Linkuri accesibilitate

1998: Обвал лея на фоне российского дефолта


Работники культуры требуют повышения зарплат, 10 ноября 1998 г.

Работники культуры требуют повышения зарплат, 10 ноября 1998 г.

Финансовый кризис в России не только привел к еще большему обнищанию большинства населения, но и лишний раз доказал, насколько экономика Республики Молдова зависима от российского рынка и Кремля.

После начала колебаний на валютном рынке и снижения товарооборота в министерстве экономики стали раздаваться голоса о необходимости диверсификации рынка сбыта.

«Занятые в первой половине года выборами и различными поствыборными соглашениями, политики и на этот раз позволили застать себя врасплох. Особенно, если учесть, что внешнеторговые трудности усугубили беспрецедентный энергетический кризис, который показал, насколько рискованно для страны, когда ее экономика ориентирована только в одном направлении, ориентирована на рынки, которые в любой момент могут преподнести сюрпризы», - отмечало агентство Basa-press.

Почти все основные законы, принятые в этом году – административная реформа, закон о местном публичном управлении, разгосударствление энергетических компаний, включая закон о бюджете – все были приняты под давлением МВФ и Всемирного банка, которые приостановили финансирование в 1997 году. На фоне отсутствия финансовых средств новая власть не смогла обеспечить выплату зарплат и пенсий и стала накапливать долги. Как отмечали СМИ, участились протесты; более того, доведенные до отчаяния люди стали прибегать к голодовкам (унгенские учителя, полицейский из Вулкэнешть) или перекрытию национальных дорог и железнодорожных путей сообщения.

Как сообщала газета Flux, спикер Думитру Дьяков предлагал ввести шестимесячный мораторий на забастовки. И премьер Ион Чубук призывал граждан воздержаться от акций протеста, так как они «еще больше осложняют работу правительства и ведут к обострению кризиса». Оппозиция в лице коммунистов не упустила возможность воспользоваться недовольством граждан.

Первый успех коммунистов

На парламентских выборах 22 марта 1998 года коммунисты набрали рекордное число голосов – 30,1%, за ними следовал предвыборный блок «Демократическая конвенция Молдовы» (ДКМ) – 19,42%, блок «За демократическую и процветающую Молдову» – 18,6% и Партия демократических сил – 8,84%. Несмотря на то, что коммунисты получили 40 депутатских мандатов, большинства они сформировать не смогли. Остальные три формирования объединились и создали Альянс за демократию и реформы (АДР).

Достигнутый успех стал неожиданностью даже для лидера коммунистов Владимира Воронина. Газета Moldova Suverană отмечала в номере от 28 марта, что «победа коммунистов высветила бродившие в обществе настроения, сдержанное отношение электората к псевдореформам, расколовшим общество на обнищавшее большинство и группу людей, за ночь прибравших к рукам значительную часть государственного достояния».

Лидер пропрезидентского формирования «За демократическую и процветающую Молдову» Думитру Дьяков, который 23 марта будет избран председателем парламента, заявлял, что речь идет о коалиции не против коммунистов, а за реформы.

О Дьякове СМИ рассказывали, что ранее он работал в ЦК в Москве, что с 1989 года возглавлял редакцию ТАСС в Бухаресте, а в 1993 руководил политическим департаментом посольства России в Румынии. В парламент предыдущего созыва прошел по спискам аграриев и некоторое время был вице-спикером; на вершину власти его «катапультировал» Петру Лучинский.

21 мая появилось правительство АДР-2 во главе с Ионом Чубуком. Согласно установленному алгоритму, должность премьер-министра досталась ДКМ в составе партии экс-президента Мирчи Снегура и Христианско-демократического народного фронта. По итогам внутренних выборов была выдвинута кандидатура активиста ХДНП Валентина Долганюка, «что стало шоком для блока Дьякова», отмечала газета «Молдавские ведомости».

«Страна на пороге финансовой катастрофы. С августа мы живем исключительно за счет валютных резервов», – Думитру Дьяков (Flux).

Однако Лучинский предложил на пост премьера Иона Чубука, аргументируя тем, что 75% депутатов – это новые люди, и необходимо обеспечить преемственность. Журналисты «Молдавских ведомостей» писали, что в этой коалиции больше других выиграл президент Лучинский, а проиграла партия Снегура, которая завершила выборы практически ничем, несмотря на то, что ДКМ держится на авторитете экс-президента.

Кризис на валютном рынке и формирование АДР: 1998 год

Кризис на валютном рынке и формирование АДР: 1998 год

Газета Flux 1 августа писала, что первые разногласия в правящей коалиции возникли, когда спикер Думитру Дьяков настоял на назначении новым генеральным прокурором Валерия Катанэ и на положительном решении вопроса о транзитном провозе через Молдову из Болгарии в Россию радиоактивных отходов с Козлодуйской атомной электростанции. В поддержку этих проектов проголосовали пропрезидентский блок вместе с коммунистами, а остальные составляющие АДР покинули зал в знак протеста.

Катастрофы финансовой сферы

В августе российский рубль обесценился в результате дефолта, и первые последствия молдавский лей начал ощущать в начале осени. 5 сентября газета Flux сообщала, что молдавские граждане в панике бросились снимать леевые вклады и покупать доллары, некоторые брали приступом рынки и магазины, скупая товары и избавляясь от леев.

За один день – 2 ноября – курс лея по отношению к доллару взлетел с 6,5 до 10 леев. Последствия не заставили себя ждать: на 60-70% выросли цены на нефтепродукты и тарифы на электричество и тепло, что, в свою очередь, спровоцировало цепную реакцию.

«Страна на пороге финансовой катастрофы. С августа мы живем исключительно за счет валютных резервов, которые в сентябре уменьшились более чем на 670 млн леев. С другой стороны, в России заморожены более 800 млн наших леев. Торговля с РФ, главным экономическим партнером Молдовы, практически застопорилась», – заявлял Думитру Дьяков (Flux).

25 сентября вице-премьер, министр экономики Ион Стурза заявил о намерении подать в отставку. Свое решение он обосновал тем, что за четыре месяца власть лишь говорила о реформах (газета Moldova Suverană). Ион Стурза заявил и о том, что ничего не было сделано для пресечения широкой контрабанды сигарет, для реформ в социальном секторе. «Кто боится брать на себя ответственность за жесткие и непопулярные реформы?», риторически вопрошал вице-премьер (газета Flux).

Некоторые журналисты предположили, что Стурза хочет отстранить Чубука, который в альянсе представлял консервативное крыло. Осенью на фоне финансового кризиса было много разговоров о сокращении публичных расходов, но для их оптимизации мало что было сделано. Одна из удачных инициатив касалась административной реформы, которая предполагала упразднение районов и переход к уездам. Но и это была запоздалая реформа, которую Кишинев обязался претворить лишь по настоянию международных партнеров.

В результате появилось девять уездов, две территориально-административные единицы и муниципий Кишинев. Под давлением руководства Тараклийского района, места компактного проживания этнических болгар, а также оппозиции в лице коммунистов президент Петру Лучинский отказался промульгировать закон и вернул его в парламент. Но парламент вторично отказался создавать Тараклийский уезд.

Другой закон, спровоцировавший горячие споры, касался повышения пенсионного возраста – до 65 лет для мужчин и 60 лет для женщин. Принятый в первом чтении законопроект подвергся резкой критике со стороны коммунистов, которые требовали провести референдум как по вопросу возраста выхода на пенсию, так и по административной реформе. «Молдавские ведомости» сообщали, что Воронин требовал вначале увеличить пенсии, а потом и пенсионный ценз.

«Мы готовы поддержать административную реформу, но только в том, что касается укрепления власти; мы не хотим копирования румынской системы», – заявлял лидер ПКРМ. Коммунистов очень раздражали термины «уезд» и «префект», которые, по их словам, в Конституции не предусматривались.

21 ноября Украина, основной поставщик электроэнергии, резко уменьшила объем поставок в Республику Молдова, а лидеры Приднестровья приостановили снабжение правобережной части страны электроэнергией Молдавской ГРЭС, мотивируя это тем, что Кишинев не в состоянии платить по счетам. Энергетический кризис привел к массовым отключениям электричества – села оставались без света 18 часов в сутки, города – 6-8 часов. Вице-премьер Валентин Долганюк отбыл в срочном порядке в Бухарест для обсуждения возможностей и условий импорта электроэнергии из Румынии. Молдова была готова приобретать электроэнергию за пакеты акций в коммерческих предприятиях. Но Румыния технически могла обеспечить не более 10-15% потребностей Молдовы в электроэнергии.

«За год-два мы надеемся подключить нашу страну к энергетической системе Румынии, это позволит на 50-60% обеспечить потребности Республики Молдова в электроэнергии», заявил Долганюк газете Flux.

Долганюк говорил также, что 86% населения оплачивает счета за электричество, и что огромная задолженность числится за государством и бизнесом. 23 сентября решено было выпустить государственные облигации на сумму 90 млн долларов в счет погашения задолженностей перед концерном «Газпром». В декабре 1996 года правительство уже выпускало облигации – на 140 млн долларов, но такой способ оплаты эксперты МВФ не одобрили.

Они критиковали официальный Кишинев за непоследовательность: с одной стороны, страна заимствует внешние кредиты, с другой – берет на себя сторонние долговые обязательства.

В это же время было решено создать совместную молдавско-российскую компанию Moldovagaz, в которой «Газпром» получит 51% акций. Как отмечал вице-премьер Ион Стурза, кабинет министров, таким образом, погасит часть образовавшегося долга за счет акций, переданных российскому совладельцу, и предотвратит образование новых долгов.

В этих условиях реструктуризацию и приватизацию энергетических и промышленных колоссов, а также сельскохозяйственных кооперативов больше откладывать было нельзя. В конце года парламент принял законопроекты о приватизации предприятий электроэнергетического сектора, а также компании Moldtelecom.

«Нам нужны как воздух несколько примеров успешной приватизации. Приватизация у нас, как и имидж страны, подорваны рядом субъективных факторов. Проблема не только в том, что мы не получили 100 или 200 млн леев от приватизации; хуже то, что пострадал имидж страны, в которую можно инвестировать», – говорил агентству Infotag Ион Стурза в преддверии финансовой бури.

Годы спустя газета Ziarul de Gardă скажет, что правительства 90-х годов вместо того, чтобы своевременно приватизировать предприятия, уступили их России в счет погашения долгов за газ и инфраструктуру газового комплекса.

Скоростная приватизация

Правительство США совместно с другими партнерами по развитию форсировали аграрную реформу. Финансовое обеспечение Программы Pământ, которая предполагала реорганизацию колхозов путем приватизации земли и распределения стоимостных квот, взяла на себя американская сторона. После успешного тестирования в 72-х колхозах в 1997 году, проект охватил свыше 600 сел.

1998 год можно было бы назвать «годом крестьянина-собственника» – так заявил в январе президент Петру Лучинский. Выдачу сертификатов о наделении собственностью предполагалось завершить за полтора года. Но, как сообщала газета «Независимая Молдова», реформа забуксовала, столкнувшись с несовершенством законодательной базы и процессом банкротства предприятий. В результате, многие сельскохозяйственные кооперативы, которые владели значительной собственностью, бездействовали, продолжая существовать лишь в силу инерции.

За семь лет реформ в сельском хозяйстве сопротивление местных органов власти и бывших председателей колхозов ничуть не ослабла, они стойко «держали оборону», умело пользуясь любым просчетом и неопределенностью центра (Moldova Suverană). Во многих населенных пунктах на момент включения в Программу Pământ уже и приватизировать-то было нечего – все было разворовано, – утверждал замминистра приватизации Зосим Бодю.

До ноября собственность получили только 280 тыс. человек – из миллиона с лишним.

Нищета, коррупция, контрабанда

Главные проблемы Молдовы – бедность и коррупция, заявлял в конце года постоянный представитель Всемирного банка в Республике Молдова Джеймс Паркс, которого цитирует газета Moldova Suverană. Он говорил также, что «трудно человеку устоять перед взяткой, если он не получал зарплату четыре-пять месяцев».

«Всемирный банк впечатлен тем, как финансово-банковская система сумела не только устоять под огромным давлением, но и выжить. В отличие от финансового сектора, где реформы и приватизация прошли своевременно, социальный сектор выглядит почти так же, как в начале 90-х годов – командно-административная система, нефункциональная в условиях рыночной экономики», – такой диагноз поставил Джеймс Паркс.

Молдавские СМИ перепечатали статью Evenimentul zilei, в которой шла речь о том, что директор Департамента приватизации Влад Филат воспользовался привилегированной позицией молдавского правительства и добрыми отношениями с Дьяковым и Лучинским и наладил контрабанду сигарет с просроченными акцизными марками.

Как Всемирный банк, так и МВФ настаивали на сокращении публичных расходов и на оптимизации систем здравоохранения и образования. С другой стороны, отдельные члены правительства предлагали освободить от налогов сельхозпредприятия, большинство из которых, как утверждали СМИ, были нерентабельными. Basa-press информировала о замораживании налогов на сумму более миллиарда леев. Приводились слова начальника Налоговой службы Николае Викола, который утверждал, что сложившаяся ситуация является результатом преобладания «групповых, корпоративных интересов на государственном уровне».

Власть и криминал

Предприниматели все чаще становились объектом покушений или вымогательств со стороны криминальных групп. Руководители министерств внутренних дел и безопасности (три генерала – Виктор Катанэ, Николае Алексей и Тудор Ботнару) докладывали президенту о том, что криминалитет метастазами проникает в госаппарат, экономику, правоохранительные органы, в сферу большой политики (Basa-press, «Молдавские ведомости»).

В декабре 1998 года полиция сообщила, что немецкий бизнесмен, приехавший инвестировать в Молдову, был похищен прямо в аэропорту. Поговаривали, что похищение совершили люди из клана Bulgaru, который возглавлял этнический болгарин, «вор в законе» Григорий Карамалак. О Карамалаке пресса писала, что он является одним из главарей преступного мира, за ним числились убийства, пытки, шантаж, похищения людей и т.д. В 1998 году его неоднократно задерживали органы правопорядка, но каждый раз из-за отсутствия доказательств судьи отпускали его на свободу. Впоследствии Карамалак выехал в Москву и был объявлен в международный розыск.

Boiana group – фирма, основанная Карамалаком – постановлением парламента была освобождена от налогов с февраля 1998 года по 2001 год. Конституционный суд признал постановление парламента незаконным и нарушающим принцип равенства всех хозяйствующих субъектов.

Трафик оружия из Приднестровья в страны балканского региона, Ближнего Востока и Кавказа, а также контрабанда сигарет – эти темы интенсивно обсуждались на страницах газет. Власти пытались привлечь внимание Запада к угрозе распространения вооружения, хранящегося на складах в восточных районах Молдовы.

Что касается контрабанды сигарет, молдавские СМИ перепечатали статью из румынской газеты Evenimentul zilei, в которой шла речь о том, что директор Департамента приватизации Влад Филат воспользовался привилегированной позицией молдавского правительства и добрыми отношениями с Дьяковым и Лучинским и наладил контрабанду сигарет с просроченными акцизными марками.

Филат заявил для Basa-press, что статья – клевета в его адрес, и что он подал в суд на бухарестское издание. Тем не менее, он признал, что «импорт сигарет был вполне законный, так как в бюджет Румынии поступило более 4 млрд румынских леев».

XS
SM
MD
LG