Linkuri accesibilitate

Анатолий Голя: «Каждый хочет, чтобы президентом стал его человек, в том числе г-н Плахотнюк. Это естественно»


Выборы президента запланированы на 30 октября

Выборы президента запланированы на 30 октября

Свободная Европа: До выборов президента осталось совсем немного времени. С какой ноги началась предвыборная борьба – с левой, правой?

Анатолий Голя: Эта борьба достаточно аморфна, анемична. Нет предвыборного накала. С одной стороны, политики давно уже готовы к выборам, еще с весны 2015 года, когда начинались акции протеста, которые к осени 2015-го и в 2016 году приняли широкий масштаб. С другой стороны, все словно чего-то выжидают, вот-вот что-то случится, словно кто-то вытащит стартовый пистолет и скажет: «Все, ребята, приступайте».

Свободная Европа: Почему партии, сформировавшие так называемое парламентское большинство, не торопятся выдвигать кандидатов?

Анатолий Голя: Наверное, они знают что-то, чего не знаем мы.

Свободная Европа: Что это может быть?

Анатолий Голя: Поговаривают о возможной отмене президентских выборов, об этом писали в соцсетях, блогах. Я не верю, что такое может случиться, это вызовет недовольство масс. И даже если избирателям подбросят «кость» в виде досрочных парламентских выборов, как один из вариантов, не думаю, что удастся погасить недовольство народа. Поэтому я считаю, что президентские выборы состоятся, а ставки правящей коалиции не слишком высоки.

Свободная Европа: Лишь потому, что президент не наделен достаточными полномочиями?

Анатолий Голя: В том числе. Еще потому, что нынешняя правящая коалиция располагает слишком многими рычагами для того, чтобы преодолеть волю президента, преодолеть его право вето, право издавать указы, принимать решения… Не знаю, многие ли заметили это, но за последние месяцы, после исторического решения Конституционного суда представители партий власти неоднократно заявляли, что независимо от того, кто станет президентом страны, курс Республики Молдова не изменится, – и это наводит на определенные размышления.

Ведь президент, несмотря на свои ограниченные полномочия, определяет внешнюю политику государства, назначает послов, утверждает концепцию внешней политики, которая разрабатывается неизвестно где. И, несмотря на эти полномочия президента, спикер Андриан Канду, премьер-министр и другие чиновники заявляют: «Мы идем по европейскому пути», а подразумевается то, что «даже в том случае, если Игорь Додон победит на выборах». Это дает пищу для размышлений.

Свободная Европа: То есть, они допускают, что Игоря Додона можно обратить в свою веру?

Анатолий Голя: Почему нет? Став президентом, он немного успокоится и не станет требовать отмены Соглашения об ассоциации с ЕС, не станет требовать референдума и многого другого. Несмотря на то, что станет ли он президентом и начнет действовать таким образом, - он значительно потеряет в случае парламентских выборов – неважно, будут эти выборы досрочные или очередные, но он многое потеряет.

Свободная Европа: Поговорим немного о возможных кандидатах власти. Как вы считаете, много ли найдется желающих занять президентское кресло?

Анатолий Голя: Думаю, ни одного не найдется. Может, вопрос надо поставить немного иначе: много ли у власти кандидатов на пост президента? Потому что лично я не вижу в Молдове человека, который сказал бы: «Я хочу баллотироваться в президенты от правящей коалиции».

Демократическая партия тратит примерно в пять раз больше, чем все остальные партии вместе взятые, – конечно, возможности имеются.

Свободная Европа: Хотя не исключен и такой сценарий, потому что в за кулисами обсуждается идея кандидата «со стороны»…

Анатолий Голя: Который уже купил себе президентский пиджак, скажем так.

Свободная Европа: …Который устроит всех.

Анатолий Голя: Если вы имеете в виду кандидатуру Еуджена Доги...

Свободная Европа: Нет-нет, не его кандидатуру.

Анатолий Голя: Я думаю, это все спекуляции.

Свободная Европа: Чистейшей воды.

Анатолий Голя: Если говорить о других возможных кандидатах – я их не вижу. Я вообще не вижу в Молдове человека, который пришел бы и сказал: «Хочу быть президентом. Меня поддерживает правительство, часть оппозиции. Баллотируюсь – и побеждаю...». К сожалению, за последние 20 лет что мы сделали? Подпортили репутацию, получили соответствующий имидж.

