важно, чтобы Москва прагматично обсуждала приднестровский вопрос, концентрируясь на мерах по укреплению доверия между двумя берегами Днестра. Но делать это следует предельно принципиально, руководствуясь интересами официального Кишинева. Любого статуса а-ля «Меморандум Козака» следует избегать. Обсуждение надо вести принципиально, на чем настаивал и Евросоюз, и лично я в бытности представителя ЕС.

Предоставление особого статуса автономии, но без права вето над Молдовой, – а ведь как раз это право присутствовало в предложенном Кишиневу Меморандуме Козака.

Свободная Европа: Что бы вы посоветовали пятому президенту Республики Молдова?

Кальман Мижей: Когда обсуждаем приднестровский вопрос, поиск решения следует вести на твердых принципах. Так, как делала до сих пор Молдова, заявляя о готовности предоставить расширенную автономию приднестровскому региону и пытаясь не оказаться в сетях, наподобие тех, что расставила российская сторона в Меморандуме Козака.

И, разумеется, следует продолжать меры по укреплению доверия, в том числе, для приднестровских компаний и для населения региона – нужно дать им возможность воспользоваться преимуществами Соглашения об ассоциации с ЕС и безвизового режима, который действует в отношении Молдовы. В приднестровском вопросе важен контакт от человека к человеку, поэтому хотелось бы видеть больше встреч между президентом Молдовы и главой приднестровского региона.

Жизненно важно для Молдовы, чтобы до 2018 года, до парламентских выборов сложилась сильная альтернатива

Что касается других прерогатив президента, то хотелось бы увидеть то, что предлагала Майя Санду, и чего ждет все общество, – активного продвижения реформ. Их ждет и Европейский союз, и это означает прозрачное правление, независимое правосудие, независимая прокуратура, а не то, что есть на сегодняшний день.

Понимаю также, что Майя Санду пытается оспорить результаты выборов и доведет дело до суда. Но что важно для президента – это быть «мотором» реформ. И что на самом деле жизненно важно для Молдовы – чтобы до 2018 года, до парламентских выборов сложилась сильная альтернатива, способная продвигать интересы народа.

Разочарование молдаван безгранично – после энтузиазма 2009 года и наступившего затем отрезвления. Должен признать, что я был прав, когда говорил, что Евросоюз должен обусловить свою поддержку четкими, даже жесткими условиями, а не помогать молдавской власти поддерживать свой имидж. И сейчас я рад заметить, что Евросоюз твердо движется именно в этом направлении.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG