Linkuri accesibilitate

Решение Гаагского суда от 12 июля повлияло на поведение не только формального победителя – Филиппин. Воспрянули духи и во Вьетнаме. По информации агентства Reuters, которое ссылается на дипломатические источники, 10 августа официальный Ханой установил на спорных островах Спратли ракетные комплексы. Причем, по некоторым данным, это не просто комплексы, а целые базы. Характерно, что вьетнамский МИД назвал информацию «неточной», а китайское ведомство заверило прессу, что Пекин «следит за ситуацией». Ни «да», ни «нет». Военные аналитики, опрошенные журналистами, считают, что размещение ракет на островах Спратли могло бы быть «вынужденным» шагом на действия Китая, связанным с «насыпными островами», на которых военные КНР возводят свои базы и взлетно-посадочные полосы, пишет «Регнум».

Проблема, однако, в том, что Вьетнам и Китай сильно повязаны друг с другом экономическими узами, чтобы в одночасье всё разорвать. Как отмечает «Лента», товарооборот двух стран составляет 66 млрд. долларов. И перекос, как мы понимаем, в пользу «красного дракона»: 34% всего вьетнамского импорта и 13% экспорта. «Для Китая Вьетнам — ключевой элемент пояса безопасности. Если Вьетнам не находится под контролем или хотя бы не настроен дружественно, в Пекине не смогут спать спокойно. В Ханое это прекрасно осознают и готовы сближаться с другими крупными игроками – США, Японией, АСЕАН, ЕС, - чтобы укрепить позиции в торге с КНР. Вьетнамцы понимают, что от большого северного соседа деваться некуда, но им важно само ощущение того, что за пределами их региона есть большой мир, где Китай не доминанта. Отчасти именно этим вызван интерес Вьетнама к многосторонним структурам и форумам, позволяющим ему подчеркнуть собственную значимость», - пишет эксперт Российского совета по международным делам Антон Цветов.

Между тем, «Газета» уточняет, что речь может идти о размещении оперативно-тактических установок EXTRA (Extended Range Artillery), недавно закупленных Вьетнамом у Израиля. Они могут быть приведены в боевую готовность в течение двух-трех дней и способны поразить военные базы Китая, расположенные в архипелаге Спратли. Последние годы Вьетнам не только осуществлял программу по модернизации вооруженных сил, но и вслед за Китаем создавал насыпные острова в архипелаге Спратли и строил на них свои базы. «С точки зрения Ханоя, перемещение ракетных установок на острова не является провокацией или попыткой разжечь конфликт. Наоборот, это необходимая оборонительная реакция на недавние угрожающие действия Китая в Южно-Китайском море», - сказал сингапурскому изданию The Strait Times Ле Хонг Хиеп, специалист ведущего исследовательского центра по Юго-Восточной Азии ISEAS в Сингапуре.

«Газета» далее ссылается на американское издание The Diplomat, которое специализируется на странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Говорится, что Китай внешне выразил негодование и отказ соблюдать решение Гаагского суда, но не стал предпринимать резких действий. Неназванный эксперт полагает, что Китай заботится о своем имидже в глазах мировой общественности и склонен подстраиваться под нормы международного права. К тому же в сентябре Пекин примет саммит G20, поэтому он избегает действий, которые могут повредить его репутации. Однако инициатором эскалации могут оказаться внерегиональные силы: например, США, которые отправили в Южно-Китайское море бомбардировщики, способные наносить удары современным ядерным оружием.

Но и Китай не сидит сложа руки. Хотя темпы роста его военного бюджета сокращаются пропорционально замедлению роста всей экономики, показатели остаются внушительными. Ожидается, что в нынешнем году военные расходы КНР составят 150 млрд. долларов, и это второе место в мире после США, у которых 573 млрд. долларов. Как пишет «Коммерсант», в 2015 году расходы Китая на оборону были на уровне 135,4 млрд. долларов, что на 10,1% превышало показатель 2014 года. В 2014 году бюджет увеличился на 12,2%, в 2013-м – на 10,7%, в 2012-м – на 11,2%, в 2011 году – на 12,7%.

Дальний Восток шаг за шагом, с восточной неторопливостью и внешним спокойствием, но с завидным упорством движется в сторону всё более явной конфронтации. Решение Гаагского суда вдохновило основных региональных соперников Китая (я бы назвал их «основными боящимися»), но в Маниле или Ханое нет безумцев, готовых проголосовать за войну с Пекином. Сильная взаимная экономическая зависимость и несоразмерная мощь Китая сдерживают горячие головы. Но есть внешние силы. Соединенные Штаты, например, в последние годы подчеркивают, что центр тяжести их внешней политики переносится в Азиатско-Тихоокеанский регион. Не зря же они затевали Транс-Тихоокеанское партнерство. Китай это понимает, и его соседи по региону это понимают. Но страх перед китайской экспансией, видимо, притупляет другой страх – перед авантюрами. На Дальнем Востоке медленно закручивается сюжет посильнее, чем передел Ближнего Востока…

Часть 1

XS
SM
MD
LG