Linkuri accesibilitate

1999: Нищета и политический кризис


Ион Стурза возглавлял кабинет министров с марта по ноябрь 1999 года

Ион Стурза возглавлял кабинет министров с марта по ноябрь 1999 года

Для многих молдавских граждан 1999 год ассоциируется с полугодовыми задолженностями по зарплатам и пенсиям, хаотичными отключениями электричества, девальвацией лея и цепным подорожанием. И все это происходило на фоне нескончаемых политических дрязг.

Время от времени происходили убийства полицейских и бизнесменов, а также вооруженные грабежи.

«Молдова погружается в экономический и политический маразм» – так называлась статья, опубликованная в конце года французской газетой Le Monde. И президент Республики Молдова Петру Лучинский признавал, что «сегодня нас волнует один-единственный вопрос – как выжить» (газета Moldova Suverană).

Политический год начался 1 февраля отставкой правительства Иона Чубука, который выражал недовольство алгоритмом распределения должностей Альянса за демократию и реформы. Четыре дня спустя кандидатом в премьер-министры был назначен мэр Кишинева Серафим Урекян, который затем снял свою кандидатуру. 19 февраля кандидатом в премьеры выдвинули Иона Стурзу, вице-премьера и министра экономики во втором кабинете Чубука.

Третьего марта 51 голосом «за» и 37-мя «против» парламент утвердил кабинет министров во главе с Ионом Стурзой. Но Конституционный суд признал постановление парламента недействительным. Кандидатура Стурзы была предложена повторно. «За» проголосовал 51 депутат из присутствовавших в зале, один голос поступил в письменном виде от депутата ПДС Илие Илашку, который находился в тюрьме в Приднестровье.

1997 год в публикациях молдавских СМИ

1997 год в публикациях молдавских СМИ

Парламент одобрил также состав правительства, которое 12 марта было приведено к присяге. Христианские демократы воздержались от голосования и заявили о выходе из правящего Альянса. Свой шаг они объяснили тем, что выступают за правительство «с чистыми руками», то есть, за министров с незапятнанной репутацией. На самом же деле, сообщала газета Moldova Suverană, они были недовольны тем, что ХДНП досталось лишь два министерских кресла. Христианские демократы продолжали настаивать на портфеле главы минфина и государственного министра.

Тараклийский уезд и эффект домино

Одним из камней преткновения 1999 года стала административная реформа, точнее – переход к уездам и коммунам. Парламентская группа коммунистов противилась реформе и требовала провести референдум о целесообразности перехода к новому административно-территориальному делению страны. После того, как президент Лучинский отказался промульгировать законопроект, он был повторно вынесен на голосование в феврале.

«Молдова погружается в экономический и политический маразм» – так называлась статья, опубликованная газетой Le Monde.​

Руководители Тараклийского райсовета на юге страны (в составе – 25 населенных пунктов, из них девять заселены этническими болгарами) выступили против административной реформы, и 24 января провели «референдум», по итогам которого 92% участников (около 25 тыс. граждан) проголосовали за сохранение района. Официальный Кишинев признал референдум неконституционным.

Тех, кто мечтал о «болгарском районе», поддерживали депутаты-коммунисты и значительная часть политформирования Думитру Дьякова (газета Flux).

Часть этнических болгар Тараклии бойкотировала выборы 23 мая в знак протеста против включения бывшего района в состав Кагульского уезда. В конечном итоге, в октябре правительство уступило политическому давлению и предложило создать Тараклийский уезд в пределах бывшего одноименного района.

Отставка генерала Алексея

Как отмечали СМИ, год прошел на фоне политической конфронтации во всех направлениях. Парламентарии обвиняли друг друга в коррупции и замалчивании противозаконных фактов; звучали требования отставок; депутаты обещали выступить со скандальными разоблачениями и т.д. Были отправлены в отставку генпрокурор Валериу Катанэ, вице-председатель парламента Валериу Матей, руководитель департамента по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, генерал полиции Николае Алексей.

На «тропу войны» вышли все – и в аппарате главы государства, и в парламенте. Затем, 22 марта президент Петру Лучинский подписал указ о проведении референдума – о переходе с парламентской республики к президентской.

Инициатива вызвала шквал критики со стороны большинства политических сил, которые усмотрели в ней намерение установить авторитарный, «диктаторский режим по белорусской модели».

В соответствии с новым законом, 23 мая одновременно со всеобщими выборами состоялся и консультативный референдум о переходе к президентской республике. По данным Центральной избирательной комиссии, явка на выборах и референдуме составила 58,33% граждан с правом голоса, что было недостаточно для признания плебисцита состоявшимся. Кодекс о выборах предусматривал, что в референдуме должны принять участие 3/5, или не менее 60% избирателей.

Тем не менее, 5 июня ЦИК признал консультативный референдум состоявшимся. Но, как постановил Конституционный суд, плебисцит носит консультативный характер, и его результаты не могут иметь юридических последствий. Однако глава государства не отказался от идеи пересмотра Конституции и распорядился создать специальную комиссию по конституционной реформе.

22 марта президент Петру Лучинский подписал указ о проведении референдума – о переходе с парламентской республики к президентской. Инициатива вызвала шквал критики со стороны большинства политических сил.​

5 ноября парламент отклонил ряд проектов по приватизации предприятий винодельческой и табачной отраслей, на чем настаивали внешние партнеры. Это стало поводом для приостановления со стороны МВФ отношений с Республикой Молдова на неопределенный период.

Последняя сцена «мыльной оперы»

9 ноября голосами 58 депутатов – от ПКРМ, ХДНП и нескольких «перебежчиков» из Демконвенции – правительство Стурзы было отправлено в отставку.

В тексте вотума недоверия шла речь о «высокой степени коррупции членов правительства», а также о том, что команда Стурзы оказалась не в состоянии погасить задолженности по зарплатам и пенсиям.

Лидеры Альянса за демократию и реформы заявили, что «события, последовавшие после отставки кабинета Стурзы, доказали, что поводом для отставки послужила не коррупция, как утверждали коммунисты, фронтисты и союзники Лучинского, а проводимая реформаторская политика, направленная на европейскую интеграцию, пресечение хищений, злоупотреблений и беззаконий».

Через несколько дней экс-премьер Ион Стурза заявил для Jurnal de Chişinău, что «сценарий свержения кабинета министров исходит от президента Петру Лучинского, и он был приведен в исполнение при поддержке ПКРМ и ХДНП, не согласных с кадровой политикой главы кабинета».

Стурза признавал, что коррупция присутствует на всех уровнях, и что Республика Молдова – государство слабое, но лишь потому, что в стране не работает система правосудия.

На последней пресс-конференции перед уходом Ион Стурза говорил, что Республика Молдова находится на грани дефолта, и что страна уже потеряла и 2000-й, и 2001-й гг.

Затем Петру Лучинский выдвигал кандидатами на пост премьер-министра бывшего министра экономики в правительстве Сангели Валерия Бобуцака и лидера коммунистов Владимира Воронина, однако, ни тот, ни другой не набрали необходимого числа голосов. И лишь третий кандидат – Думитру Брагиш, заместитель министра экономики в кабинете Стурзы, был утвержден парламентом, что позволило избежать досрочных выборов. 21 декабря парламент проголосовал за кабинет Брагиша голосами 57 депутатов – от ПКРМ, ХДНП и так называемых независимых.

Думитру Брагиш был одним из последних руководителей комсомола в советской Молдавии, сообщало издание BBC Chişinău. В течение пяти последних лет он курировал в правительстве внешнеэкономические связи.

Как отмечали СМИ, ХДНП настаивала на сохранении генерала Николае Алексея в должности, даже предлагала его кандидатуру на пост министра, найдя в этом плане союзников в лагере коммунистов.

«Я выполнял свой долг, и я не виноват, что во время поисков контрабандистов натыкался на политиков», – заявлял генерал Алексей.​

Но 16 сентября генерал полиции Николае Алексей приказом министра внутренних дел был отстранен от должности начальника Департамента по борьбе с коррупцией и организованной преступностью – «за непрофессионализм и нарушение закона».

Сам Алексей заявлял, что его уволили после того, как он публично выступил с заявлениями о масштабах организованной преступности, обвинив в коррупции ряд высокопоставленных чиновников, в том числе, бывшего вице-спикера Валериу Матея, министров Виктора Катана, Николае Андроника и Анатола Арапу. Некоторые из них, по словам генерала, «крышевали» московскую Солнцевскую организованную преступную группировку и ее «представительства» в Республике Молдова. Впоследствии выяснилось, что отношения с Солнцевской ОПГ поддерживал и политик с неоднозначной репутацией Влад Плахотнюк.

«Я выполнял свой долг полицейского, и я не виноват в том, что во время поисков контрабандистов натыкался на политиков», – говорил в то время генерал Алексей. Политики, о которых шла речь, отрицали все обвинения и советовали генералу отправиться с материалами в прокуратуру. Некоторые при этом утверждали, что дела сфабрикованы и нужны лишь для политической расправы.

Протесты и массовая миграция

Девальвация лея обесценила пенсии и зарплаты, которые и без того доходили до граждан с опозданием в несколько месяцев. Средняя пенсия составляла 80 леев (около 7 долларов), среднемесячная зарплата бюджетного работника – 190 леев, а минимальная потребительская корзина, установленная на июнь, была в три раза больше. В итоге многим бюджетникам, учителям и врачам пришлось уезжать на заработки за границу. Пенсионерам оставалось протестовать.

В середине июля «Кишинев казался городом на осадном положении», – рассказывали журналисты BBC Chişinău. «Без электричества и без воды. На улицах застыли троллейбусы... Отключения света идут без предупреждений, хаотично. Предприятия и учреждения лишь ожидают очередного сбоя», – такую картину нарисовали репортеры BBC.

Как объясняли представители соответствующих структур, отключения электричества – результат политики шантажа со стороны Тирасполя, который контролирует Молдавскую ГРЭС, поставляющую треть всей электроэнергии для Республики Молдова. Однако на самом деле сбои были вызваны огромной задолженностью, которая на тот момент перевалила за 40 млн долларов.

Около 15 млн Молдова задолжала Румынии, более 16 млн – Украине, и еще около 13 млн долларов – Молдавской ГРЭС.

Глава приднестровского региона Игорь Смирнов обвинял Кишинев в замораживании процесса погашения задолженностей и утверждал, что Приднестровье, пусть с большими задержками, но все же выплачивает долг перед «Газпромом».

Сразу же после вступления в должность премьер Думитру Брагиш отмечал, что уклонение от налогов – привычное явление для экономики республики, что хозяйствующие субъекты предпочитают давать взятки, чем платить налоги, и что масштабы теневой экономики достигли 60%, – сообщала Свободная Европа.

Что касается экономической ситуации на конец года, по словам Думитру Брагиша, бюджетный дефицит приблизился к 500 млн леев, а инфляция – к 40%. Вместе с тем, внешний долг увеличился до 1 млрд 279 млн леев, внутренний долг – до 2 млрд леев, и эта сумма, как подчеркивал премьер, сопоставима с годовым госбюджетом.

XS
SM
MD
LG