Свободная Европа: Не исключено, что ставка будет на кандидата, получившего образование за рубежом…

Анатолий Голя: За рубежом. Каждый раз, когда ищем кандидата на пост главы государства, премьер-министра или президента Национального банка, мы ищем из числа тех, кто не слишком запачкался в молдавской политике. И, странно, иногда находим. Не знаю, кого можно назвать в этом смысле, есть несколько человек, три-четыре человека, которые работают в международных структурах. Но не думаю, что им захочется стать президентом, зная, что их ждет, да еще при зарплате в десятки раз ниже той, что они получают сегодня.

Свободная Европа: Спикер Андриан Канду сказал, что ДПМ выдвинет кандидата на пост президента.

Анатолий Голя: В нужное время и в нужном месте – на пресс-конференции.

Свободная Европа: Как вы поняли этот посыл: в нужное время и в нужном месте?

Анатолий Голя: Если говорить о Демократической партии – а кандидат власти будет, несомненно, кандидатом Демпартии – то следует вернуться к реформе политического класса, предложенной первым заместителем председателя ДПМ Владом Плахотнюком. И уже сама процедура выдвижения этого кандидата должна доказать, что Демпартия хочет реформироваться, предлагает что-то новое.

Насчет «чего-то нового». Мы как-то беседовали с г-ном Лупу, кажется, в июне или в мае, и я сказал: «Г-н Лупу, почему бы вам не провести праймериз на уровне формирования, подлинные демократии даже рекомендуют это делать». И он сказал: «О! Хорошая идея. Надо обсудить в партии». Как видно, не обсудили пока; - или, возможно, решения принимает кто-то другой.

Свободная Европа: Г-н Плахотнюк хочет, чтобы в кресло президента сел его человек?

Анатолий Голя: Разумеется. Каждый хочет, чтобы президентом стал его человек, в том числе г-н Плахотнюк. Это естественно.

Свободная Европа: И его возможности совпадают с желанием?

Анатолий Голя: Да, в этом совпадают и желания, и возможности. Разумеется, возможности Влада Плахотнюка в этом смысле значительно выше по сравнению с остальными политическими игроками. Имею в виду и административные ресурсы, медийные и финансовые ресурсы Демпартии, которые практически безграничны. Это видно и из финансового отчета, представленного в Центральную избирательную комиссию за первые шесть месяцев. Демократическая партия тратит примерно в пять раз больше, чем все остальные партии вместе взятые; – конечно, возможности имеются.

Но все-таки существует и мнение народа, если это не слишком сильно сказано. В любом случае, воля избирателей проявится на прямых президентских выборах. Не знаю, намерена ли Демпартия выдвинуть нейтрального кандидата, но внутрипартийные стратегии, разработанные г-ном Плахотнюком, говорят о том, что он обожает сюрпризы и поэтому возможны самые неожиданные ходы. Наверное, именно это вы имели в виду, когда говорили о кандидате...

Свободная Европа: ...сюрпризе.

Анатолий Голя: Чистенький, ухоженный, с сильной поддержкой и шансами на победу – но не думаю, что шансы большие. Потому что, как я уже сказал, у нас нет людей, репутация которых не пострадала, нет авторитетных личностей, которые захотели бы прийти и вмешаться, потому более реальным представляется вариант с выдвижением кандидата из партийных рядов.

Если говорить о Демократической партии – у Демократической партии очень хорошие данные опросов, работают, как минимум, несколько команд, которые проводят исследования фокус-групп, проводят социсследования и т.д. – ДПМ прекрасно знает ситуацию на местах, знает, чего хотят и как проголосуют люди. И тут возможны два сценария.

Если Демпартия почувствует, что у кандидата власти есть шансы на победу, этим кандидатом будет премьер-министр Павел Филипп. Если шансы есть, то будет сделано все возможное для того, чтобы в оставшиеся два месяца эти шансы возросли, опять же используя эти три группы ресурсов.

За оставшиеся два месяца многое может произойти, но несомненно одно: на данный момент Игорь Додон фактически уже прошел во второй тур.

Если же ДПМ почувствуют, что у ее кандидата нет шансов на победу, то возможен кандидат от старого руководства ДПМ, Думитру Дьяков или Мариан Лупу, с риском потерпеть поражение и взять на себя ответственность за последствия. То есть, после этого поражения последует то, о чем говорил г-н Плахотнюк в своем блоге – радикальная реформа Демократической партии и затем – всего политического класса Республики Молдова.

Свободная Европа: Три партии – «Действие и солидарность», Платформа «Достоинство и правда» и ЛДПМ – заявили, что ждут выдвижения кандидата власти, после чего, возможно, назовут своего единого кандидата…

Анатолий Голя: Эти стратегии мне представляются, мягко говоря, странными, как и стратегия «Нашей партии» в лице Ренато Усатого: скажи мне, кто твой кандидат, и я скажу, кто станет нашим кандидатом. Не знаю, насколько оправдана такая игра в сложившейся ситуации, потому что каждое формирование должно предложить своего кандидата, настойчиво продвигать его по всем каналам, ведь собак перед охотой не кормят. У власти свои планы, своя стратегия. И неограниченные медиа ресурсы.

