Linkuri accesibilitate

«Нынешнее правительство не может заниматься кризисным управлением»


«Punct și de la capăt» с Натальей Морарь. Гость программы: Ион Стурза

Свободная Европа: Я вас приветствую на волнах радио Europa Liberă. С вами программа «Punct și de la capăt» и я, Наталья Морарь. Сегодня сравним Молдову с бизнесом. Почему за 25 лет она сумела стать прибыльным предприятием лишь для очень узкой прослойки людей, но не для всех ее граждан? Об этом поговорим с моим сегодняшним гостем – бизнесменом и экс-премьер-министром Республики Молдова Ионом Стурзой. Господин Стурза, добро пожаловать.

Ион Стурза: Добрый день!

Свободная Европа: Вы, как бизнесмен, можете сказать, что Республика Молдова может избежать банкротства, если сравнивать страну с бизнесом? Мы – банкрот или приближаемся к банкротству? Или все-таки мы можем сделать из страны что-то, что станет прибыльным для всех? Не только для верхушки, а вообще для всех. Давайте оценим ситуацию в нашей стране с точки зрения бизнеса.

Ион Стурза: Конечно, можно провести такое сравнение между страной и компанией, хотя функции государства значительно шире, чем у компании. С технической точки зрения, Молдова никогда не было государством, которое бы полностью соответствовало бизнес-модели. Она постоянно находилась в стадии предбанкротства. Другое дело, где был источник преодоления всех этих кризисных ситуаций? Как правило, это было население и внешние займы, позволявшие проходить более острые фазы экономических кризисов. Потом наступали определенные этапы стагнации, даже небольшого роста, и опять возвращались в фазу кризиса. Конечно, в таких условиях ни одна компания мира выжить не может. Это нонсенс, с экономической точки зрения. Но, опять же, государство – это несколько больше, чем просто бизнес-компания.

Свободная Европа: Восемь месяцев назад вы могли бы стать премьер-министром во второй раз. Ну, не получилось, не сложилось, скажем так. Многие тогда сравнивали вашу команду и вас с командой кризисных менеджеров, и говорили, что вот сейчас придут ребята, которые за короткий срок смогут исправить ситуацию. Я думаю, Вы можете спокойно сейчас оглянуться назад и посмотреть на все, что было сделано за эти восемь месяцев. Вам нравится нынешняя команда антикризисных менеджеров? Вообще, вы можете их так назвать?

Ион Стурза: Конечно, нет, это чисто политическое правительство. Наша задача, и моя личная задача, состояла в том, чтобы собрать техническую команду, правительство технократов, которое бы действительно занималось преодолением кризисной ситуации в экономике, в публичных финансах, и которое дало бы политикам возможность перезапустить политическую систему, политическую жизнь на новых началах. Мы не ставили себе задачей заниматься чистой политикой. Это совершенно другая функция, это другой менталитет, другие навыки, другие подходы к вопросам экономики, особенно к публичным финансам. Это другой диалог с обществом – более открытый, более прозрачный, более откровенный. Конечно, нынешнее правительство является воплощением политических и иных интересов определенных кругов Молдовы, и оно не может заниматься кризисным управлением. Это для меня очевидно.

Свободная Европа: Если все-таки сравнивать Молдову с бизнесом, то сейчас, на данном этапе, мы находимся в стадии полуразложения компании? То есть, вообще, что нас сейчас может спасти?

Ион Стурза: Можно и нужно, наверное, разделять экономическую жизнь страны и собственно государство, функции государства. Конечно, Молдова – это относительно маленькая экономика. И если сравнивать ее с другими странами, то семь миллиардов ВВП – это средний ВВП среднего города в Германии. Постоянно проживающие здесь два с половиной миллиона жителей с очень низкой покупательной способностью не являются благоприятной средой для развития бизнеса. Нужно понимать, что это достаточно маленькая экономика с маленькой покупательной способностью населения. С точки зрения инвестиций, я часто делаю такое сравнение: один доллар, инвестированный в Молдове, дает один доллар, в Румынии – десять, в Англии – пятьдесят, а в Соединенных Штатах – двести. Если у инвестора есть возможность инвестировать, то он, конечно, будет инвестировать в более продвинутые рынки с более продвинутой покупательной способностью. Поэтому у меня нет иллюзий насчет возможностей Молдовы стать большой экономикой и интересной для инвесторов.

Свободная Европа: Хорошо, но вот такой стране как Эстония, маленькой стране, удалось стать интересной экономикой с точки зрения бизнеса…

Ион Стурза: Для определенных сегментов бизнеса…

Свободная Европа: Это небольшая экономика, которая заняла определенную нишу…

Ион Стурза: Да, они смогли поднять покупательную способность населения и соответствующий спрос на товары и услуги, в том числе благодаря вливаниям Евросоюза в бюджет страны (после интеграции в Евросоюз), в потребности и расходы государства, особенно в социальные проекты, инфраструктуру, что, естественно, привлекло интересы бизнеса. Но они, как Вам это известно, перешли сразу же из феодализма в цифровую экономику, являются лидером среди малых стран в новых технологиях, в IT-технологиях. И это значительно повлияло на судьбу государства.

Свободная Европа: Господин Стурза, Вы сказали немного раньше, что в начале года Вы планировали, хотели возглавить техническое, технократическое правительство. Оглядываясь назад, спустя 25 лет после провозглашения независимости, скажите, Вы вообще верите в возможность технократического правительства в условиях, когда у нас абсолютно все в политике определяется политическими партиями? А политические партии, как говорил господин Серебрян, у нас отличаются исключительно с точки зрения геополитики. Они не политические, а геополитические. Одни тянут нас в одно направление, другие – в другое направление. Очень часто, особенно в последние годы, мы видели, как люди прикрываются геополитическими лозунгами для того, чтобы не отвечать на конкретные вопросы: что они собираются делать с экономикой, как они будут модернизировать страну. Вы вообще верите, что в этих условиях у нас когда-нибудь будет технократическое правительство, которое будет меньше говорить о геополитике и больше заниматься делом?

Ион Стурза: Откровенно говоря, технократическое правительство имеет смысл только в кризисных ситуациях…

Свободная Европа: У нас такое ощущение, что кризисная ситуация не заканчивается…

Ион Стурза: …Когда политическая система находится в тупике, когда не могут складываться какие-то альянсы. Но, в принципе, все правительства должны быть политическими. Они должны быть отражением структуры парламента, отражением результатов голосования народа. И правительство должно заниматься политикой, в смысле политическими процессами, в различных отраслях экономики.

Свободная Европа: Да, но если смотреть, как у нас складывается и как у нас устроена политическая система, понимаешь, что она основана не на принципах меритократии или справедливости. Есть большие партии, которые оперируют огромными бюджетами. И не потому, что они заслужили это на основании закона, а потому что они пользовались разными трюками: как притянуть голоса, как завладеть большим количеством каналов, как заплатить больше избирателям. И есть маленькие партии, которые пытаются пробиться, но денег у них нет, доступа к СМИ у них тоже нет. Соответственно, поддержка у них со стороны населения не такая большая, и поэтому в парламент всегда попадают одни и те же…

Ион Стурза: Вы знаете, это проблема политических партий, политической системы…

Свободная Европа: А как здесь пробиться, как тогда добиться, чтобы правительство, которое будет отражением политической структуры парламента, хоть как-то представляло интересы граждан, а не тех людей, которые владеют партиями?

Ион Стурза: К сожалению, в последние годы в первый ряд или в руководство правительства и министерств выдвигались люди, которые на самом деле ничего не решали. Такова реальность Молдовы. Решения принимались в других местах, поэтому степень свободы у руководителей правительства и министерств снижалась с каждым годом, а степень ответственности оставалась той же самой. Кстати, многие, попадая на эти должности, потом или жалеют, или начинают сильно переживать, в хорошем смысле этого слова. Потому что они на экранах телевизоров, они отвечают за воду, за газ, за дороги и другие вещи, а на самом деле понимают, что каждое утро они получают по факсу какие-то руководящие указания, или же рядом с каждым находится какой-то там комиссар, который гнет линию партии…

Свободная Европа: Смотрящий.

Ион Стурза: …Смотрящий. Конечно, желательно, чтобы те, которые реально делают политику в Молдове, были и теми, которые занимают в этом государстве определенные функции. Естественно, на определенных условиях, как моральных, так и профессиональных. Профессионализация государственного управления, вообще-то, большая проблема в Молдове. Хоть у нас есть и академии, и люди, вроде бы, учатся, строят какую-то карьеру государственного управления, на самом деле, их уровень подготовленности очень низкий, за исключением нескольких островков, таких как в Национальном банке, может быть, в Минфине. В Министерстве экономики в основном люди случайные, непрофессиональные, которые не понимают ни макроэкономики, ни микроэкономики. Конечно, мы можем сослаться на то, что их доходы зарплаты очень низкие.

Свободная Европа: Как тогда мы будем менять систему, господин Стурза? Как Молдова может получить правительство мечты? Потому что, если сейчас посмотреть на оппозицию, то возникает очень большое количество вопросов в связи с тем, как они собираются выводить страну из кризиса. Потому что разбрасываться лозунгами «Освободим страну от олигархов!» могут все, а вот как конкретно они будут освобождать страну от олигархов потом, когда придут к власти, здесь конкретики нет.

Ион Стурза: Да, Вы совершенно правы, я тоже пытался проанализировать, так сказать, экономические программы партий, не только тех, которые находятся сегодня у власти, но и тех, которые претендуют на власть. Там, конечно, куцо, очень мало реальных идей. Это большая проблема политических лидеров: суметь собрать вокруг себя талантливых управленцев, которые могли бы управлять какими-то секторами экономики, и не только экономики, но и социальной сферой, обороной, общественным правопорядком; убедить их, что надо на какой-то срок отдаться служению своей стране. Как правило, самые крикливые, самые преданные, в кавычках, после выборов выдвигаются на определенные посты и они далеко не лучшие эксперты. Конечно, с другой стороны, нужно признать, что Молдова в целом, и в стране, и за рубежом, не имеет такого большого бассейна, скажем так, талантов управленцев. Их не так много, но, наверное, они все-таки есть. Больше за рубежом я встречал достаточно большое количество выходцев из Молдовы, которые работают в инвестиционных банках, в управлении крупных компаний, которые могли бы на какой-то срок прийти и заниматься…

Свободная Европа: Да, но для того, чтобы они вернулись в страну, пусть на какой-то срок, здесь внутри для этого что-то должно произойти. Должен быть послан настоящий, серьезный месседж о том, что, ребята, возвращайтесь, мы вас ждем, вы получите возможность самореализоваться, но вместе мы будем работать над большой реальной историей, как выводить страну из кризиса. Но для этого должны быть местные политические лидеры, которые сумеют убедить, в том числе, представителей диаспоры. Пока этого не получается.

Ион Стурза: Знаете, у нас была такая попытка в 2009-2010 годах. В страну действительно вернулось много талантливых молодых ребят, которые занимали какие-то должности или были в ранге советников. Но их разочарование было настолько глубоким, что, я думаю, если даже сказать, что у нас идеальная ситуация, что политические партии осознали, что не имеют достаточно профессиональных сил, чтобы управлять страной, чтобы приглашать экспертов из-за границы, то вряд ли кто-либо вернется. Сегодня политическая система Молдовы, государственное управление так структурированы, что практически все зависит от одного центра. Всем уже стало как-то даже скучно об этом говорить…

Свободная Европа: Даже не надо имен называть, все понимают, о ком идет речь…

Ион Стурза: Да, и вряд ли эти ребята, которые привыкли работать в совершенно другой, свободной, многоуровневой среде, согласятся обслуживать этот центр.

