Linkuri accesibilitate

17 сентября исполнилось 10 лет со дня проведения референдума в Приднестровье. В 2006 году жители Левобережья ответили на два вопроса: «Поддерживаете ли вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?» и «Считаете ли вы возможным отказ от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением Приднестровья в состав Республики Молдова?».

Итоги были очевидны с самого начала, однако было два существенных «но». Во-первых, хитро сформулированные вопросы – словно «свободное присоединение к России» не означало отказа от де-факто независимости. По моей информации, такие формулировки были подсказаны экспертами МИД России. Во-вторых, доля вброшенных бюллетеней с «правильными» ответами составила не менее 30%, в результате чего и получилась внушительная цифра в 97,1%. Хотя и так было понятно, что большинство приднестровцев выберет Россию. К тому же, в нарушение закона были засчитаны «правильными» бюллетени, в которых ответ «Да» стоял у обоих вопросов – отсюда еще несколько процентов за Россию.

Единственным осязаемым итогом плебисцита стала реакция Госдумы России, которая единогласно признала референдум легитимным и призвала руководство РФ считаться с мнением народа непризнанной республики. Сегодня, однако, это уже не имеет значения, ведь самое интересное началось (и продолжается) потом. С одной стороны, результаты волеизъявления послужили «наказанием» Молдове, которая совместно с Украиной в начале 2006 года ввела новый таможенный режим для приднестровских экономических агентов (в Тирасполе это назвали «экономической блокадой»). С другой стороны, референдум стал дубиной в руках России, которая, не признав итоги на официальном уровне, через Госдуму дала понять, что не отказывается от возможности использовать этот вопрос как средство давления на Молдову.

А что же само Приднестровье? Сразу обращает на себя внимание то обстоятельство, что процесс гармонизации местного законодательства с российским, запущенный при Игоре Смирнове, так и не получил какого-либо осязаемого вида. Например, должность вице-президента так и не была ликвидирована до смены власти в 2011 году, хотя сам Смирнов уверял, что данный процесс начнется с конституционных основ. Нельзя сказать, что ничего не делалось, но, видимо, делалось недостаточно для того, чтобы Приднестровье могло назвать себя плывущим параллельно России. Такие косметические изменения, как введение единого дня голосования или единого государственного экзамена в школах, не могли существенно повлиять на картину.

И вот в таких условиях нынешний президент непризнанного Приднестровья Евгений Шевчук подписывает 7 сентября указ «О реализации итогов республиканского референдума, состоявшегося 17 сентября 2006 года». Как сообщает пресс-служба приднестровского лидера, данным документом, «в частности, определяется приведение правовой системы Приднестровья в соответствие с федеральным законодательством Российской Федерации основополагающим направлением внутренней политики ПМР».

Помимо прочего, «изданные в ходе реализации правотворческих полномочий правовые акты, противоречащие базовым основополагающим принципам федерального законодательного урегулирования правоотношений в Российской Федерации, будут считаться изданными в нарушение воли народа Приднестровья и не подлежащими применению». Как понимать этот пункт, пока не совсем ясно, но есть вероятность, что Шевчук своим указом хочет воспрепятствовать усилению Верховного Совета, где конституционным большинством обладают его противники из партии «Обновление». Поскольку в России президентская власть несравненно сильнее власти законодательной, приднестровской лидер хочет аналогично усилить свою вертикаль. Но вот получится ли – большой вопрос.

Особенно большим он кажется на фоне подготовки к выборам президента, которые в Приднестровье пройдут 11 декабря. Евгений Шевчук рассчитывает переизбраться на второй срок, и с этим у него серьезные проблемы. Поэтому, считают эксперты, указ от 7 сентября есть не что иное, как предвыборный ход и попытка завоевать дополнительные голоса, играя на традиционно пророссийских настроениях приднестровцев. Например, бывший министр иностранных дел Владимир Ястребчак напомнил, что процесс гармонизации начался 10 лет назад.

«Вряд ли Шевчук, который в тот период (2005-2009 годах) был председателем Верховного совета, забыл об этой практике. Второе. Ничто не мешало действующему президенту Приднестровья подписать подобный указ ранее, а не за три месяца до выборов, уже после его заявления о намерении баллотироваться на второй срок. Третье. О пропагандистском характере указа говорит то, что им ставятся заведомо невыполнимые цели, поскольку речь в нем идет не о гармонизации, а о приведении приднестровского законодательства в соответствие с российским. Неясно, как будут решаться вопросы федеративного госустройства, частной собственности на землю, верховенства федеральных законов, прямого применения российской Конституции в Приднестровье, и многое другое», - цитирует господина Ястребчака сайт Noi.md.

«О предвыборной логике говорит и легко читаемый замысел авторов указа: те, кто будут его оценивать в негативном ключе, выступят противниками курса на интеграцию с Россией, что даст повод для их острой критики. Вместе с тем, вполне возможно, что на документ последует реакция Москвы, поскольку он создает для России много трудностей различного порядка», - добавил бывший приднестровский министр. Замечу, что внятной реакции Москвы пока не последовало.

Интересную интерпретацию дал депутат Госдумы, член комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Олег Пахолков. По его мнению, Москва через Тирасполь хочет повлиять на выборную ситуацию в Молдове. «Это посыл Молдавии: если вы сейчас не изберете президента, который готов объединить страну на условиях федерации, то Приднестровье может вильнуть хвостом и уйти в Россию», - цитирует депутата «Лента». Пахолков добавил, что Приднестровье не раз голосовало за присоединение к России, но Москва заинтересована в сохранении территориальной целостности РМ на условиях создания федерации.

«В Молдавии скоро выборы президента, и Россия надеется на победу Игоря Додона, который одним из пунктов своей программы сделал объединение Гагаузии и Приднестровья в одну федерацию с Молдавией. Это фактически возрождение проваленного в свое время молдавским президентом Ворониным «плана Козака», который Россия всегда поддерживала», - сказал далее депутат Госдумы. Сейчас, по его словам, российская сторона практически не работает над реализацией «плана Козака», потому что не видит партнера со стороны РМ, с которым можно было бы разговаривать.

Излишне говорить, что в Кишиневе резко раскритиковали указ Шевчука. Премьер-министр РМ Павел Филипп назвал это решение популистским и привязанным к декабрьским выборам. Примерно так же сказал спикер парламента Андриан Канду. «Вместо того чтобы искать решения по восстановлению целостности страны, местные лидеры призывают к продвижению сепаратизма и присоединению к другому государству», - цитирует спикера издание Newsmaker. Тут я, однако, спешу удивиться. Господин Канду в самом деле считает, что в Тирасполе должны «искать решения по восстановлению целостности» Молдовы? Мне всегда казалось, что сепаратисты на то и называются сепаратистами, что о единстве «метрополии» они думают в последнюю очередь.

Вернемся в Тирасполь. Интересно взглянуть на реакцию депутатов Верховного Совета от «Обновления» - они ожидаемо назвали указ Шевчука предвыборным ходом и заявили о намерении оспорить в Конституционном суде. «Как распространять российское законодательство при разном государственном устройстве, при разных конституциях? Данные (российские) законодательные акты у нас не применимы, у нас разная налоговая система, много других различий», - сказал в интервью Newsmaker глава фракции «Обновления» Петр Пасат.

Тут я, пожалуй, удивлюсь еще раз. Разве господин Пасат только сейчас узнал о разных конституциях и государственных устройствах в России и Приднестровье? Но ведь смирновский указ 10-летней давности никто в свое время не оспаривал – наоборот, тогда царила эйфория, и мало кто задавался вопросом о реальности гармонизации. Даже такая «мелочь», как отсутствие общей границы и, что сегодня еще важнее, наличие враждебной Украины, ни тогда, ни сейчас никого в Тирасполе не коробили. Да, можно согласиться с предвыборным характером указа Шевчука, но в таком случае придется назвать и реакцию «Обновления» предвыборной и конъюнктурной. Гармонизация либо есть, либо ее нет, полумеры никому не нужны, а показуха тем более.

В общем, нынешняя избирательная кампания в Приднестровье рискует превратиться в конкурс «Кто сильнее любит Россию» - примерно как в Молдове «Кто больше хочет в Европу». В Левобережье, в отличие от геополитически расколотой правобережной Молдовы, ориентация на Россию является практически абсолютной, а главное – естественной, «процессом снизу», поэтому иная постановка внешнеполитической задачи может привести кандидата или партию к краху. Единственный, кто может сидеть спокойно, это сама Россия. В Тирасполе нет и в обозримом будущем не появится политиков, которые смотрят не на Москву, поэтому с гармонизацией или без нее Приднестровье останется региональным активом РФ. А кандидаты как-нибудь разберутся.

XS
SM
MD
LG