Linkuri accesibilitate

Минувшим летом из молдавской повестки не исчезла «американская» тема: находящийся в Штатах бывший сотрудник Национального антикоррупционного центра Михаил Гофман время от времени подает сигналы о том, что там работа по расследованию молдавской «кражи века» не прекращается. В развитие этого процесса господин Гофман дал интервью кишиневскому порталу Anticoruptie, которому очень подробно расписал известные ему обстоятельства многократного вывода финансовых средств из банковской системы Молдовы.

Для начала он пояснил, почему, собственно говоря, в расследование кражи миллиарда включились американцы: опустошенные резервы Национального банка состояли, в числе прочего, из заимствований Международного валютного фонда и Всемирного банка, а это уже деньги американских и европейских налогоплательщиков.

Далее Гофман пояснил, почему компания Frontier Solutions, которая подключилась к расследованию, была заинтересована в том, чтобы Вячеслав Платон не был выдан Украиной Молдове. На момент публикации данного интервью, 16 августа, Платон еще находился в Киеве, и Гофман сказал, что американцы рассчитывают получить от молдавского бизнесмена «серьезные показания в связи с кражей миллиарда», к которому, между прочим, сам Платон и причастен. Гофман добавил, что, по его сведениям, Платон все-таки успел передать американцам имевшиеся у него документы.

Кстати, уважаемые читатели, - сейчас, когда Платон выдан Молдове, не кажется ли вам, что, попади он в руки американских следователей, кое-кому в Кишиневе пришлось бы очень туго? Поэтому кое-кто не пожалел денег, чтобы позолотить ручку друзьям в Киеве и добиться выдачи опасного свидетеля.

«Если вы внимательно смотрели на схему, посредством которой была опустошена банковская система, а также то, как [участники преступной схемы] сумели добраться до валютных резервов Национального банка, вы могли увидеть, что основными бенефициарами стали Плахотнюк, Филат, Платон. Шор и Яралов, который координировал кражу миллиарда», - пояснил Гофман и порекомендовал обратиться к Frontier Solutions за более подробной информацией.

Он добавил, что Плахотнюк воспользовался деньгами, выведенными из трех ликвидированных банков (Banca de Economii, Banca Socială, Unibank). «Более того, многие документы, которые представляют собой доказательную базу, подписаны мною и были переданы правоохранительным органам. А как вы думаете, отчего начались массированные медийные атаки на меня и членов моей семьи?», - рассказал далее Гофман.

Их (организаторов кражи миллиарда) проблема в том, что они были абсолютно уверены в себе, поэтому даже не поменяли компании, участвовавшие в рейдерских атаках, пользовались «токсичными» кредитами или деньгами из валютных резервов страны, добавил собеседник издания. Он пояснил, что сомнительные кредиты исчезали в оффшорах, а потом возвращались в Молдову под видом «других» денег и вкладывались под видом инвестиций в различные компании.

Михаил Гофман привел некоторые подробности участия Сергея Яралова в банковской афере. «Он (Яралов) был координатором. Фактически идея пришла из-за границы. Он координировал действия между эффективными бенефициарами и исполнителями, которые представляют потрясающую конструкцию. К тому же у него очень хорошие связи с банками из Латвии и Российской Федерации. Вернее, были…», - рассказал бывший сотрудник Центра по борьбе с коррупцией.

Очевидно, в свете начатой американцами «охоты» на пропавший миллиард активизировались оппозиционные Плахотнюку силы. Впервые в медийном поле выступил Виктор Цопа – наверное, главный противник Плахотнюка, который когда-то был его бизнес-партнером. В интервью «Журналу» господин Цопа не привел принципиально новых сведений о начале своего бизнеса и о пересечении с Плахотнюком – всё это достаточно давно циркулирует в молдавском информационном пространстве.

Гораздо более ценны, с моей точки зрения, оценки самой личности Плахотнюка. Так, Виктор Цопа дважды назвал его «социопатом», а затем – «абсолютным злом». Вспоминая о совместном бизнесе в 2006-2007 годах, собеседник «Журнала» сказал, что «никогда не думал, что такой человек может ходить по земле, что такое зло может существовать». «У него нет финансовой ответственности, нет сострадания, нет совести, нет чести. Доброту он принимает за слабость, - продолжил Цопа. – Если внимательно посмотреть на его мимику, движения, слова, [можно увидеть, что] он представляет собой личность с неуемной жаждой власти, он социопат...».

Не без иронии Виктор Цопа «поблагодарил» Плахотнюка за то, что его деятельность «создает сильные характеры» и укрепляет иммунитет народа, что люди понимают необходимость изменения жизни. А также за то, что Плахотнюк своими действиями заставил правую и левую оппозицию объединиться…

Боюсь ошибиться и заразить уважаемых читателей напрасными надеждами, но есть пока слабое ощущение того, что непрошеное царствование одного известного персонажа может закончиться раньше, чем он сам это представляет. Во всяком случае, интервью Гофмана и Цопы, откровенные заявления Платона в суде и сообщение Сагайдака об уголовном деле в США говорят о том, что Плахотнюка перестают считать непреодолимой проблемой. В конце концов, бывший премьер Ион Стурза писал летом, что за Платоном стоят серьезные люди (из-за рубежа), и тот, кто тронет «Славика», будет иметь с ними дело. Тронули…

Между тем, сам Платон продолжает сотрясать молдавскую политику. Через своего адвоката Анну Урсаки бизнесмен сказал, что за день до своего задержания в Киеве собирался сделать публичное разоблачение по делу миллиарда. Госпожа Урсаки зачитала фрагмент письма в эфире программы «Интерпол» на канале ТВ7: «Я хотел рассказать, как происходила кража века, как были приняты решения, кем и как были украдены деньги… Кроме того, я общался с Шором, Плахотнюком и Яраловым, которые в минуты откровенности рассказывали мне определенные детали, а я их собирал в целостную картину. Более того, я знаю, как действуют, как думают эти люди».

«В ноябре 2014 года Национальный банк Молдовы щедро раздал валюту BEM, Unibank и Banca Socială. Тогда же НБМ дал «Виктория-банк» межбанковский кредит на сумму 1,8 млрд. леев, хотя, по закону, был вправе предложить всего 80 млн. леев. Центробанк должен был закрыть на это глаза, - продолжила Анна Урсаки зачитывать письмо Платона. – Дрэгуцану был предложен на пост председателя НБМ именно Плахотнюком, а не Гимпу. В тот момент я [Платон] был депутатом, и Плахотнюк пытался меня убедить голосовать за Дрэгуцану. Плахотнюк говорил, что это «наш парень» и что тот [Дрэгуцану] будет делать всё, что ему скажут».

«Кроме того, я хотел рассказать, как Плахотнюк использовал Шора и как удачно подставил Филата, который, как глупец, ничего не понимал. Шор – это зицпредседатель Фунт, который за всё отвечает, а основным бенефициаром является Плахотнюк», - резюмировал в своем письме Вячеслав Платон.

Откровенно говоря, я не знаю, сколько продлится его эпистолярная битва с Плахотнюком, но, возвращаясь к написанному выше, я вновь выражу слабый оптимизм. Конечно, «Координатор» не лыком шит и готов на новые и новые сюрпризы – например, у него масса возможных комбинаций на президентских выборах. Но на каждого крепкого орешка найдется свой Щелкунчик. Гофман ведь не зря старался…

Платон и истина

Читайте также:

Страна непуганых координаторов

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG