Linkuri accesibilitate

1956 год выдался довольно урожайным на разные кризисы и потрясения, которые можно в той или иной степени списать на «издержки» идеологической борьбы двух систем в годы «холодной войны». Это нашумевший XX съезд КПСС с разоблачением культа личности Сталина и последовавшие волнения в Тбилиси, где встали на защиту чести великого земляка. Это волнение рабочих в Польше, где был сменен руководитель местной компартии. Это жесточайшее по накалу и насилию восстание в Венгрии, с трудом подавленное советскими войсками. Наконец, это агрессия Израиля, Великобритании и Франции против Египта. События конца октября – начала ноября 1956 года вошли в историю под названием «Суэцкий кризис», и интересны они отнюдь не военной составляющей.

После Второй Мировой войны начался повальный процесс деколонизации. Не обошел он стороной и страны Арабского Востока, многие из которых были подмандатными территориями или, по сути, полуколониями европейских держав. Только Египет продолжал оставаться достаточно самостоятельным государством (слово «достаточно» надо понимать «дерзил англичанам, не боясь последствий»), что вполне обоснованно делало его самым сильным и влиятельным членом нарождавшегося арабского мира.

В июле 1952 года группа военных свергла египетского короля Фарука и принялась наводить свои порядки, то есть выстраивать более самостоятельную внешнюю политику. А «самостоятельность» по тем временам могла означать три вещи: либо с Западом, либо с социалистическим блоком, либо к Движению неприсоединения (Индия, Югославия, Индонезия и другие). Но третье направление в те годы только создавалось, и властям Египта волей-неволей пришлось делать нелегкий выбор между двумя мировыми полюсами силы.

Однако положение Каира осложнялось двумя факторами: Суэцким каналом и Палестиной. Первое обстоятельство вызывало жгучий интерес западных держав, особенно Великобритании, для которой Египет оставался «хребтом» умиравшей великой империи и кратчайшим путем из Лондона в Индию, «жемчужину британской короны». Второе обстоятельство неизбежно сталкивало Египет с Израилем и делало его центром притяжения для более слабых арабских стран, таких как Сирия и Иордания.

События 1956 года явились следствием суммарного воздействия именно этих факторов. В 1947-1949 годах прогремела первая Арабо-израильская война, вызванная решением ООН о разделе Палестины и усилившаяся после провозглашения независимости Израиля в мае 1948 года. В результате палестинцы потеряли еще больше земель, в соседние арабские страны хлынули беженцы, а границы Израиля на долгие десятилетия превратились в линии фронта. Синайский полуостров стал прибежищем различных палестинских группировок, которые периодически просачивались в Сектор Газа и оттуда атаковали территорию Израиля. В ответ еврейское государство наносило удары по Синаю – и шаг за шагом две страны приближались к новой войне.

Египет запретил израильским судам проходить через Суэцкий канал и запер их в заливе Акаба, выход из которого в Красное море представлял собой узкое горлышко, перекрываемое островом Тиран у одноименного пролива. Египет также запретил пролеты израильской авиации над Синайским полуостровом. С другой стороны, полковник Гамаль Абдель Насер, который вскоре после свержения Фарука возглавил страну, стал помогать алжирским партизанам и испортил отношения с Францией. От Великобритании египтяне требовали вывести войска, остававшиеся в стране даже после обретения формальной независимости. Под сильным нажимом Каира британцы сдались и вывели свой контингент к июню 1956 года.

Наконец, с американцами диалог у Египта не задался по причине отказа последнего вступить в «ближневосточное НАТО» - Багдадский пакт, подписанный в 1955 году Британией, Турцией, Ираном, Ираком и Пакистаном. Получив от полковника Насера отказ, США не стали продавать ему оружие, опасаясь негативной реакции Израиля. И тогда Египет обратился к Советскому Союзу, который через Чехословакию поставил арабской стране огромную партию вооружений. И наступила очередь США злиться: президент Эйзенхауэр передумал давать Каиру кредит на строительство Асуанской плотины.

Гамаль Абдель Насер принял историческое, но роковое решение – национализировать предприятие-оператор Суэцкого канала. В зону канала были введены подразделения национальной армии. Египет надеялся направить деньги от международного судоходства на строительство плотины. Всё это в совокупности означало неизбежные ответные меры западных стран и Израиля, который был крайне обеспокоен крупными поставками вооружений Египту. В пользу еврейского государства играло одно обстоятельство: египетская армия, несмотря на крупные приобретения, не могла считаться сильной чисто арифметически, т.к. находилась в стадии реорганизации. Это и побудило Иерусалим начать разработку плана превентивного удара.

Но Израиль был не одинок – Британия мечтала вернуться на берега Суэцкого канала, а Франция хотела поквитаться с полковником Гамалем за Алжир. Союзники искали способ решить вопрос «красиво». И нашли. По соглашению между Британией и Египтом от 1954 года, в случае возникновения угрозы международному морскому судоходству Лондон имел право ввести войска в зону Суэцкого канала. Оставалось найти «источник угрозы». И им был выбран Израиль. Британо-французский военный план получил кодовое название «Мушкетер».

Проще говоря, европейские союзники подговорили евреев выступить в роли формального агрессора, чтобы затем самим вмешаться в конфликт в качестве «третьей стороны» и занять вожделенную зону канала. Стороны договорились, что Британия и Франция предъявят Египту и Израилю требование отвести войска на 10 миль с каждой стороны Суэцкого канала. Со своей стороны, Израиль рассчитывал на то, что появление «миротворцев» позволит ему удержать Синайский полуостров. В октябре 1956 года в Севре, пригороде Парижа, был подписан секретный договор соответствующего содержания.

29 октября Израиль атаковал Египет, а на следующий день Лондон и Париж озвучили требование об отводе войск на 10 миль. Но израильские войска стояли еще в 30 милях! Разумеется, никто всерьез не воспринял это требование, и 31 октября европейцы атаковали Египет. Воздержусь от описания военных действий. Главное – к 5 ноября Синайский полуостров был занят Израилем, британская и французская авиация и флот бомбили египетские города, включая Каир и Александрию. И непонятно, чем бы это всё закончилось, если бы…

Если бы не то обстоятельство, что ровно в те же дни советские танки утюжили улицы Будапешта, ибо руководству СССР не оставалось ничего другого, кроме как жестко ответить на самый серьезный мятеж в социалистическом лагере. Когда в Москве узнали о нападении на Египет, Хрущев заявил 31 октября на заседании Президиума ЦК КПСС: «Если мы уйдем из Венгрии, это подбодрит американцев, англичан и французов империалистов. Они поймут [это] как нашу слабость и будут наступать».

5 ноября 1956 года министр иностранных дел СССР Дмитрий Шепилов направил секретарю Совета Безопасности ООН телеграмму, фактически являвшуюся ультиматумом: если в течение 12 часов не будут прекращены боевые действия и в трехдневный срок войска агрессора не будут выведены с египетской территории, Советский Союз окажет Египту военную поддержку. Под поддержкой понималось буквально всё: от поставок вооружений до отправки инструкторов и добровольцев. Тогда же правительства Британии, Франции и Израиля получили «письма счастья» из Москвы, которая предупреждала о Третьей Мировой войне и не исключала применения ракетной техники против агрессоров.

Между тем, Лондон и Париж на правах постоянных членов Совбеза ООН наложили вето на резолюцию об агрессии против Египта, поэтому было созвано чрезвычайное заседание Генеральной Ассамблеи, которая приняла план вывода войск. Итак, 7 ноября мировое сообщество проголосовало за ввод миротворческого контингента ООН, который начал входить в зону Суэцкого канала уже 15 ноября 1956 года, через неделю после окончательного прекращения боевых действий. Британцы и французы покинули Египет к Рождеству, а Израиль – в марте 1957 года. В ответ еврейское государство получило международные гарантии свободного судоходства по Суэцкому каналу и заливу Акаба (на острове Тиран до сих пор стоит наблюдательный пост ООН!) и ненападения со стороны палестинских террористов. Продлилось это счастье недолго – до июньской Шестидневной войны 1967 года, но больше проблема Суэца для Израиля не возникала.

А что же Соединенные Штаты? Их реакция была фантастически ошеломляющей для всех, но в первую очередь для союзников по НАТО. Во-первых, 6 ноября 1956 года проходили выборы президента, Дуайт Эйзенхауэр баллотировался на второй срок и победил. Меньше всего ему хотелось отрываться от столь важных дел, чтобы заниматься шалостями своих европейских партнеров, которые неумело дразнили русского медведя. Во-вторых, администрация США решила, что параллельно Венгрии раскручивать тему Египта – это too much даже для «холодной войны». Особенно после 5 ноября, когда венгерская революция была окончательно закатана в асфальт. В-третьих, Эйзенхауэр был зол на британцев и французов за то, что они вели, пусть и «благородные», но секретные переговоры у него за спиной и приняли решение без согласования с «шефом». Наконец, в-четвертых, и это, на мой взгляд, самое главное, США решили, что настал удобный момент для окончательного разгрома европейских колониальных империй.

Да-да, не нужно удивляться – на дворе был 1956 год, Британская империя дышала на ладан, но еще дышала, а французы, едва покинув колониальный Индокитай, ринулись усмирять колониальный Алжир. Эти рецидивы викторианской эпохи раздражали американцев по очень утилитарной причине – им нужно было выкинуть европейцев из их (бывших) колоний, чтобы занять их место – штыком или долларом, не столь принципиально. Ведь Египет, бывший когда-то «хребтом Британской империи», должен был стать «хребтом нефтяной империи» США, но делать это нужно было как-то аккуратнее…

«Президент [Эйзенхауэр] оповестил мир, что американцы понятия не имели о планах союзников по НАТО и не намерены поддерживать их – напротив, считают необходимыми локализацию конфликта и прекращение огня. Его слова прозвучали для империй похоронным звоном. Одной только американской реакции хватало, чтобы с треском выдворить союзников из района нефтяной аорты планеты», - говорится в публикации «Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004».

Вот мы и получили уникальный эпизод в Истории, когда США и СССР заняли де-факто единую позицию. А ведь еще буквально вчера они в Корее, смотрели сквозь прицел в Берлине и мечтали переиграть друг друга в Будапеште. Хрущев, щелкнув по носу Британию и Францию, тоже получил заряд позитива: показал СССР альтернативным центром силы для Ближнего Востока и не только, а заодно сыграл на несогласованности действий западных союзников. Иногда бывает так, что разные задачи не мешают достижению одинаковой цели…

Читайте также:

Революция, мятеж, заговор? К 60-летию венгерских событий

Запоздалые слезы палачей. К юбилею XX съезда КПСС

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Libera

XS
SM
MD
LG