Linkuri accesibilitate

14 ноября состоялся телефонный разговор президента России Владимира Путина с избранным президентом США Дональдом Трампом. Есть неписаный закон: если звонившим является зарубежный деятель, это всегда указывается в тексте «…по инициативе такой-то стороны»; если же звонит хозяин Кремля, пишется просто «состоялся телефонный разговор». Так вот, в данном тексте кремлевской пресс-службы говорится: «По взаимной договорённости состоялся телефонный разговор Владимира Путина с избранным президентом Соединённых Штатов Америки Дональдом Трампом». То есть, надо полагать, звонил президент РФ. Уже интересно.

Путин снова поздравил 70-летнего миллиардера с победой на выборах (отмечу, что Кремль одним из первых позвонил победителю ночью 9 ноября по вашингтонскому времени) и «отметил готовность выстраивать партнёрский диалог с новой администрацией на принципах равноправия, взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела друг друга». Путин и Трамп «не только сошлись в оценке нынешнего крайне неудовлетворительного состояния российско-американских отношений, но и высказались в пользу активной совместной работы по их нормализации и выведению в русло конструктивного взаимодействия по самому широкому кругу вопросов». И тому подобное в духе здорового оптимизма. Правда, самое важное в конце: стороны договорились о личной встрече. Время и место не сообщается.

Я привел эту новость для того, чтобы проиллюстрировать весьма высокие ожидания Москвы от нового хозяина Белого дома. Воистину, отношения России и США испортились настолько, что местами пробили дно «холодной войны» - ибо в годы советско-американского противостояния было напряжение, но было и уважение вперемешку со страхом. Сегодня же антагонизм Путина и Обамы стал местами напоминать «стрелку» двух обкуренных беспредельщиков в подворотне (простите за сложные научные термины!) – с соответствующей лексикой, мимикой и жестикуляцией.

Потому неудивительно, что Россию несказанно обрадовал уход Демократической партии США из власти. Однако моя публикация несколько о другом – не о будущем, а о прошлом. Не слишком ли завышены ожидания Москвы? И как насчет эйфории, которая царила в ноябре 2008 года? Напомню, что тогда Россия, да и сама Америка, и тем более Европа считали дни до ухода ненавистной администрации Буша-младшего, которого считали повинным в катастрофе в Ираке и Афганистане и заодно в мировом финансовом кризисе, что разразился как раз осенью того года.

Первый в истории США черный президент воспринимался едва ли не как мессия – он-де сможет избавить страну от республиканских авантюристов, а миру явит Америку, которую уважают, а не втайне или открыто ненавидят. Была и «перезагрузка» между Россией и США, и море оптимизма у Обамы с Медведевым и у Лаврова с Клинтон. Был договор ОСВ-3, подписанный в Праге 8 апреля 2010 года. И что потом? Вернулся Путин в Кремль, Хиллари Клинтон незадолго до ухода из госдепартамента предупредила западный мир о «попытках Путина восстановить Советский Союз» - и пошло-поехало. Ливия, Сирия и Украина затмили Ирак и Афганистан…

Кстати, сегодняшняя эйфория вокруг «пророссийского Трампа» (???) живо напомнила мне конец 2000 года. Тогда Билл Клинтон после двух сроков покидал Белый дом, и его преемник Альберт Гор не смог победить Буша-младшего (многие помнят скандал с ручным пересчетом голосов во Флориде). Так вот, я помню слова российских политологов о том, что «с республиканцами у Москвы отношения складывались лучше, чем с демократами». Спустя 16 лет те же разговоры, и я решил исследовать эту тему – с какой же партией лучше «дружилось» Советскому Союзу / России?

За точку отсчета взят 1945 год – окончание Второй Мировой войны, две супердержавы в Ялте и Потсдаме делят мир, образуется биполярная международная система и т.д. Как известно, демократ Франклин Д. Рузвельт не дожил до конца войны – он скончался 12 апреля 1945 года, и его место занял Гарри Трумэн, который тут же принялся пересматривать весь комплекс советско-американских отношений. Именно Трумэн санкционировал атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, предупредив перед этим Сталина о наличии у США «ужасного оружия», а потом разработав планы ядерных ударов по СССР. Именно в присутствии Трумэна Уинстон Черчилль произнес Фултонскую речь, возвестившую о «железном занавесе». Именно Трумэн создал НАТО, втянув туда Грецию и Турцию. От духа союзничества по антигитлеровской коалиции не осталось даже тени.