Свободная Европа: Господин Стурза, но чтобы они согласились вернуться в страну, для них нужны местные модели, им нужны местные лидеры, которые их за собой позовут, компетентные люди и так далее. Вы для многих стали таким человеком восемь месяцев назад, для очень многих. Более того, я общалась с некоторыми потенциальными членами Вашего правительства, и они рассчитывали на то, что Вы продолжите работу, пусть и не политическую, но продолжите работать в этом направлении. Вы их тогда собрали, но потом дальше не пошло. Вы видите свою роль в том, как бороться с разочарованиями молодого, компетентного поколения, которое уехало, уже, может быть, даже во второй раз, и некоторые не собираются уже больше возвращаться. Как и кто будет их возвращать?

Ион Стурза: Вы знаете, это самый болезненный вопрос: есть ли у этих людей желание вернуться в страну. Конечно, у гастарбайтеров моего поколения есть такое желание. Для нас, хотя мы имеем и гражданство, и платим налоги в других странах, и работаем на благо других стран, тем не менее, для нас родина – это Молдова. И в какой-то момент, конечно, мы вернемся сюда, но у более молодых уже нет таких ощущений, чувств, скажем так, патриотизма, домашнего патриотизма. Сложно будет их убедить вернуться. И проблема не только в зарплатах, а в том, насколько этот проект стабилен и долгосрочен. С другой стороны, насколько они желанны в собственной стране. У нас нет культуры восхищения или оценки успехов своих сограждан. Мы всегда пытаемся найти какое-то оправдание своим неуспехам, своим поражениям в жизни, и всегда пытаемся найти какой-то изъян у наших ближних…

Свободная Европа: Конечно, мы всегда ищем виноватых – виноваты все, только не мы.

Ион Стурза: Да. Но, тем не менее, вы видели, что даже на этом Конгрессе диаспоры, который прошел в Кишиневе, несмотря на то, что он естественным образом был срежиссирован партиями власти, даже на нем было много озабоченности, искреннего желания помочь Молдове. Я, естественно, один из тех, которые стоят рядом со своим народом, со своей страной. Своими оценками ситуации, своими анализами, своими менторатом и бизнесом, своими небольшими инвестициями, я, конечно, пытаюсь влиять на ситуацию в Молдове. Но я реалист, и должен оценивать реально ситуацию не только в Молдове, но и в мире, в регионе, оценивать интересы больших держав, хотя я ненавижу эту геополитическую игру. Тем не менее, я вижу, что сегодня происходит, насколько мир меняется не в лучшую сторону, сколько существует вызовов, связанных с ситуацией на глобальном уровне. Молдова, к сожалению, стала одним из винтиков в этой глобальной игре, в том числе и в экономике. Нужно быть реалистом, когда ставишь перед собой какие-то задачи, и в политическом плане тоже.

Свободная Европа: Ну а реалист в вас, что вам подсказывает? В ближайшее время у тех, кто пытается сейчас – я говорю про оппозицию – бороться за кресло президента, у тех, кто пытается построить новые политические силы, есть вообще шансы?

Ион Стурза: Конечно, есть. Если судить с экономической точки зрения, как бухгалтер, который сводит дебит с кредитом, то я не вижу, как сегодняшняя система выживет в ближайший год-полтора. Расходы и ответственность за все и вся растут. Армию пропагандистов, экспертов, американских лоббистов нужно кормить. Административную систему нужно каждый месяц подкармливать…

Свободная Европа: А вы, кстати, оценивали, на ваш взгляд, тот ежемесячный объем денег, который необходим для того, чтобы поддерживать эту систему? Я имею в виду неофициальные выплаты, ведь в прессе было много информации о том, что депутаты, судьи, прокуроры – не все, но определенная часть – получают ежемесячные надбавки к зарплате в конвертах… Блогеры, эксперты – это большая машина.

Ион Стурза: Это очень большая машина, и если раньше она делилась на еще двух-трех смотрящих…

Свободная Европа: Да, пирог был разделен между несколькими.

Ион Стурза: Да, и доходы были значительно выше, то сегодня все концентрируется в основном в одной точке. Если не брать в расчет личное потребление, например, самолеты, вертолеты и другие радости жизни, то расходы, я думаю, составляют где-то шесть-семь миллионов евро в месяц.

Свободная Европа: А что может стать источником шести-семи миллионов в месяц у нас в стране на сегодняшний день, когда кризис чувствуется, в принципе, на каждом шагу?

Ион Стурза: Знаете, умные ребята поняли, что доходы с этой паршивой овцы – извините за столь грубое выражение, – в принципе, не такие большие, но у нее, у этой овечки, есть большое преимущество – так называемый суверенитет, государственные атрибуты, финансовая система, валютные резервы, регулирование финансовой системы, таможенная система, то есть подписи и печать государства. И они очень активно использовались и давали огромные доходы. Это та самая пресловутая система по отмыванию денег в Молдове, другие схемы, которые, в принципе, напрямую не влияли на экономическую среду, за исключением таких вещей как налоги с государственных предприятий, налоги с телефонных переговоров, с энергетики и так далее, которые худо-бедно собирают для системы, я думаю, три-четыре миллиона в месяц.

Свободная Европа: Ну а расходов больше.

Ион Стурза: А расходов, если учитывать и прямые персональные расходы, тоже миллионные, то сегодня, я думаю, половина этого бюджета не покрывается, потому что эта отмывочная схема и другие схемы были в большей степени разрушены, и разрушены извне, особенно со стороны Российской Федерации…

Свободная Европа: То есть, вы считаете что то, что власть пытается нам, скажем так, продать в качестве основной истории, говоря, что это власть разрушила эту систему по отмыванию денег, и что нынешняя власть борется с коррупционерами, с рейдерами, сажает всех виновных, совсем не так? Схема была разрушена извне, и поэтому сейчас уже необходимо показать...

Ион Стурза: Да, в основном схема была разрушена извне, но она отчасти была разрушена и той войной, которую здесь развязали ребята, контролировавшие различные части этого суверенитета, войной, которая привела практически к полному уходу этих схем с теневого рынка. Конечно, часть их осталась. Например, Молдова является одной из самых больших транзитных, серых зон в этой части Европы. Даже официальная статистика показывает, импорт-экспорт через так называемые таможенные склады составил более четырехсот миллионов долларов в первой половине года. Это огромная сумма.

Свободная Европа: Это то, что декларируется официально.

Ион Стурза: Да, у нас в Молдове восемьдесят один таможенный склад, практически в каждой деревне, где меняются документы, и где мясо из Аргентины становится молдавским, фрукты становятся молдавскими. Мы являемся одним из крупнейших экспортеров медикаментов, и так далее. Вот эти схемы пока еще работают.

Свободная Европа: Ну а что заставляет вас думать, что этой системе осталось недолго…

Ион Стурза: Вся эта система, которая все-таки связана с какими-то бизнес-операциями, не может генерировать такого большого объема наличных денег, которые нужно перераспределять. Во-вторых, сегодня теневые финансовые операции, в которые вовлечена иностранная валюта, доллары и евро, производить все сложнее и сложнее. Сегодня нужно летать в Дубай, чтобы привезти в страну наличные, если мы говорим о больших суммах, чтобы…

Свободная Европа: Говорят, что летают в Дубай.

Ион Стурза: Чтобы, например, купить парламент. Но это разовые инвестиции, делать это все сложнее и сложнее. Это все видно.

Свободная Европа: То есть, вы хотите сказать, что Республика Молдова, как бизнес, для тех, кто сейчас им владеет, я имею в виду верхушку, становится все невыгоднее.