Свободная Европа: У кого больше шансов: у Майи Санду или Андрея Нэстасе?

Анатолий Голя: Им решать, кого выдвигать.

Свободная Европа: Кто больше подходит?

Анатолий Голя: Может, в этом случае следовало бы найти кандидата почище. Потому что все мы видим, что происходит с г-ном Нэстасе, которого проправительственные СМИ буквально разносят в пух и прах. Обоснованно или нет, но от его репутации в глазах избирателей камня на камне не остается…

Майя Санду не так уязвима с этой точки зрения, но она и более чужая, скажем так, для сельских избирателей, которые не знают всех тонкостей политического истеблишмента страны. Поэтому им давно, месяц, два, три месяца назад следовало определиться. А они все тянули, выжидали, а если и сегодня еще будут ждать, пока власть не выдвинет своего кандидата – не знаю, останутся у них какие-то шансы.

По всем признакам, власть делает все возможное, чтобы во втором туре исключить конкурента от правого фланга, создать такую ситуацию, при которой во втором туре встретятся кандидат „X” – представитель власти и кандидат „Y” – от левой оппозиции, читай: «Игорь Додон»…

Свободная Европа: В опросах Додон по-прежнему фаворит.

Анатолий Голя: Да, такая складывается ситуация.

Свободная Европа: Игорь Додон – единственный, кто давно уже занимается кампанией по выборам президента.

Анатолий Голя: Да, разумеется. Все об этом говорят, и все признают этот факт. Практически, он уже прошел во второй тур.

Свободная Европа: Но сейчас стали раздаваться голоса о том, что популярность, которой пользуется Додон у избирателей, может пошатнуться.

Анатолий Голя: Возможно. Зависит и от кандидата Ренато Усатого, кого он выдвинет и кого поддержит. За оставшиеся два месяца многое может произойти, но несомненно одно: на данный момент Игорь Додон фактически уже прошел во второй тур. Об этом говорят, прежде всего, результаты опросов. А аналитики говорят, что в случае, если правый фланг расколется, то появится больше кандидатов...

Свободная Европа: Вот и добрались до независимых…

Анатолий Голя: Да, будет много независимых на правом фланге. И в этом случае, как говорят аналитики, во второй тур пройдут два карманных кандидата г-на Плахотнюка. И правым формированиям скажут: «Братья, господа, выбирайте между пророссийским кандидатом и нейтральным, путь это будет и кандидат власти».

«Приезжайте в этом году, кто знает, доведется ли Республике Молдова отмечать следующую годовщину своей независимости».

Свободная Европа: Не исключено, что число независимых начнет стремительно расти. Об таких кандидатах тоже говорят, что они «карманные». В чем интерес – оттягивать голоса у тех, у кого больше шансов?

Анатолий Голя: В кампании по парламентским выборам 30 ноября 2014 года все мы видели эти партии-фантомы, партии-сателлиты, которые были созданы как раз для того, чтобы оттянуть голоса, не допустить, чтобы тот-то прошел избирательный барьер, или снизить, насколько возможно, результат конкурентов. Это известная тактика и стратегия. В 96-ом было то же самое.

Свободная Европа: Но почему эти кандидаты соглашаются плясать под чью-то дудку, заранее зная, что у них минимальные шансы получить 2-3% голосов?

Анатолий Голя: У нас половина парламента пляшет под чью-то дудку. Политикам дается шанс проявить себя на президентских выборах, возможность извлечь политический капитал, не говоря уже о материальных выгодах. Не могу не вспомнить выборы мэра Кишинева, когда г-н Годя собрал требуемое количество подписей за одну ночь – что крайне трудно сделать – а голосов получил в несколько раз меньше собранных подписей. О чем это говорит? И сейчас все мы видим, где находится г-н Годя.

То же самое будет со многими потенциальными кандидатами в президенты. 15 тысяч подписей – не очень много, но и немало, собрать их очень трудно, не имея за спиной сколь-нибудь слаженной команды. Им помогут собрать эти подписи, здесь один процент, там один процент…

Свободная Европа: … Здесь промелькнул на экране, там появился на экране…

Анатолий Голя: Да. И все говорят: а какое это имеет значение, ведь все знают, что они и процента не наберут? Но они выступают против конкретных кандидатов, участвуют в телевизионных дебатах, приводят какие-то аргументы или псевдоаргументы, влияют на общественное мнение. В этом и цель.

Свободная Европа: В конечном итоге, будущий президент поможет Молдове следовать по правильному пути, или напротив, еще больше обострит политический кризис?

Анатолий Голя: Люди потеряли веру. Я как-то говорил с представителем Окницкого районного совета, они пригласили меня 27 августа. И вот он говорит: «Приезжайте в этом году, кто знает, доведется ли Республике Молдова отмечать следующую годовщину своей независимости – ведь то, что происходит, драматично». Так видят ситуацию люди. Они не верят никому – ни тем, кто у власти, ни тем, кто в оппозиции, ни будущему президенту.

Свободная Европа: Кстати, о будущем президенте и роли, которую ему предстоит сыграть после 30 октября…

Анатолий Голя: Увы, и этот институт дискредитирован, люди не верят будущему президенту. Если раньше мы сетовали на то, что молдаване такие, какие есть, одни хотят «отца народа», другие – короля, третьи – царя, первого секретаря ЦК или диктатора – но сильного политического лидера, – а сейчас они не верят даже в сильного лидера, способного управлять страной законными рычагами, а не олигархическими методами.

Голос диаспоры никогда не был решающим для Республики Молдова​

На днях страна будет отмечать 25-летие своей независимости – так вот, это один из трагических итогов последней четверти века.

Свободная Европа: 30 октября явка будет высокой?

Анатолий Голя: Граждане, как обычно, придут на избирательные участки, тем более, что это будут прямые выборы президента.

Свободная Европа: Восстановили свое право – избирать главу государства прямым голосованием…

Анатолий Голя: Получили это право, как кость, брошенную Конституционным судом на грани законности. Лидеры оппозиции проиграли, они сначала подчинились этому решению, приветствовали и поддержали его, потом немного подумали и сказали, что решение не такое уж и хорошее, а затем отважились включиться в предвыборную гонку, позабыв и о протестах, и обо всем на свете.

В этом смысле позиция лидера коммунистов Владимира Воронина более близка к реальности: он назвал вещи своими именами, заявил, что это конституционный переворот, удар по Конституции.

Свободная Европа: Владимир Воронин будет участвовать в президентских гонках?

Анатолий Голя: Разумеется, у ПКРМ нет другого кандидата, но г-ну Воронину в силу возраста вряд ли это нужно. Но и он вынужден идти на какие-то шаги во имя сохранения партии. В этом смысле партии нужно участвовать, более того, она может рассчитывать на 8-10%.

Свободная Европа: И подыграет кому-то…

Анатолий Голя: Да, подыграет кому-то. Возможно, лишит г-на Додона возможности пройти во второй тур, который уже видит себя на последней стометровке. Если и Ренато Усатый пойдет против, может произойти много интересного. Посмотрим, кто будет кандидатом Усатого. Для ПКРМ возможна и другая стратегия – бойкот президентских выборов, зная, что в любом случае шансов на победу нет.

Свободная Европа: Голос диаспоры будет решающим?

Анатолий Голя: Нет. Голос диаспоры никогда не был решающим для Республики Молдова, хотя спекуляции по этому поводу звучали.

Свободная Европа: Миллион граждан с правом голоса находятся за рубежом…

Анатолий Голя: И сколько из них участвовали в выборах 30 ноября 2014 года? Условий для этого не было создано? И сейчас условий не будет, особенно для тех, кто в Москве, но и для остальных тоже. К сожалению, мы потеряли этих граждан. Из этого миллиона около 70% не видят себя гражданами Республики Молдова. Они потеряли доверие, не желают возвращаться домой и не заинтересованы как-то влиять на политическую ситуацию. Увы, мы их потеряли.

Это «заслуга» политиков, и мы не должны рассчитывать на то, что диаспора спасет, диаспора проголосует, диаспора выдвинет кандидата на пост президента. Нет.

Эти граждане уже сделали свой выбор, они проголосовали ногами, как говорят молдаване, они покинули страну, где не видели никаких перспектив для себя и своих детей. И этот процесс продолжается, демографическая ситуация очень и очень сложная. Нам не следует больше рассчитывать на этих граждан.

Свободная Европа: В таком случае кому нужен президент?

Анатолий Голя: Тем, кто еще остался дома, нужен для нас, всех тех, кто пока не уехал, но уже практически сидит на чемоданах и подумывает, куда податься. Их необходимо убедить в том, что в этой стране, в Республике Молдова, есть еще шансы, что мы выберем лидера, который предоставит возможность реализовать себя дома. Пока этих шансов не видно.

XS
SM
MD
LG