Linkuri accesibilitate

Удивительное дело: западные и российские эксперты едины во мнении о том, что нынешний этап конфронтации США и России носит беспрецедентный после распада СССР характер, а также поражает бескомпромиссностью и готовностью обеих сторон открыто грозить военным конфликтом. В причинах и возможных последствиях этого совсем не радостного хода событий я и пытаюсь разобраться, опираясь на авторитетные мнения коллег с Востока и Запада.

Например, директор экспертного центра Atlantic Council, в прошлом высокопоставленный аналитик, прогнозист Национального совета по разведке США Мэтью Берроуз считает, что после начала конфликта в Украине «все кризисы «холодной войны» снова вернулись на прежнее место». Он объясняет конфликтность отношений держав личной (и, очевидно, взаимной) неприязнью Путина и Обамы. «Правда, я считаю, что Обама несет даже бóльшую ответственность за это. США должны взаимодействовать с разными странами, и необязательно, чтобы все они разделяли наши [американские] ценности. После кризиса на Украине многие в США удивлялись: «А понимает ли Россия свое место в мире? Это страна, которая не может делать такое. Ну, Китай еще — может быть». Это было отражением высказываний Обамы, что Россия — это страна, которая идет к закату», - пояснил Берроуз в интервью «Газете».

Главный редактор издания «Россия в глобальной политике», известный политолог Федор Лукьянов полагает, что США и РФ вернулись к состоянию, когда именно в их разговоре решаются важнейшие вопросы международной политики. Однако это объясняется не «эксклюзивностью» стран, а снижением числа «дееспособных держав в принципе». «Европа свойства политического субъекта утратила... Китай, Индия, Иран… пока не готовы самостоятельно участвовать в большой военно-политической игре. Вот и получается, что на Ближнем Востоке и на Украине, то есть в двух наиболее острых региональных кризисах сегодня, Путин и Обама оказываются основными собеседниками. Едва ли к взаимному удовольствию, но всё же», - написал эксперт в «Российской газете».

Тот же Лукьянов в обширном интервью изданию «Дискурс» сказал, что Россия, как в целом мир, не нашла новой опоры после «холодной войны», «хотя казалось, что после распада Советского Союза пришла новая эпоха лидерства США и Запада». «Наступил длительный и довольно разнообразный переходный период, который не привел к балансу и стабильной конструкции. Рано или поздно этот баланс наступит, но сейчас мы только в начале пути от осознания того, что ничего не выстроилось, к осознанию того, что может выстроиться, потому что в действительности мир намного сложнее», - подчеркнул политолог.

Его коллега Георгий Бовт уверен, что сегодняшняя Россия психологически готова к новому витку противостояния с Западом, но опасается того, что в долгосрочном плане России может не хватит финансовых ресурсов для поддержания социальной стабильности. С другой стороны, США могут добиться значительного преимущества в гонке вооружений и технологий за счет создания глобальной системы ПРО, что способно подорвать российский потенциал «массированного ядерного возмездия».

«Поэтому максимально желательно для Кремля было бы результативно разрешить нынешнее противостояние с США в течение ближайших (максимум) нескольких лет. Оптимальный вариант — договориться о новых условиях сосуществования... Худший же вариант укладывается в «философию питерской улицы»: если чувствуешь, что драка неизбежна, бей первым, - пишет Бовт на сайте «Газеты». – Мне кажется, в руководстве страны [России] почти монопольно доминируют люди, которые исходят из того, что «драка» с Америкой в той или иной форме именно неизбежна. И сегодня пределы игры на повышение ставок для Москвы могут оказаться выше, чем в 2014 году».

О возможном отставании России предупреждает и бывший начальник Аналитического управления КГБ СССР, член президиума Совета по внешней и оборонной политике Владимир Рубанов. «Актуальная угроза для России заключается в нашем нарастающем отставании в мирном соперничестве, без которого сомнителен успех в военной сфере. Обеспечение информационной безопасности при таком подходе заключается в необходимости скорейшего устранения огрехов своего информационно-технологического развития», - сказал он «Коммерсанту».

Наконец, свое слово скажет ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности при Российской Академии наук Алексей Фененко. На сайте «Россия в глобальной политике» он представил интереснейший материал – «Шесть мифов российско-американских отношений». Речь идет о мифах именно в российском экспертном сообществе.

Первый миф – представление о глубоком сходстве русских и американцев.

Второй миф – представления о том, что конфронтация между СССР и США появилась только после Второй Мировой войны из-за «сталинской экспансии».

Третий миф – представления о «великом союзе» СССР и США в годы Второй Мировой войны. Четвертый миф – представления о том, что в 1990-х годах американцам якобы нравилась «слабая ельцинская Россия».

Пятый миф – представления о том, что партнерство с Россией чрезвычайно важно для Соединенных Штатов.

Шестой миф – представление о том, что якобы авторитарный характер СССР (а затем России) мешает российско-американскому партнерству.

«Политика национальной безопасности США всегда строилась на противостоянии самому мощному государству Евразии. Со времен наполеоновских войн американцы вычисляют, какая страна Старого Света теоретически может совершить трансатлантическую экспедицию, и стремятся заранее разукрупнить ее ресурсы, - резюмирует Фененко. – Мы слишком рано уверовали в «глубину перемен 1991 года», в то время как американцы вовсе не считали их очень глубокими. Во всяком случае, не настолько глубокими, чтобы всерьез уверовать в перспективы российско-американского партнерства».

Продолжение следует

Часть 1

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Libera

XS
SM
MD
LG