Linkuri accesibilitate

2001: Начало эпохи Воронина


7 апреля 2001 года. Церемония инаугурации третьего президента Молдовы, лидера ПКРМ Владимира Воронина

7 апреля 2001 года. Церемония инаугурации третьего президента Молдовы, лидера ПКРМ Владимира Воронина

На фоне экономической и социальной катастрофы, а также нескончаемых споров между политиками, к власти в стране пришли коммунисты. На досрочных парламентских выборах, состоявшихся 25 февраля 2001 года, ПКРМ набрала 50,07% голосов, что позволило получить 71 мандат в парламенте – из 101-го.

«Очередной популизм» – писали некоторые СМИ, которые утверждали, что у команды Владимира Воронина много лозунгов, но нет специалистов, способных заниматься развитием страны. Кроме того, отдельные обозреватели критиковали лидера коммунистов за отрицание перемен, произошедших в последние десять лет.

Генерал милиции Владимир Воронин – выходец советской номенклатуры, отмечала газета Jurnal de Chişinău. «Молдавские ведомости» писали накануне выборов, что консультантом Воронина был экс-глава КГБ СССР Владимир Крючков, активный участник путча 1991 года. Приводилась цитата московской «Независимой газеты», которая утверждала, что кремлевских лидеров интересовала ситуация в Молдове, и они взвешивали, кто должен стать новым президентом – Петру Лучинский или Владимир Воронин.

В своей речи в качестве кандидата на пост главы государства, опубликованной в правительственной газете Moldova Suverană, Воронин заявлял, что «безнравственно говорить о демократии, когда право на достойную жизнь нарушается грубейшим образом». Он осудил всех своих предшественников, на которых лежит, по его словам, вина за «десять лет заблуждений и ошибок, межэтнического противостояния, криминальной анархии и социального унижения».

Как отмечала Moldova Suverană, успех коммунистов объясняется тем, что они представляют наиболее сплоченное политформирование, выдвинувшее лозунги, которые встретили поддержку электората: «Пересмотр итогов разорительной приватизации, возрождение национальной экономики собственными силами, поиск чиновников, которые нагрели руки на многомиллионных долларовых кредитах».

«Молдавские ведомости» сообщали, что новый кабинет министров во главе с «технократом» Василием Тарлевым, бывшим директором кондитерской фабрики Bucuria, в значительной степени повторял структуру кабинета Думитру Брагиша при Лучинском. Из 17 членов правительства 11 были министрами и вице-министрами в предыдущем кабинете, либо же баллотировались на парламентских выборах по спискам «Альянса Брагиша».

«Видимо, совсем плохо обстоят дела с кадрами, если правительство в значительной степени сформировано из людей, имеющих прямое отношение к тем самым печальным итогам, о которых говорят коммунисты», – отмечали «Молдавские ведомости».

«Как козел за морковкой»

Несмотря на огромный внешний долг, который приближался к $2 млрд, лидер коммунистов говорил вначале, что правительство справится своими силами, и в траншах Всемирного банка и МВФ нужды нет. Именно к этому периоду относятся слова Владимира Воронина: «Что мы все бегаем за этими кредитами, словно козел за морковкой!»

Правда, уже спустя несколько месяцев после прихода к власти, президент-коммунист утверждал, что стране будет «трудно обойтись без специальных кредитов». Парламентское большинство – «машина для голосования», как окрестили его СМИ, – принимало антиреформаторские законы, а советники главы государства возлагали на премьера Тарлева вину за то, что отношения с международными финансовыми институтами не восстановлены.

Внешние кредиты, полученные за первые десять лет независимости, широко обсуждались в прессе. Периодически выступал с заявлениями на эту тему и сам глава государства. Воронин говорил, например, что частично ответственность за ситуацию, в которой оказалась Республика Молдова, должны взять на себя МВФ и ВБ, которые «все эти годы пытались лечить нас от синдрома советского социализма».

2001 год в публикациях главных газет

2001 год в публикациях главных газет

«Молдавские ведомости» напомнили коммунистам, что страна набрала внешних кредитов именно в тот период, когда у власти находились их союзники, а не демократы. Демократическими можно условно считать кабинеты Валериу Муравского (1991-1992), Иона Чубука-2 (1998-1999) и Иона Стурзы (кабинет продержался лишь девять месяцев 1999 года). Все вместе эти правительства получили порядка 75 млн долларов – из 700 млн. Коммунисты поддерживали аграриев в 1994-1998 гг., в состав того парламента входили Прижмиряну, Жданов, Тодорогло, а Йовв был министром.

Именно то правительство взяло на себя долговые обязательства и гарантии крупных предприятий, возглавляемых союзниками коммунистов. Во времена Василия Йовва, министра транспорта в правительстве Сангели, на средства ЕБРР была отремонтирована дорога Сэрэтень-Сорока, без проведения аукциона на приобретение строительных материалов, в результате бюджету был нанесен, по оценкам Счетной палаты, ущерб на сумму свыше миллиарда леев, – резюмировали «Молдавские ведомости».

Эта фирма, контролируемая бизнесменов Борисом Бирштейном через своих доверенных людей – Владимира Колесниченко и Владимира Моложена – получала большие комиссионные, около 40% от прибыли монополиста

О том, насколько коммунисты не были заинтересованы в борьбе с коррупцией, рассказывала другая газета на русском языке – «Экономическое обозрение «Логос-пресс»». Издание приводило слова председателя Единецкого района, коммуниста Иона Гуцу, который заявлял, что ПКРМ не оправдала надежд избирателей, в ходе предвыборной кампании говорила о борьбе с «прихватизацией», а сейчас как раз этим и занимается. В качестве примера он привел завод Nord-Zahăr, где одним из главных акционеров был сын главы государства Олег Воронин.

24 октября Jurnal de Chişinău перепечатал статью из «Аргументов и фактов», в которой шла речь о попытке правительства монополизировать IP-телефонию, которая, по словам российских журналистов, приносила большую прибыль одной только компании: TreiTelecom. Эта фирма, контролируемая бизнесменов Борисом Бирштейном через своих доверенных людей – Владимира Колесниченко и Владимира Моложена (последнего директора Департамента информационных технологий) получала большие комиссионные – около 40% от прибыли монополиста в области. TreiTelecom перепродает гражданам эти услуги за серьезные деньги (…) В 1994 году TreiTelecom назывался Registru, который за поистине грабительские цены начал выдавать документы, удостоверяющие личность граждан, – отмечала газета «Аргументы и факты».

МВФ и Всемирный банк ожидали, что правительство продолжит реформы в аграрном и энергетическом секторах, продолжит приватизацию, в том числе продаст Moldtelecom. После сильного нажима со стороны властей, в конце года министр сельского хозяйства Дмитрий Тодорогло – политик, который выступал против аграрной реформы, за сохранение колхозов – бросил вызов Всемирному банку, отказавшись подписать обговоренное соглашение, что привело к приостановлению едва наладившихся отношений, отмечала газета «Экономическое обозрение».

МВФ и Всемирный банк ожидали, что правительство продолжит реформы в аграрном и энергетическом секторах и продаст Moldtelecom

Кроме того, МВФ был недоволен подписанным договором с «Газпромом», который предусматривал, что 20 долларов из тарифа будут выплачиваться постепенно в течение трех лет под 7% годовых. МВФ расценил этот договор как новый внешний кредит в условиях, когда правительство обещало не брать больше в долг, так как долги за газ и без этого превышали полмиллиарда долларов.

После нескончаемых проволочек с приватизацией винодельческих и табачных предприятий, которую требовали международные финансовые организации, молдавская власть решила уступить их России за долги.

Jurnal de Chişinău утверждал, что в первый год правления коммунисты «протоптали дорожку» в Москву, где продвигали восточный дискурс, а в европейских столицах выступали с заявлениями об интеграции. «То, что за год коммунистического правления не удалось разблокировать внешнее финансирование по линии МВФ и ВБ, от которого, в свою очередь, зависят иностранные инвестиции, показывает, что с этой точки зрения мы не продвинулись вперед ни на шаг, что мы все еще находимся там, где нас оставил кабинет Брагиша, который, в свою очередь, не сильно продвинулся вперед с того места, где был низложен кабинет Стурзы. Мы так сильно боялись «шоковой терапии», что сегодня терять нам больше нечего», отмечала газета Jurnal de Chişinău.

«Состояние национальной экономики требует дальнейших мер по либерализации и освобождению государства от некоторых обязательств социального и экономического порядка, ставших для него непосильными», резюмировала газета.

Качели отношений с Тирасполем

Среди первых шагов новой молдавской власти числится возобновление диалога с тираспольскими лидерами, ведь решение приднестровской проблемы было ключевой задачей коммунистов, отмечала газета Moldova Suverană.

Через два дня после церемонии приведения к присяге Владимир Воронин встретился с Игорем Смирновым. На второй встрече, в мае, молдавский президент вручил Смирнову свои предложения по статусу региона. Как отмечала газета Moldova Suverană, проект предусматривал для Молдовы и Приднестровья статус административных единиц. Приднестровская сторона получит право на свой флаг, герб, другую атрибутику, на ее территории гарантируется функционирование трех официальных языков. Общими прерогативами будут такие сферы, как оборона, внешняя политика, правовая система и др. В тот период, отмечал печатный орган правительства, приднестровские лидеры настаивали на материальной компенсации за ущерб, причиненный во время вооруженного конфликта, и на извинениях со стороны Кишинева.

5 мая был освобожден Илие Илашку, осужденный тираспольским режимом за террористические действия. «Решение об освобождении было принято в Москве, и это лучшее доказательство того, что именно Россия, а никто другой контролирует ситуацию в Приднестровье», утверждала газета Jurnal de Chişinău.

В интервью изданию Jurnal de Chişinău Илашку признал, что в некоторой степени он заслуживал наказания: «Я не был святым, работал в тылу. О том, что сделал, не жалею, потому что я был уверен, что за спиной у меня конституционное государство, которое, даже если я умру, позаботится о моей семье. (…) Я не сам по себе туда пошел, был мобилизован и делал то, что мне было приказано. Разумеется, были и другие возможности, но я, кусая губы, сдерживал себя. Потому что мне запретили, если бы я ослушался, сегодня не было бы ни Шевцова, ни Смирнова, ни Маракуцы. Мне сказали: «Не трогать!». И я не трогал».

После успеха с освобождением Илашку президент Воронин в сопровождении Митрополита молдавского Владимира, отправился в Новонямецкий монастырь в Кицканах, где вспыхнул конфликт. Ему запретили въезд на территорию региона. Он заявил, что «нарушается право свободного передвижения граждан двух берегов Днестра, права, закрепленного в ранее подписанных договоренностях между Кишиневом и Тирасполем», сообщала газета Jurnal de Chişinău.

Я сдерживал себя. Потому что мне запретили, а если бы я ослушался, то сегодня не было бы ни Шевцова, ни Смирнова, ни Маракуцы. Мне сказали: «Не трогать!» И я не трогал

В ходе первых двух встреч с Игорем Смирновым, как сообщало агентство Basa-pres, был подписан ряд документов, в соответствии с которыми Кишинев обязался снять внутренние контрольные посты на Днестре, признать документы, выданные приднестровскими учреждениями. В сентябре отношения между Ворониным и Смирновым вконец испортились после ввода Кишиневом новых таможенных печатей. Прежде Тирасполь пользовался выданной Кишиневом печатью для оформления внешнеторговых операций в обход Кишинева. Замена печатей дала тираспольским лидерам повод обвинить Кишинев в экономической блокаде.

В обращении к жителям Приднестровья Владимир Воронин заявлял, что «приднестровская территория стала резиденцией многочисленных мафиозных кланов, которые отмывают деньги и переводят за рубеж миллионы и миллионы долларов. На наших глазах образовалась трансграничная преступная группировка, которая никого и ничего не признает. Эта группировка занимается контрабандой, в том числе нефтепродуктов, сигарет, оружия, наркотиков, живого товара; и это главный спонсор противников объединения страны».

В реплике тираспольские лидеры через портал «Ольвия-пресс», который цитируют «Молдавские ведомости», назвали Воронина и Тарлева «ворами». Они заявили, что Воронин совершенно бездоказательно обвинил руководство региона в коррупции, и напомнили о его сыне, который, якобы, приобрел ряд сахарных заводов.

В конце октября более 300 вагонов с грузами были заблокированы на станции в Бендерах. Владимир Воронин поехал за поддержкой в Москву – пожаловаться на несговорчивого Игоря Смирнова. Владимир Путин посоветовал ему искать общий язык с тираспольским лидером.

Идеологическое наступление

В предвыборной кампании коммунисты обещали придать русскому языку статус второго государственного в Молдове и привести страну в Союз России и Белоруссии.

Сразу после прихода к власти коммунистов стали возвращаться на прежние места памятники Ленину. В июне в Кишиневе состоялись акции протеста студентов и преподавателей против намерения «пересмотреть историю». В начале учебного года министр просвещения Илие Ванча заявил изданию Jurnal de Chişinău, что общество не готово перейти на новый учебный курс, и что министерство, по крайней мере, на данный момент, не планирует введение этого предмета. Решение об обязательном изучении русского языка министр объяснил дефицитом кадров преподавателей иностранных языков и избытком специалистов по русскому языку, которые оказались без работы.

Как отмечала газета «Экономическое обозрение», в последние дни 2001 года парламентская фракция ПКРМ представила в Конституционный суд законопроект, в соответствии с которым, русскому языку следовало предоставить статус второго государственного. Согласно процедуре, Конституционному суду нужно было дать заключение по инициативе. Лидер фракции ПКРМ Виктор Степанюк сказал, что граждане получат право свободно использовать русский язык, статус которого, тем не менее, не будет идентичным статусу «молдавского языка».

Некоторые политики обвинили власть в том, что в ущерб многочисленным проблемам, которые ждут своего решения, та занимается мелкими вопросами, способными лишь накалить ситуацию в стране.

Также в конце года коммунистическое большинство в парламенте отменило закон 1998 года об административно-территориальной реформе. Возврат к районам Jurnal de Chişinău расценивал как контрреформу, которая обойдется государству минимум в полмиллиарда леев, или 14% бюджета на 2002 год – год, когда Молдова должна вернуть внешним кредиторам огромные суммы. Газета утверждала, что роспуск уездов приведет к разрушению местной финансовой автономии и всей системы публичных финансов. Единственный интерес коммунистов во всем этом состоял в установлении полного политического контроля в стране.

Газета «Кишиневское обозрение» отмечала, что отмена административной реформы 1998 года была осуществлена без дебатов на пленарном заседании парламента. Тщетно бывший премьер Брагиш пытался объяснить, что не только маленькие районы, но и мэрии сел с населением 400 или 600 человек не смогут себя прокормить.

По мнению СМИ, другой контрреформой, которая могла еще больше осложнить отношения с международными финансовыми организациями, стало внесение поправок в закон о приватизации, позволяющих национализировать предприятия с большими задолженностями перед государством, или находящихся на пороге банкротства.

XS
SM
MD
LG