Linkuri accesibilitate

Алина Мунджиу-Пиппиди: «Хочу дать гражданам Молдовы совет – посмотрите, что случилось в 2014-м на выборах в Румынии»


Президент Румынского академического общества, инициатор Гражданской платформы România Curată, профессор в Берлине – о ставках на выборах в Молдове

Молдавские политики не скрывают своего разочарования по поводу низкой явки молодежи на воскресных выборах. Кишиневский социолог Дору Петруци советует им не забывать, что молодежь живет в мире, которым управляют взрослые, и что значительная часть молодых людей покинули страну. Политолог из Бухареста, председатель Румынского академического общества Алина Мунджиу-Пиппиди считает, что нынешние выборы в Республике Молдова – это выбор между двумя возможностями: либо молодежь останется за границей, либо ей позволят стать частью будущего Молдовы. :

Свободная Европа: Многие считают, что нынешние президентские выборы тесно связаны с геополитикой. Вы в своей статье «Молдаване, не запирайте сами себя в тюрьме», говорите, что это выбор между двумя возможностями: обречь молодежь на жизнь за пределами страны, или, напротив, позволить ей стать частью будущего Молдовы. Что это означает?

Алина Мунджиу: Голосование на выборах часто разочаровывает людей, так как они уверены, что все варианты хороши, и им следует лишь решить, кому отдать предпочтения: социал-демократам, либералам, демократам или кому-то там еще. Но когда ситуация неординарная, как, например, в Молдове, где основная часть молодежи, наиболее перспективная рабочая сила находится в Европе, и никто не может сказать, удастся Молдове «собрать камни» – или весь ее потенциал распылится, – в такой стране выбор идет между прошлым и будущим.

Как удержаться, как не сползти с палубы европейского корабля – проблема номер один

Третьего просто не дано, это непозволительная роскошь. Молдова должна остаться на плаву. Разумеется, хорошо бы ей иметь более положительный и более рафинированный выбор. Но главное, чтобы страна не проголосовала за выход из того пространства, где еще есть возможность решать. Это – главное на нынешних выборах.

С этой точки зрения, молодежь, которая свободно передвигается по Европе и по миру, чувствует все это более остро и глубоко. Молодежь сориентирована, и даже может подсказать старшему поколению, как надо голосовать. Пример – выборы президента в Румынии. Как удержаться, как не сползти с палубы европейского корабля – проблема номер один.

Свободная Европа: Вы говорите, что Молдове не за что чувствовать себя слишком обязанной ни Румынии, ни Западу, ни американцам. Более того, вы говорите, что Молдове не за что быть признательной и России...

Алина Мунджиу: Это проще простого. Молдова – территория очень уязвимая, и никто никогда не оказывал ей никаких услуг, да и впредь не окажет. Необходимо понимать, что Молдова должна прагматично ориентироваться на свои интересы. А интересы определяются в зависимости от того, как великие державы вокруг Молдовы действуют в целом, не только по отношению к Молдове.

Когда Европейский союз подписывает с кем-то Соглашение о свободной торговле, это выгодно абсолютно всем. Поэтому лодки с мигрантами и пытаются добраться до европейского континента, все хотят там жить. А в Черном море почему-то не видно никаких барж с мигрантами, которые направлялись бы в Россию.

Соглашения о свободной торговле с Россией в рамках Таможенного союза выгодны только России, на это жалуются все страны, заключившие подобные договоры. Поэтому предложения, озвученные некоторыми кандидатами в президенты Молдовы, – о денонсации Соглашения с ЕС и заключении договора с Россией, крайне невыгодного для Молдовы, – это просто чушь. Люди должны понимать, что в их интересах не сворачивать с европейского курса.

Здесь национальная идентичность не имеет значения – азиат ты, румын или русский. Важно другое: хочешь ты оказаться там, куда другие мечтают попасть, и готовы ради этого рискнуть своей жизнью, – или же будешь дураком, когда тебе представляется такая возможность, когда перед тобой открывается дверь, когда тебе предоставили безвизовый режим… Конечно, никто не приглашает войти, потому что ты не готов, но стоит поблагодарить хотя бы за то, что и двери никто перед тобой не захлопывает… Было бы полным безумием самому запереться изнутри в том, что окажется – как уже не раз бывало в истории Молдовы – обычной тюрьмой…

Свободная Европа: И если это случится, то что?