На место демократа Трумэна в 1953 году пришел республиканец Дуайт Эйзенхауэр. Боевой генерал, более сдержанный, чем его предшественник, но оттого не менее жесткий в отстаивании национальных интересов, а именно, в борьбе с коммунизмом. Однако он действовал не столько прямой военной силой, сколько превентивными мерами: наращиванием ядерного потенциала, созданием системы двусторонних договоров об экономической и военной и помощи и т.д. Президентство Эйзенхауэра отметилось двумя практически синхронными международными авантюрами с абсолютно разными финалами. Революция в Венгрии, инспирированная не без помощи западных стран, была подавлена советскими танками, - это мы занесем в «актив» СССР. А вот Суэцкий кризис, превращенный Израилем, Британией и Францией в военную интервенцию, провалился из-за… консолидированного противодействия СССР и США! Советы не могли сдать дружественный режим Гамаля Абделя Насера, а Эйзенхауэру не понравилось, что европейцы и Израиль у него за спиной задумали столь опасное мероприятие. Для Штатов это была отличная возможность ускорить похороны европейских колониальных империй и занять освободившуюся нишу – ничего личного, просто геополитика.

Эта история несколько растопила лед в отношениях сверхдержав, и осенью 1959 года Никита Хрущев совершил двухнедельный визит в Соединенные Штаты. Казалось, сторонам удастся достичь договоренностей по ряду принципиальных вопросов (ядерное разоружение, Китай, разделенная Германия и т.д.). Но 1 мая 1960 года в советском воздушном пространстве был сбит американский самолет-разведчик У-2, пилот Фрэнсис Гэри Пауэрс арестован и осужден. Отношения двух стран практически «обнуляются».

А тут еще и Куба. При Эйзенхауэре там происходит революция, а новый президент-демократ Джон Кеннеди, придя в 1961 году, предпринимает попытки свергнуть режим Фиделя Кастро. Команданте рассержен и обращается за помощью к Советскому Союзу. Да Союз и сам недоволен – Никита Хрущев во время поездки в Болгарию в мае 1962 года узнает о наличии в Турции американских ракет, способных за 15 минут достичь территории СССР. Это был «привет» от Кеннеди. Ответ СССР приходит сам собой. Разразившийся осенью 1962 года Карибский ракетный кризис стал самым серьезным испытанием «холодной войны»; человечество было в одном шаге от ядерной катастрофы, но здравый смысл, к счастью, возобладал. Советы убрали свои ракеты с Кубы под гарантии Кеннеди о невмешательстве в дела острова и о вывозе американских ракет из Турции.

А был еще Берлинский кризис 1961 года, закончившийся постройкой стены. И начинал загораться Вьетнам. Неизвестно, как бы дальше сложились отношения Хрущева с Кеннеди, если бы тот не решил поехать в Даллас 22 ноября 1963 года… На место убитого президента пришел Линдон Джонсон, который тут же увеличил контингент войск США во Вьетнаме, а потом устроил Тонкинскую провокацию, и началась полноценная война. На помощь коммунистическому Северному Вьетнаму пришел Советский Союз. Практически всё президентство Линдона Джонсона ассоциируется с Вьетнамом, но всё же один позитив он оставил – в 1968 году США и СССР подписали (вместе с Великобританией) Договор о нераспространении ядерного оружия.

Этот Договор на фоне антивоенного движения на Западе позволил развить положительную динамику при президенте-республиканце Ричарде Никсоне. Мудрый Генри Киссинджер, придя вместе с боссом в 1969 году в Белый дом, смог не только уравновесить его воинственный и непредсказуемый нрав, но и совершить настоящую революцию во внешней политике. Будучи советником по национальной безопасности (1969-1975) и одновременно госсекретарем (1973-1977) сразу при двух президентах, Киссинджер сумел подружить Штаты с Китаем, более или менее достойно завершить войну во Вьетнаме и, самое главное, добиться подписания Договора об ограничении стратегических вооружений. Был, однако, переворот в Чили и свержение Сальвадора Альенде в сентябре 1973 года при активнейшем участии Киссинджера. Это был сильный удар по позициям Москвы, но мы же понимаем, что США «просто» напомнили СССР о нежелательности появления коммунистических режимов в Западном полушарии.

В мае 1972 года состоялся исторический визит Никсона в Советский Союз. Спустя два года американский президент снова приехал в СССР. В августе 1974 года из-за Уотергейтского скандала Никсон ушел в отставку, и его место занял вице-президент Джеральд Форд, но благодаря Киссинджеру внешняя политика США не изменилась, поэтому мы будем считать этих двух президентов одной «штатной единицей». В том же 1974 году Форд и Брежнев встретились во Владивостоке, а в 1975 году подписали в столице Финляндии Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Это был пик «разрядки» и триумф брежневской дипломатии, который, однако, был бы невозможен без настойчивости Киссинджера, который практически замкнул на себе всю внешнюю политику США. Но разрядка была недолгой…

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Libera

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG