Linkuri accesibilitate

Дорин Киртоакэ: «Людям надоедают одни и те же политики. Каждые десять лет избиратели хотят видеть новые лица»


Свободная Европа: Г-н Киртоакэ, скоро десять лет, как вы находитесь у руля столицы. О вашей работе говорили и хорошо, и не очень… Совсем недавно, в День Независимости звучала критика по поводу ограждения площади Великого национального собрания. Зачем нужна была эта металлическая сетка?

Дорин Киртоакэ был впервые избран мэром Кишинева в 2007 году

Дорин Киртоакэ был впервые избран мэром Кишинева в 2007 году

Дорин Киртоакэ: Вся моя работа всегда проходила на глазах жителей столицы, можно сказать, что в прямом смысле слова. Отчеты о работе мэрии можно увидеть, перелистать и убедиться в том, что удалось, а что – не совсем. Мы будем двигаться вперед с проектами европейского развития Кишинева – пока граждане верят в меня и в мою команду.

Что касается манифестаций, которые прошли 27 августа, то это была прерогатива правительства. Традиционно, мероприятия организовало правительство, и на этот раз сочли необходимым принять повышенные меры безопасности, учитывая четко заявленные намерения некоторых групп провести в тот день же и в том же месте акции протеста.

Свободная Европа: Разрешение дала мэрия?

Дорин Киртоакэ: Мэрия больше никому никаких разрешений не дает – ни правительству, ни физическим лицам. Любой, кто захочет провести мероприятие – если заявленное место свободно в указанное время – может это сделать, лишь проинформировав нас об этом, поставив в известность.

Мы не вправе говорить «да» или «нет», разрешать или запрещать. Если есть доказательства того, что речь идет о чем-то незаконном, мы обязаны обратиться в судебную инстанцию – и это единственная инстанция, которая может что-либо запрещать. Более того, публичные органы, а в этом случае – правительство, пользуются приоритетом в организации разного рода официальных мероприятий, в частности, праздника независимости.

Свободная Европа: Но ваше личное мнение о том, что случилось на площади 27 августа?

Дорин Киртоакэ: Никогда прежде ни в День независимости, ни по случаю других праздников не устанавливались металлические сетки, да еще в два ряда… Лишь однажды было что-то подобное, когда на площади Великого национального собрания взорвали гранату…

Свободная Европа: …в день Храма Кишинева?

Дорин Киртоакэ: Да, в храмовый праздник. После этого в течение ряда лет устанавливались металлоискатели и пропускные фильтры. Но доступ был свободный – прошел детекторы – и все. Нынче ситуация была немного другой. Мое мнение: полиция вмешалась правомерно, потому что агрессия была явной. Дело дошло до слезоточивого газа. В таких случаях это допустимо, во всем мире предпринимаются подобные меры. Даже если это и неприятно.

И я когда-то выходил на акции протеста. Даже с вами в 2004 году стоял в пикете на Teleradio-Moldova, но тогда полиция действовала по-бандитски, ночью, под покровом темноты, в гражданской одежде и т.д. Есть правила, которые все обязаны соблюдать, потому что на этих мероприятиях присутствовали люди, которые не имели ничего общего с протестом. Были люди, которые пришли совсем с другой целью, но, к сожалению, из-за протестующих они не смогли увидеть то, ради чего пришли. Если впредь мы будем избегать подобных «накладок», то праздники будут проходить более приятно и без полицейских кордонов.

Свободная Европа: И власть должна принимать во внимание недовольство граждан, особенно тех, кто пришел увидеть, как отмечает Кишинев день независимости.

Дорин Киртоакэ: Я пытался проанализировать ситуацию не с точки зрения власти и оппозиции, а с точки зрения технической организации мероприятия. Если бы полиция не обеспечила безопасность, и, соответственно, полицейские кордоны плюс фильтры и специальные проходы с металлоискателями, то эти группы лиц, которые явно пришли с намерением дестабилизировать ситуацию, попали бы на площадь и сорвали весь праздник, сорвали парад.

Но проведение парада было решением правительства. Хорошего или плохого, но – правительства, сформированного по итогам выборов 2014 года. Оно не обязательно должно отвечать, скажем так, тем надеждам, которые мы питали в 2009 году, или в 1989-м. Но надо же идти вперед.

Свободная Европа: Только вот без забора бы.

Дорин Киртоакэ: Надеюсь, это послужит уроком – то, что произошло 27 августа. Уроком для всех. И впредь никто не будет ставить праздник независимости под угрозу срыва. Потому что правительства приходят и уходят, сегодня у власти одни, завтра другие. А праздник независимости остается.

И если, предположим, завтра у власти они, а в оппозиции кто-то другой – разве праздник надо портить? В конце концов, это праздник не власти, а народа, людей, боровшихся за независимость. А если говорить о протестах, то в году 365 дней. Год они стояли на площади Великого национального собрания, их позиция ясна. Не следует проводить политические разборки и предвыборные мероприятия в День независимости. Это бонусов не прибавит.

Мэр Кишинева отчитывается о работе за год, июнь 2016 г.

Мэр Кишинева отчитывается о работе за год, июнь 2016 г.

Свободная Европа: Страсти накаляются накануне президентской кампании?

Дорин Киртоакэ: Естественно. Для тех, кто любой ценой рвется к власти, выборы всегда служили предлогом «пощекотать нервы». С моей точки зрения, это сведение счетов между определенными лицами, здесь речь не о патриотических чувствах, ведь люди, которые выходят на акции протеста, являются патриотами, и они болезненно переживают разочарование, наступившее после 2009 года.

Но те, кто ими управляет, лидеры этих манифестаций, почти все они были вместе с коммунистами в 2005-2006 гг., после голосования 4 апреля.

Свободная Европа: Вы имеете в виду социалистов?

Дорин Киртоакэ: Нет, я имею в виду и бывших членов ХДНП, которые уничтожили каналы Antena C, Euro TV, проголосовали за избрание Воронина и т.д. Всем прекрасно известно, кто они такие – и Нэстасе, и Долганюк, и другие.

С другой стороны, есть и другие лидеры, Цопа и остальные, кто в 2005-2006 гг. занимались разными «делами» с теми, кого сегодня критикуют и ругают на чем свет стоит. Тот же Плахотнюк и иже с ним, дело Victoriabank, и многие другие. Они добровольно, без всякого принуждения вели общие дела с теми, кого сегодня демонизируют.

Конечно, нам бы хотелось управлять самостоятельно, может, тогда удалось бы осуществить объединение румынского народа. И, кстати, демонтировать все заборы – для нас нет прекраснее мечты, чем снять преграды на Пруте. Эта мечта всегда жила и живет в нашем сердце, по крайней мере, тех, кто правильно понимает положение вещей.

Свободная Европа: Лидер Либеральной партии г-н Гимпу отреагировал на заявление американского посла Джеймса Петтита. Вы как восприняли это заявление?

Дорин Киртоакэ: Мне кажется, это ошибка г-на посла. Да, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает, но я не думаю, что такова политика американского правительства. В этом смысле Вашингтон всегда стремился устранить последствия сталинской, коммунистической политики, советского подхода к этим вопросам. Свидетельством тому служит хотя бы факт, что страны Балтии вступили в НАТО и ЕС, что практически вся Восточная Европа стала частью Евросоюза и Альянса. Будь мы немного решительнее в 1991 году – и после, мы тоже были бы уже в ЕС и НАТО. И, кто знает, возможно, были бы уже вместе с Румынией. Но мы были нерешительны в своих действиях.

Я бы вспомнил историческое заявление американского президента Рональда Рейгана, который 12 июня 1987 года в Берлине произнес: «Mister Gorbachev, open this gate!»; «Mister Gorbachev, tear down this wall!» («Мистер Горбачев, откройте эти ворота! Снесите эту стену!»). И я сказал бы сегодня так: г-н посол, г-н президент США, нынешний и будущий, Бессарабия – часть Румынии, и границу вдоль Прута надо убрать раз и навсегда. Рано или поздно то, что случилось в Берлине в 1987 году, случится и здесь, потому что кровь родная – не водица, мы один народ, нас разделили в 1812-м и 1940 году. Рано или поздно мы снова будем вместе.

Свободная Европа: Кстати, о поддержке, которая идет из Бухареста. Как-то вы сказали, что то, что выделяет Румыния, не идет непосредственно в кишиневскую мэрию, помощь распределяется через проекты правительства...

Дорин Киртоакэ: Что касается инфраструктурных проектов, то непосредственной поддержки Кишиневу со стороны Румынии пока не было. Нас связывает другого рода сотрудничество. Но в рамках различных встреч с премьер-министрами и президентами Румынии мы предлагали, и я продолжаю настаивать на этой формуле, финансировать местные общины Республики Молдова, выделяя определенную единовременную сумму, скажем, 50-100 тыс. евро в год.

Мы, муниципалитет, выделяем нашим пригородам по 200-300 тыс. евро в год. И местным общинам мы предлагаем так же выделять в год определенную сумму, пусть и меньшую, но – каждый год, чтобы в каждом селе, в каждом населенном пункте происходили какие-то положительные изменения в инфраструктуре или других приоритетных направлениях.

Свободная Европа: Есть пример детских садов.

Дорин Киртоакэ: Не только детсадов. Необходимо проводить общее собрание села, пусть жители вместе с мэром и местными советниками скажут: «Нам нужно одно, второе, третье». И вот туда и направить деньги. У каждого села свои проблемы, свои приоритеты. Разумеется, жители рады и отремонтированному детсаду, но, думаю, можно сделать что-то большее. И эту идею хотелось бы донести и до наших коллег из Румынии.

Свободная Европа: Поговорим о бюджете муниципия Кишинев. Вы сказали, что он позволяет только выживать…

Дорин Киртоакэ: Но он был таким все эти десять лет – выживание вместо развития.

Свободная Европа: Как вы будете выживать? И как будут выживать кишиневцы?

Дорин Киртоакэ: Так, как делали это и прежде – затягивая пояса и урезая расходы. Мы никогда не позволяли себе жить за чужой счет, за счет будущих поколений, выпускать какие-то облигации или другие ценные бумаги для решения текущих проблем. Нет. Мы брали кредиты исключительно на развитие, на инфраструктурные проекты, и фактически – с нулевой процентной ставкой. Эти деньги нетрудно будет вернуть за 10-20 лет, тем более, что все подсчитано. Что касается текущих расходов, то они всегда все эти десять лет урезались по максимуму. Так мы и выживали – проводя реформы и сокращая расходы.

Свободная Европа: Вы также говорили, что все правительства, вне зависимости от политической окраски, проевропейской или другой ориентации, никогда и ничем не поддерживали кишиневскую мэрию.

Дорин Киртоакэ: Это был их выбор, к сожалению.

Свободная Европа: А сейчас на какую поддержку со стороны правительства вы рассчитываете?

Дорин Киртоакэ: В последнее время, по крайней мере, удалось провести через парламент закон о статусе муниципия Кишинев, который призван упорядочить законодательство в этом плане. Были нечеткие моменты, существовал явный разрыв между законом о местном публичном управлении, который определяет полномочия мэров, и законом о муниципальном управлении. Кроме того, есть ряд других законопроектов о внесении поправок в законодательство для дальнейшей децентрализации – об этом давно уже идут разговоры, но за последние 25 лет воз так и не сдвинулся с места.

Свободная Европа: Децентрализация проводится, как обещали власти?

Дорин Киртоакэ: Очень туго и крайне медленно. Удалось лишь внести изменение в закон о финансировании местных органов власти – после протеста ассоциации мэров, и еще кое-какие мелочи... Разумеется, это начало, это «разморозка», это для властей своеобразное «деваться некуда». Учитывая статус столицы, правительству следовало бы предусмотреть какие-то бюджетные ассигнования для Кишинева именно как столицы Республики Молдова.

Что касается кольцевой дороги, то проект разблокирован, и в следующем году начнутся работы по линии министерства транспорта. Министерство окружающей среды также начало – впервые – выделять какие-то средства на урны для мусора и другие экологические проекты для Кишинева. Движение есть, но работа пока в самом начале.

Свободная Европа: Борьба с коррупцией приносит результаты? И что происходит с коррумпированными чиновниками мэрии Кишинева? Это же и спровоцировало всеобщее недовольства, которое вылилось в требования провести референдум о вашей отставке…

Многие жители столицы недовольны деятельностью Дорина Киртоакэ

Многие жители столицы недовольны деятельностью Дорина Киртоакэ

Дорин Киртоакэ: Я всегда отвечал на этот вопрос с цифрами на руках. Наберется, думаю, от 30 до 50 чиновников и сотрудников разного ранга, от рядового работника до начальника управления и даже вице-мэра, которые были пойманы с поличным и привлечены к ответственности за коррупцию и другие противоправные деяния. Но приговоров маловато. Хотя в Молдове вообще нет другого подобного учреждения, где за руку схвачено было бы около 30 человек.

Свободная Европа: Как можно объяснить то, что судебные дела по фактам коррупции не доведены до конца?

Дорин Киртоакэ: «Долгий ящик» у нас оказался очень живучим. Нам далеко еще до уровня Румынии, где статус человека не имеет никакого значения для того, чтобы он оказался за решеткой, если нарушил закон. В Румынии этот процесс активизировался после 2004-2005 гг., но особенно ужесточился после вступления в ЕС. Иными словами, первые подвижки наметились после вступления в НАТО, а «полный вперед» наступил после получения членства в Евросоюзе.

Свободная Европа: Значит, Молдове, чтобы очиститься, нужно вступить в ЕС и НАТО?

Дорин Киртоакэ: Если мы и впредь будем учиться только на собственных ошибках, если не будем креститься до того момента, как грянет гром, – то да! По идее, порядок наводить можно уже сейчас. И тот факт, что бывший премьер оказался за решеткой, наглядно продемонстрировал народную мудрость – от тюрьмы не зарекайся, туда может попасть любой, даже бывший президент, все зависит от того, какие он допустил нарушения. Тем не менее, правосудие, на мой взгляд, пока у нас избирательное.

Свободная Европа: А как вы себе объясняете этот выборочный подход?

Дорин Киртоакэ: Значит, есть еще и другие интересы, рука же руку моет… В деле Banca de Economii я не понимаю, почему не привлечены к ответственности г-н Гречаный и г-жа Гречаная, они взяли в этом банке 5 млн евро и не вернули…

Свободная Европа: Они отвергли эти обвинения.

Дорин Киртоакэ: Но есть документы, в конце концов. Увы, от них никуда не деться.

Свободная Европа: Но суд своего слова не сказал, а значит, все – на уровне заявлений.

Дорин Киртоакэ: Потому я и говорю, что правосудие у нас селективное. Мы еще не созрели его для нормального функционирования.

Свободная Европа: Ряд активистов пытаются инициировать референдум по вашей отставке. Более того, они хотят, чтобы плебисцит прошел одновременно с выборами президента.

Дорин Киртоакэ: Таким образом, и я буду участвовать в выборах главы государства.

Свободная Европа: Вы поддерживаете идею референдума? И дойдет ли до него дело?

Дорин Киртоакэ: Меня часто спрашивали, почему я не участвую в президентской гонке? Все дело в возрасте – нужно 40 лет, а мне всего 38, но если придется участвовать в формате референдума, то я буду только рад.

Свободная Европа: И чем это завершится?

Дорин Киртоакэ: Это политическая акция, предвыборная акция оппонентов, которые побывали во всевозможных политических партиях, а сейчас выдают себя за гражданских активистов. Это их выбор. Мы предпочли другой путь: продолжать делать все, что можем, для муниципия.

Проспект Штефана чел Маре – есть, сейчас в проектах – Негруцци и Александри, каскадная лестница в парке Валя Морилор и проекты по теплоизоляции. Считаю, что своими акциями они проявляют неуважение не ко мне, они игнорируют мнение 163 тыс. граждан.

Наверное, мне следовало поступить примерно так, как поступил мой коллега из Бельц: достать кого-то из шляпы, образно говоря, и выдвинуть его

Свободная Европа: Так референдум состоится или нет?

Дорин Киртоакэ: Зависит от того, что скажет суд. Этим вопросом занимаюсь не я лично, а адвокаты, они защищают точку зрения тех 163 тыс. избирателей, которые выбрали меня, независимо от того, как бы они проголосовали на данный момент. Выборы произошли год назад, следующие состоятся в 2019 году. И если не соблюдать результатов прошлогодних выборов, это значит – нарушать нормы демократии.

То, в чем меня упрекают, не решается на референдуме. То, в чем меня упрекают, решается на выборах. А выборы состоялись год назад.

Свободная Европа: Складывается впечатление, что между вами и этими активистами вообще никакого общения.

Дорин Киртоакэ: Этого они не захотели. Мы пытались наладить разговор, каждый раз приглашали их к диалогу. Отказались и год назад, в сентябре, когда буквально через две недели они денонсировали договор о создании коалиции. Это их выбор. По сути, они показали свое истинное лицо, они всегда занимали такую позицию, но несколько лет, скрипя зубами, заставляли себя молчать – может, потому, что я в мэрии был человеком новым.

А сегодня, когда у меня за плечами два мандата и начался третий, они посчитали, что можно сбросить маски. Примем это к сведению и пойдем вперед.

Свободная Европа: Вопрос к вице-председателю Либеральной партии: где вы видите свое место в политформировании?

Дорин Киртоакэ: Вижу себя частью команды, как минимум, до тех пор, пока не будут достигнуты наши цели: перемены до конца, европейская интеграция плюс объединение румынской нации. Потому что независимость, провозглашенная в 1991 году, была лишь первым шагом к объединению. Эта была независимость от СССР. Так случилось и в 1917 году, когда была образована Молдавская Демократическая Республика, как она тогда называлась, но буквально через год Сфатул Цэрий принял историческое решение, и состоялось объединение. Так, по крайней мере, считали душой и сердцем участники национально-освободительного движения 1989 года.

Свободная Европа: Многие видят вас во главе партии...

Дорин Киртоакэ: Сегодня сложилась бы довольно забавная ситуация, будь я председателем ЛП. Как правило, когда идут выборы, у нас баллотируется на пост главы государства партийный лидер.

Некоторые мечтают стать президентом, просто зациклены на этой идее – вписать эту строчку в свое резюме

Я был бы председателем партии без права участия в выборах президента. И, наверное, мне следовало поступить примерно так, как поступил мой коллега из Бельц: достать кого-то из шляпы, образно говоря, и выдвинуть его, потому что альтернативы нет.

Свободная Европа: Ставки на этих выборах на самом деле так высоки?

Дорин Киртоакэ: Очень высоки с точки зрения вектора развития Республики Молдова на ближайший период.

Свободная Европа: Геополитический фактор опять в игре?

Дорин Киртоакэ: Хотим мы этого или нет, но Молдова – государство настолько маленькое, что в одиночку она выживет с трудом, если вообще выживет. Мы либо с Европейским союзом, с развитой, благополучной, безопасной европейской семьей, либо же мы остаемся в этой серой зоне неопределенностей и неприятностей разного рода – и экономических, и социальных, и финансовых. Всего того, что мы пережили за последние 200 лет оккупации, потому что территория левобережья Днестра по-прежнему оккупирована, и российская армия продолжает незаконно находиться на нашей территории.

Ставкой будет вектор развития, потому что президент в силу полномочий мало что сможет решать, разве что готовиться к парламентским выборам 2018 года. Президент, если им станет представитель оппозиции, будет вести постоянную кампанию по выборам парламента. Больше он ничего не сможет делать, учитывая, что у нас парламентская республика. Некоторые мечтают стать президентом, просто зациклены на этой идее – вписать эту строчку в свое резюме. Но такие люди думают больше о себе, а не о народе.

Свободная Европа: Решение должны принять граждане, и это непростой выбор, учитывая растущее недовольство властью.

Дорин Киртоакэ: Сложная ситуация, которую мы пытаемся как-то объяснить. Потому что мы выступали против того, что случилось после 2009 года, – и в Banca de Economii, и в правительстве в целом. Те, кто нас сегодня критикует, критиковали и тогда, говорили, что мы не созрели управлять страной...

Свободная Европа: Но за целый год в рамках нового большинства неужели нельзя было сделать большего? Сплошь и рядом только и слышно: реформы буксуют, и результатов никаких…

Дорин Киртоакэ: Мы сможем набрать необходимые темпы реформ только в том случае, если действительно избавимся от всего, что подразумевает коммунистическая номенклатура и всевозможные коалиции во власти. Грузия, например, сумела сделать ошеломляющий прыжок. Как? Давайте спросим Михаила Саакашвили. Он практически истребил на корню все, что означало «made in USSR».

Свободная Европа: Где-то можно, а в Молдове нет?

Дорин Киртоакэ: Если посмотреть на сегодняшний состав парламента или на тех, кто 27 августа возлагал цветы к памятнику Штефану чел Маре, нетрудно заметить, что многие из них – бывшие партийные вожаки советских времен – либо в Кишиневе, либо в Москве, перед которыми тогда, в 1990 году, стояли совершенно другие цели, и которые боролись не за независимость, а за сохранение Советского Союза и компартии. И надеялись, что национально-освободительное движение провалится.

Свободная Европа: Неужели есть такие среди тех, кто сегодня вместе с вами состоят в правящем альянсе?

Дорин Киртоакэ: Увы, есть, и их достаточно много. Можем взять список, и там увидим, что таких в нем – через одного.

Свободная Европа: А станет когда-нибудь лучше, г-н Киртоакэ? Когда и с кем?

Дорин Киртоакэ: Если судить трезво и здраво, то, конечно, лучше станет. Если мы поймем, вопреки всяким манипуляциям и жонглированиям, в каком направлении идти, кто может лучше представлять наши интересы, то у нас есть шанс для движения вперед.

Людям надоедают одни и те же политики, и примерно каждые десять лет, согласно моим наблюдением, избиратели хотят видеть новые лица.

Свободная Европа: Скоро, кстати, исполнится десять лет вашего пребывания в должности столичного градоначальника…

Дорин Киртоакэ: Как раз к этому я и веду. Не скрою, бывает, что наступаешь на одни и те же грабли. Если человек десять лет работает у всех на виду, то он не может преследовать иных целей, кроме благих, даже если он немного и сдал, если сделал не все так, как хотелось бы, если допустил какие-то ошибки – все равно он хочет сделать как можно лучше.

То, в чем меня упрекают, не решается на референдуме, а на выборах. А выборы состоялись год назад

А те, кто его критикуют и даже издеваются, обзывая и вором, и подонком – «Chirtoacă, la puşcărie!» – слышали, как кричали на площади? За что?! За то, что я десять лет трудился и молодость свою на это положил? Извините, но это неправильно. В такой ситуации надо серьезно подумать, как быть. Поддержать ли того, кто действительно сделал что-то за десять лет – пусть работает и дальше… Или же взять нового, и через четыре года убедиться в том, что это он – самый настоящий вор и предатель.

Свободная Европа: Скажите, а праздник Limba noastră​ стал настоящим праздником?

Дорин Киртоакэ: А как иначе? День румынского языка – большой праздник, и с 2007 года в Кишиневе мы всегда его отмечаем на центральной площади, несмотря на то, что его оттуда вышвырнули в годы правления коммунистов. Сегодня мало кто осмелится заявить, что язык Республики Молдова – не румынский.

Румынский язык перестал быть центральной темой дискуссий, потому что даже самые «серпастые и молоткастые» понимают, насколько смешно и нелепо выглядят те, кто утверждает, что язык – не румынский. Так что эта тема закрыта.

Право на свою идентичность, в том числе, языковую мы завоевали четверть века назад. И глубоко символичен тот факт, что после 27 августа следует 31 августа. Иными словами, независимость Республики Молдова имеет смысл, если ее венцом является праздник румынского языка, праздник национального единства.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG