Linkuri accesibilitate

Владимир Чеботарь: «Как министр, я поступаю эгоистично, но этот эгоизм в интересах граждан»


Разговор с министром юстиции Владимиром Чеботарем о ходе реформ в системе правосудия

Свободная Европа: Как бы вы охарактеризовали реформу? Почему звучит столь много критики в адрес судейского корпуса?

Владимир Чеботарь: Потому что реформы слишком затянулись. Потому что накопившиеся проблемы у нашего гражданина – как кость в горле. Потому что проблемы в системе правосудия – последней, по идее, инстанции, куда должен обращаться гражданин с любым вопросом – обернулись всеобщим разочарованием. И, к сожалению, многие наши соотечественники предпочли уехать.

Свободная Европа: Судьи несут вину за это?

Владимир Чеботарь: Сожалею, но я не могу говорить от их имени. Частично виноваты и политики, которые должны держаться в стороне и не вмешиваться в процесс отправления правосудия.

C 2020 года претендовать на должность судьи смогут лишь выпускники Национального института юстиции, который готовит лучших специалистов

Их вина – в том, что они не вмешивались, когда нужно было вмешаться, ведь в их руках достаточно инструментов для борьбы с неблаговидными явлениями, которые происходили и происходят в сфере юстиции. Политики должны были вовремя выйти со своими законами, предложить рычаги, даже с риском навлечь на себя критику. Ведь если такого рода вмешательства необходимы, то нужно на это пойти.

Свободная Европа: Корректировка нормативно-правовой базы означает, что реформа движется правильно? Или нужно что-то еще?

Владимир Чеботарь: Недостаточно иметь хорошие законы. Необходимо, чтобы они соблюдались.

Свободная Европа: Причем – всеми…

Владимир Чеботарь: Да. Так что самое главное – впереди.

Свободная Европа: А что самое главное-то?

Владимир Чеботарь: Рассчитываю на хорошую работу Национального агентства по неподкупности. По идее, этот орган должен добиваться увольнения лиц, которые не могут представить ясных доказательств легального происхождения своего имущества.

В частности, я говорю о представителях системы юстиции, потому что в других сферах легче разобраться с собственностью чиновников. Во-вторых, я надеюсь на новый закон о прокуратуре, который устанавливает довольно жесткие требования к прокурорам. И еще очень рассчитываю на комиссии, которые проходят кандидаты в прокуроры, на тесты, которые должны они преодолеть, чтобы на самом деле были отобраны лучшие из лучших.

Не менее важен и процесс оценки, который необходимо начать в рамках судебных органов, чтобы судьями назначались лишь те люди, которые пользуются доверием со стороны общества. Или, по крайней мере, в адрес которых нет явной критики, и за которыми не тянется шлейф закрытых для публики тем.

Свободная Европа: Судьи получали очень большие зарплаты – в качестве гарантии их неподкупности. Но, по словам экспертов, качество специалистов далеко от совершенства… Если верить экспертам, правосудие в Молдове – это незаконная сверхвласть…

Владимир Чеботарь: Нельзя сказать, что это незаконная сверхвласть. Это власть, и это нередко последняя инстанция, которая решает участь людей и судьбы учреждений, а иногда – и всей страны. Потому что от этих процессов зависит вера в правосудие, зависит, придет или нет к нам инвестор, рискнет или не рискнет рядовой гражданин открыть свое дело.

Свободная Европа: Кстати, инвесторы потому и не торопятся в Молдову, так как не верят в наше правосудие. Об этом говорил и г-н Тапиола, и многие другие.

Владимир Чеботарь: Это правда. И это надо менять. Менять на более подготовленных судей. В этом плане с 2020 года претендовать на должность судьи смогут лишь выпускники Национального института юстиции, который готовит лучших специалистов. Вторая задача – очиститься, избавиться даже от тех судей, которые хороши с профессиональной точки зрения, но плохи с точки зрения использования их знаний.

Не могу согласиться с тем, что в системе правосудья работают люди – и неважно, кто они: родственники, друзья, знакомые, – которые не ставят во главу угла закон, всегда и везде, при любых обстоятельствах.

Я пытаюсь быть оптимистом, но бывают моменты, когда просто руки опускаются. Не все – в силах министра, и не все зависит от правительства

Я сужу как простой гражданин, который благодаря своей работе на протяжение долгих лет, благодаря завоеванному доверию, а, может, и в силу определенных обстоятельств – так звезды легли – стал министром. Эта не та должность, что дана Богом на всю жизнь. И я нередко говорю своим друзьям, своей семье, что прилагаю и буду прилагать все усилия для того, чтобы к тому времени, когда я уйду, я знал, что я сделал все, что было в моих силах, чтобы граждане, в том числе и я, чувствовали себя более защищенными и больше доверяли государству. Как министр, я поступаю эгоистично, но этот эгоизм – в интересах граждан.

Свободная Европа: Дорого обходятся упущенные реформы?

Владимир Чеботарь: Очень дорого. Я пытаюсь быть оптимистом, но бывают моменты, когда просто руки опускаются. Не все – в силах министра, и не все зависит от правительства. Понимаю, что самые большие перемены еще впереди, но они зависят...

Свободная Европа: …от чего больше зависит реформа в юстиции: от политической воли или от поведения тех, кто работает в системе?

Владимир Чеботарь: …зависят от всех, и от тех, и от этих…

Свободная Европа: Кто кого больше боится: юстиция – политиков, или политики – юстиции?

Владимир Чеботарь: Я бы не сказал, что кто-то кого-то боится. Потому что судебная власть и прокуратура должны быть действительно независимыми и функциональными, обладать культурой и пониманием необходимости самоочищения, избавления от нечестных элементов.

Мы намерены привлечь румынских специалистов к аттестации судейского состава

Зачастую рана сама по себе не заживает, и организм не в состоянии справиться своими силами. Вот тогда нужно лечение – вплоть до хирургических ампутаций.

Свободная Европа: Эксперты Брюсселя должны провести оценку хода реформ в системе правосудия…

Владимир Чеботарь: Чтобы вернуть былое доверие граждан к правосудию и государству, мы даже готовим конкретные предложения по оказанию помощи экспертами. Чтобы эти эксперты находились в Молдове постоянно, участвовали в наиболее важных процессах – не столько в отправлении правосудия, сколько в процесс отбора специалистов, а также оценки персонала системы правосудия.

Таким образом, мы сможем убедиться в том, что у нас работает механизм, не зараженный вирусами кумовства или корпоративных интересов, что наблюдается сегодня. Мне этого действительно очень хочется.

Если наши партнеры откликнутся на такую просьбу, это будет здорово. Мы обсуждали с г-ном Поалелунжь, с министром юстиции Румынии г-жой Прунэ, как наладить сотрудничество с Высшим советом магистратуры Румынии. Наши румынские партнеры могли бы направлять сюда на постоянной основе своих специалистов, которые окажут нам помощь во время вступительных экзаменов в Национальный институт юстиции, а также в период выпускных экзаменов.

Более того, мы намерены предложить привлечь румынских специалистов к аттестации судейского состава. Надеюсь, нашу инициативу правильно поймут – и молдавские судьи, и наши коллеги из Бухареста.

Свободная Европа: Вы возглавляли комиссию по оценке договора о концессии Кишиневского международного аэропорта, и вы признали, что новые хозяева не выполнили все обязательства. Но вы же уточнили, что поводов для расторжения договора нет. Что происходит с этим стратегическим объектом?

Владимир Чеботарь: Что происходит с ним – сказать не могу, ведь не я им руковожу. Если же вас интересует, почему нельзя расторгнуть этот договор…

Комиссия выявила определенные нарушения, но договор четко устанавливает, что при обнаружении каких-либо отклонений стороне, допустившей эти нарушения, следует предоставить определенный период для их устранения. В контракте указаны сроки.

Свободная Европа: А если конкретно? Какой срок дается?

Владимир Чеботарь: В зависимости от вида нарушений, по строительству – до трех лет, 36 месяцев, если память мне не изменяет. И мы подчеркнули в том докладе, что несмотря на наличие нарушений, с юридической точки зрения мы должны неуклонно следовать положениям, которые зафиксированы в контракте.

Государство, к сожалению, неоднократно упускало возможность потребовать расторжения договора – а в результате все сроки давности уже вышли

Мы можем начать и другие процессы. Ведь это суверенное право государства – решать, как поступить, вплоть до национализации той или иной собственности, это право государства. Но в этом случае следует трезво взвесить все последствия. Потому что есть угроза возмещения ущерба. И размеры этого ущерба должен оценивать не я, как министр юстиции, а независимые оценщики.

Более того, мы представили расширенный список рекомендаций правительству, как именно следует поступать в том или ином случае, там – очень много советов, в частности, по оптимизации договорных положений. Осталось только, чтобы все структуры, наделенные полномочиями, шаг за шагом предприняли все меры по улучшению этих позиций.

Свободная Европа: А инвестор поменялся или остался прежний?

Владимир Чеботарь: Инвестором, по сути, всегда была компания Avia Invest. Поменялся учредитель этого инвестора.

Свободная Европа: И что?

Владимир Чеботарь: Государство, к сожалению, неоднократно упускало возможность потребовать расторжения договора – и когда узнало об этом де-факто, и когда узнало де-юре, в момент регистрации изменений в Государственной регистрационной палате. В результате все сроки давности уже вышли, и этим аргументом воспользоваться нельзя.

Но государство не утратило права вступить в переговоры с инвестором и попытаться убедить его улучшить ситуацию. У государства всегда есть в распоряжении все необходимые механизмы, чтобы обсудить любой вопрос, который, по его мнению, противоречит интересам страны.

Свободная Европа: Концессия является законной?

Владимир Чеботарь: Концессия не может быть незаконной, коль скоро новые возникшие отношения неоднократно подтверждались правительством. Есть много правительственных постановлений, подтверждающих концессию и ее условия.

Договор, кстати, утверждался дважды: когда была одобрена концепция, и когда был одобрен договор в принципе. Затем последовали парламентские расследования, отчеты – и все они были одобрены парламентом. И о каких нарушениях можно тогда говорить...

Свободная Европа: Тогда развейте опасения общества насчет того, что аэропорт передан не в самые хорошие руки.

Владимир Чеботарь: Я не могу давать таких оценок, потому что этот вопрос – не в моей компетенции. Мы только обнаружили риски.

Свободная Европа: Вы оценивали только сам договор?

Владимир Чеботарь: Мы провели экспертизу договора и ситуации, сложившейся де-факто и де-юре на тот момент. С тех пор прошло около года, и многое изменилось.

Свободная Европа: В какую сторону?

Владимир Чеботарь: Я не следил за этим, это не входит в мои служебные обязанности. Если правительство опять возложит на меня такую задачу – я ее выполню. Поэтому, возможно, многое из того, что я говорю, уже неактуально. Возможно. Но я говорю так, как есть.

XS
SM
MD
LG