Алина Мунджиу: Если это случится, линия фронта, говоря геополитическими терминами, сократится. Молдова останется по ту сторону. Граница между Румынией и Республикой Молдова – Прут – станет границей Европы, сверхукрепленной границей. Потому что все мы видим, что в наши дни происходит с границами.

Хотя Молдове было предоставлено много авансов, не надо думать, что Европа будет хвататься за нее обеими руками

Границы станут более непреодолимыми, поэтому очень важно не оказаться на границе или, что еще хуже, по ту сторону границы.

В моем фильме «Где заканчивается Европа» (Unde se încheie Europa) я рассказала, что Днестр во времена римлян был границей Европы. Варвары могли добраться до Днестра, но те, кто осмеливался пересечь границу, расплачивался своей жизнью – несмотря на то, что Римская империя фактически не простиралась до Днестра. Это должно стать и нашей целью, восточных европейцев и румын: попытаться удержать Молдову внутри. Это слишком маленькая территория, и грешно дать ей затеряться в «серой» зоне, где ничего хорошего не происходит.

С другой стороны, если молдаване решат иначе – ничего не поделаешь, это их право, в мире полно примеров, когда народы сами себя обрекали. Европа находится в довольно уязвимой ситуации, когда сами европейские устои нуждаются в укреплении. И хотя Молдове было предоставлено, образно говоря, много авансов, не надо думать, что Европа будет хвататься за нее обеими руками.

Нет. Европа не так уж сильно в этом заинтересована. Утопающему можно помочь лишь в том случае, если он сам работает руками, пытаясь добраться до берега. Если же он хочет идти ко дну, что ж, вольному воля. Нам же останется спасать добрых людей по одиночке, из тех, кто пытается добраться до берега, – а ведь таких очень много, я лично за последние годы встречала много замечательных молодых молдаван в самых престижных университетах мира.

Румыния и была, и остается крайне неэффективной в том, что касается поддержки Республики Молдова всю последнюю четверть века

Свободная Европа: Вы также считаете, что сегодняшний способ поддержки Молдовы со стороны Румынии достоин порицания?

Алина Мунджиу: Я – профессор в вопросах общественной политики и демократии, и я нахожу достойным порицания любую нефункциональную вещь. Считаю, что Румыния и была, и остается крайне неэффективной в том, что касается поддержки Республики Молдова за всю последнюю четверть века.

Я отношу эту неэффективность за счет отсутствия серьезных, как на Западе, институтов, отсутствия серьезных совместных бизнес-проектов между двумя странами, отсутствия структур, которые занимались бы поддержкой Молдовы. Эта работа приходится на официальные органы и, к сожалению, на секретные службы Румынии, не особенно эффективные и не слишком подверженные реформам. Они договариваются – с разными людьми, и это стало особо заметно сейчас – например, когда нужно было помешать потрошению банков, они встрепенулись лишь постфактум.

Неэффективность однозначно достойна осуждения, и крайне печально, что двум обществам, румынскому и молдавскому, не удалось создать силами гражданского общества сильные институты, которые компенсировали бы слабость официальной политики.

Но я считаю, что Европа для Республики Молдова сделала гораздо больше, чем это признается официально. С той стороны было приложено немало усилий. Например, балтийские страны очень многое сделали для Молдовы, и именно там следует искать модель для Молдовы.

В 80-е годы Молдова и Латвия находились примерно на одном и том же уровне… Сегодня Латвия числится среди наиболее благополучных европейских стран, а Молдова находится там, где она находится – в тисках геополитики.

И их стартовые условия не сильно отличались – вот о чем должны думать молдаване. Граждане Молдовы должны понимать, что, если бы в эти 25 лет они вели бы себя так же, как прибалтийцы, их страна наверняка находилась бы на другом этапе развития, и не приходилось бы в таком отчаянии искать, кто из соседей виноват. В конечном счете, соседи – соседями, но то, что человек творит сам, и определяет то, что получится.

Свободная Европа: В то же время, вы упрекаете американцев за то, что они давали Молдове не самые удачные, мягко говоря, советы. Получается, что все игроки ошибаются в отношении Республики Молдова?

Алина Мунджиу: В основном, да. Потому что формула здесь такая: чем страна меньше, беднее и несчастнее, чем ее элита слабее и менее способна самостоятельно обращаться за помощью, тем более неподходящие советы ей дают.

Никто в свое время не подсказал Молдове, что отказаться от прямых выборов – большая ошибка. Этот совет стоил стране десять лет развития

Это касается не только Молдовы. Я работаю консультантом по развитию, и видела подобный подход на многих континентах, видела его и в Румынии. Иными словами, если мы несостоятельны, и не знаем, что сказать тому, кто готов нам помочь, не следует ждать, что тот, кто придет со стороны, знает, какое лекарство нам нужно.

Он знает твою страну гораздо хуже тебя самого. И с этой точки зрения я упрекнула бы международное сообщество в следующем: например, сейчас в Молдове опять проходят прямые президентские выборы, но никто в свое время не подсказал Молдове, что отказаться от прямых выборов – большая ошибка. Более того, такое решение получило поддержку…

И Молдова, которая была очень – даже слишком – послушной, прислушалась к этому совету. По моему мнению, этот совет обошелся стране в десять лет ее развития. Молдова доверчиво следовала советам Международного валютного фонда… Да, у советчиков были самые благие намерения, но повторюсь еще раз: не ждите, что люди со стороны будут лучше знать проблемы Молдовы – и знать, как их решать.

Если не опираться на здоровое, спаянное, компетентное ядро, если не использовать своих людей в других странах – ничего путного не получится. Еще раз скажу, что в зарубежных университетах я видела много прекрасных, компетентных, целеустремленных молодых людей. И нужно выработать общий, единый голос, чтобы заявить со всей определенностью: «Нет, сэр, то, что мне нужно – я знаю сам, а вы помогите деньгами, геополитической поддержкой… Но решение предложим мы».

Решения, которые приходят со стороны, даже самые благие, чаще всего не достигают своих целей.

Свободная Европа: Тем не менее, надо признать, что коррупция в Молдове – большая проблема. Возможно, самая большая. Не это ли является залогом успеха?

Алина Мунджиу: Борьба репрессивными методами, посредством арестов и так далее, не очистила ни одной страны. Это надо хорошо понимать: если мы хотим стабилизировать страну, следует предотвратить появление и развитие коррупции. А то когда начинаются бесконечные аресты, тут и вся демократия может оказаться под угрозой.

«Нет, сэр, то, что мне нужно – я знаю сам, а вы помогите деньгами, геополитической поддержкой… Но решение предложим мы»

В некоторой степени именно это происходит в Румынии, которая стала, к сожалению, неким образцом успеха, но на деле никаким таким образцом не является. Многие из задержанных, а может, и все они, вполне заслуженно оказались за решеткой, но проблема в том, что те, кто приходят на их место, поступают аналогичным же образом. Это ли не доказательство, что залог успеха – в чем-то другом?

Залог успеха – в реформе, которая позволит предупредить подобную форму захвата государства и не даст разрастись метастазам. А попытки задержать, арестовать, наказать целые правительства за коррупцию приводят лишь к тому, что усиливается соблазн использовать репрессивные органы, помериться с ними силами – кто кого.

Беспристрастность – штука очень сложная. Скажем, даже если прокурор пытается быть беспристрастным, в конечном итоге, он тоже будет зависеть и от одних, и от других. Единственная страна, которая попыталась это сделать до Румынии, была Италия, где в свое время развернулась кампания Mani Puliti («Чистые руки»). А что в итоге? Все итальянские эксперты говорят, что сегодня Италия такая же коррумпированная, как и до Mani Puliti. Разве что это явление стало чуть более изощренным, стала чуть «изящнее», что ли. Так что решение – в другом.

Страны, которым удалось избежать коррупции, сделали это не с помощью массовых арестов, а через реформы государства и ликвидации монополий, продвигая честную и свободную конкуренцию. Для этого необходимы другие институты и другой подход, а не аресты и тюрьмы.

Свободная Европа: Вопрос о России. Вы говорили, что из-за ситуации в Сирии Европа оказалась на грани хаоса, и что без договоренности с русскими нельзя решить проблемы Востока, нельзя укрепить европейскую безопасность, что Россия должна стать частью решений. Но что в этом случае ждет Республику Молдова?..

Алина Мунджиу: Вполне резонный вопрос. Я написала свой текст давно, в другой реальности, но я всегда была среди тех, кто считал, что вовлекать Россию в какие-то общие институты надо было более активно – еще во времена Ельцина. Например, есть партнерство Россия-НАТО, и говорить в рамках этого партнерства – это уже хорошо.

Так вот, существуют опасения, что для стабилизации Ближнего Востока и достижения компромисса, возможно, придется уступить Кремлю кое-что в Восточной Европе. Что-то – да, но не все что угодно.

Ни Европа, ни США никогда ничего не уступят в Восточной Европе, доказательством служит тот факт, что и страны Балтии, и Польша входят в НАТО. Я живу в Берлине, то есть, буквально в двух шагах от Молдовы. Из Берлина до Кишинева – час полета на самолете. Это все исключено, и даже проблема не стоит, чтобы вести какую-то невыгодную для Молдовы игру – в рамках более широких договоренностей с Россией.

России можно предложить что-то другое, Россия хочет не только территорий. У России – самые разные интересы, в том числе, связанные с европейскими рынками. И лично я считаю, что, в конце концов, компромисс будет найден, потому что России надо будет что-то предложить.

Нужно просто спросить себя: хотим ли мы оставаться и в дальнейшем страной пенсионеров?

Посмотрите, что творится в Сирии... Естественно, Кремлю нужно демонстрировать доказательства нашей решимости, нужно продолжать санкционное давление. Но одновременно нужно быть реалистами, и в определенные моменты находить общие точки соприкосновения с Россией, договариваться с ней. По моему мнению, такие точки следует искать в торговой зоне, в зоне рынка. И ни в коей мере жителям Молдовы не надо опасаться, что Европа или США уступят их России. Лишь бы они сами себя не уступили.

Свободная Европа: Вернемся к нашим выборам. Почему, на ваш взгляд, молдавские граждане за 25 лет независимости так и не поняли, что нельзя голосовать за модель закрытой страны?

Алина Мунджиу: В двух словах – из эгоизма. Потому что люди думают только о себе, а не о детях и внуках, не о своей семье, не о молодом поколении, которому надо возвращаться домой. Но возвращаться им нужно не на пустое место.

Я не хочу вмешиваться в предвыборный процесс в Молдове, но хочу дать гражданам Молдовы один совет – посмотрите, что случилось в 2014 году на выборах в Румынии, когда множество людей активного возраста, работающих за рубежом, звонили домой и просили своих родителей, бабушек и дедушек пойти на выборы и проголосовать определенным образом. И они изменили судьбу страны.

А что было бы, если бы родители или старшее поколение сказало: как это будет яйцо учить курицу, мне лучше знать, на выборы я пойду, но проголосую, за кого хочу?.. Мы потеряли бы целое поколение.

Вот о чем надо думать Республике Молдова. Нужно просто спросить себя: хотим ли мы оставаться и в дальнейшем страной пенсионеров, одной из причерноморских колоний пенсионеров бывшего СССР? Да, каждый из нас хочет мира – и завтра, и послезавтра, но это не значит, что мои личные интересы – превыше всего.

Люди добрые, у вас есть дети, внуки, подумайте о них. Они хотят другой жизни, они способны на большее, они в состоянии конкурировать и трудиться в Европе. Многие из них это уже доказали. Не захлопывайте двери перед ними – вот мой совет.

XS
SM
MD
LG