Ион Стурза: Становится очень затратным, потому что нужно, во-первых, заниматься своим имиджем. Они очень своеобразно поняли, как это нужно делать. Конечно, можно бороться с бедностью в отдельно взятой семье или купить пианино девочке, но, с другой стороны, все эти мегазатраты на лоббистов, та война, которую мы видим в подвалах сайтов американских лоббистов, все это стоит миллионы долларов. Сейчас там разворачивается большая чистка этих лоббистских компаний, особенно после скандала на Украине…

Свободная Европа: С Януковичем…

Ион Стурза: «Откуда деньги, Вась», называется эта чистка. И, например, той же Демократической партии – назовем вещи своими именами вещи – будет очень сложно показать источник средств для оплаты лоббистов в Соединенных Штатах…

Свободная Европа: А вы вообще пронимаете, господин Стурза, зачем им эти контракты с лоббистскими компаниями… Ведь американцы на внутреннем американском рынке прекрасно понимают, что это проплаченная по контракту лоббистская компания. Они все это прекрасно понимают. И они могут увидеть разницу между настоящей статьей в «The New York Times» и материалом, размещенным в разделе «Блоги» в тех или иных СМИ. А здесь, внутри, это не имеет никакой роли. Ну, неужели для бабушки или дедушки из деревни имеет значение, что собой представляет «Podesta Group» или «Frontier Solutions», где они разместили какой-то материал, кто и кому дал интервью – для них это ведь не имеет никакого значения! Что это за игрушки?

Ион Стурза: Да, это абсолютно неэффективное вложение денег. Я с этим знаком много лет, и знаю. Это такая иллюзия, что можно будет влиять на решения определенных правительств через эти лоббистские компании, тот же Государственный департамент Соединенных Штатов, но с другой стороны….

Свободная Европа: Но в Государственном департаменте ведь не идиоты сидят, они прекрасно все это понимают.

Ион Стурза: Ну, в основном не идиоты, скажем так. И, с другой стороны, есть такая иллюзия, к сожалению, в создани которой когда-то участвовали и мы, что «заграница нам поможет», что для дедушки Василе это очень важно, как будто он читает «The Hill», или что МВФ обязательно должен быть здесь с программой. Но, опять же, это разводка на деньги. Я писал об этом несколько раз: ребята, лучше уж потратить эти деньги на своих блогеров и троллей.

Свободная Европа: А кто нам поможет, если не заграница? Кто нам поможет?

Ион Стурза: Мы сами должны решать свои проблемы. Даже последние, скажем так, скандалы, связанные с определенными декларациями западных дипломатов, вызвали возмущение не тем, что он сказал о том, что опять же нам дают рекомендации-указания по очень чувствительным вещам, которые касаются нас лично…

Свободная Европа: И мы должны сами разбираться с ними.

Ион Стурза: Мы должны сами в этом разбираться. Но, опять же, возвращаясь к Молдове, как к экономике, как бизнесу, я оптимист, потому что мы должны расти, мы должны поднимать уровень жизни наших людей, мы должны развивать потребление, мы должны использовать потенциал этих двух с половиной миллионов, которые здесь живут…

Свободная Европа: Хорошо, но как можно развивать потенциал этой страны неполитическими методами, потому что политика сейчас монополизирована, мы знаем кем. И я не знаю, удастся ли в ближайшее время ее демонополизировать, хотя это остро необходимо. А то, что остается в экономическом плане, уже квалифицированная рабочая сила, начала уезжать, причем массово. Снижается покупательская способность. Те, которые тратили, будут теперь тратить в других странах, многие молодые уже забирают с собой свои семьи. Соответственно, сюда не будут поступать денежные переводы. Как неполитическими методами можно это все растормошить? Или только через политику?

Ион Стурза: Мечта о том, чтобы страна жила таким образом, чтобы, независимо от того, кто сегодня является председателем правительства, парламента, экономика развивалась, а бизнес даже не знал фамилии управленцев в стране. Кстати, в какой-то степени это происходит сегодня в Румынии. Там, если посмотреть на политический ландшафт, кризисы, технократическое правительство, скандалы и так далее. Тем не менее, экономика зарегистрировала шесть процентов роста. То есть, где-то произошло то самое отделение экономики от политики, хотя это иллюзия. В конечном итоге, политические решения очень сильно влияют на экономику. То, что вы рассказали о том, что реально складывается на рынке труда Молдовы – это трагедия. У меня в Молдове несколько сот свободных рабочих мест, в том числе инженерных, хотя у меня здесь относительно небольшая инвестиционная активность. Мы должны действительно как эстонцы, из феодализма сразу – в цифровую экономику.

Свободная Европа: Неполитическими методами мы сможем это сделать, или все-таки у нас все должно начаться с очищения политического поля?

Ион Стурза: В какой степени это иллюзия, что мы сможем что-то решить вне политической ситуации в стране. К сожалению, в последние десять, даже пятнадцать лет у нас происходит постоянная деградация политического класса. И это, конечно, сказывается и на экономике.

Свободная Европа: Мы с вами договорились сегодня говорить больше об экономической стороне вопроса, о том, как Молдова может стать интересной как бизнес…

Ион Стурза: Как Вы видите, я пытаюсь избегать, конечно, политических оценок…

Свободная Европа: Да, но все равно я не могу не поговорить о политике. Очень много слухов сейчас о том, что следующие парламентские выборы могут состояться раньше, но они будут проходить уже по новой, смешанной избирательной системе. В принципе, возможно, попытаются повторить эксперимент Гагаузии, когда многие депутаты будут избраны как независимые депутаты, а в результате мы проснемся на следующий день с новым большинством, которое, безусловно, будет иметь отношение к одной и той же партии. Ведь, с экономической точки зрения, выгоднее купить на местах 50 человек, чем пытаться провести в парламент огромную партию, у которой проблемы с имиджем. В этой ситуации, новым силам стоит на что-то рассчитывать? Смешанная система дает им какой-то шанс?

Ион Стурза: Нет никакого шанса. Я надеюсь, что этого не произойдет. Это иллюзия, что одномандатники будут заботиться о своих избирателях. Они будут их потихонечку покупать макаронами и так далее. Нам не нужно далеко ездить за примерами. На Украине из-за этих одномандатников рухнула система и целая страна. Там существовала определенная такса, и даже межпартийные договоренности: ты там борешься за место, ты – там. На это выделялись определенные бюджеты. Конечно, зачем в Молдавии кому-то бороться и тратиться на партии, на имидж и так далее, когда в такой бедной стране как Молдова можно относительно легко купить определенное количество мест…

Свободная Европа: Легче десятерых по десять тысяч, чем одного за сто тысяч. Математика, элементарная математика.

Ион Стурза: Абсолютно. Это элементарная математика. Я надеюсь, что этого не произойдет. Прежде чем разрушить политическую систему, мы ее должны создать. Я за то, чтобы были сильные политические партии, независимые, левые, правые, с какой-то идеологией, но которые отражали бы определенные ожидания определенного сегмента населения, а не просто превращали в большой базар то, что должно быть демократией в Молдове.

Свободная Европа: Если завершить программу на той же экономической ноте, на бизнес-ноте, с которой мы начали, то вы завидуете главному акционеру компании под названием Республика Молдова, нынешнему главному акционеру? Я имею в виду его положению с точки зрения бизнеса. Ему сейчас приходится сладко или несладко?

Ион Стурза: Конечно, нет! Он, насколько я знаю, спит всего лишь час-два в сутки…

Свободная Европа: Чем он рискует?

Ион Стурза: Рискует тем, что у него, в худшем случае, кто-то другой заберет бизнес. А в лучшем случае, люди наконец-то проснутся и поймут, что это не то, что необходимо стране. Забота о людях – я это говорю без пафоса – это очень тяжелая ноша. Одно дело, когда у тебя несколько тысяч служащих или рабочих, в данном случае, как у меня, когда ты каждый день должен думать о зарплате, о каких-то социальных проблемах, условиях жизни. А когда ты заботишься о целой стране…

Свободная Европа: О пенсионерах, бюджетниках…

Ион Стурза: Это, конечно, большой стресс. Я, например, не завидую. Это большая нагрузка и на твою психику, и на твой карман.

Свободная Европа: Ну, вы знаете, от стресса очень легко избавиться – выйти из бизнеса и улететь куда-нибудь, на Мали, чего и пожелаем этому акционеру. Это был господин Стурза. Мы с вами увидимся через месяц. Всего хорошего.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG