Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Впервые на Днестре прошли совместные антитеррористические военные учения российских военных и приднестровских силовых подразделений. Кишинев выразил протест — в очередной раз потребовал вывести российские войска с территории Республики Молдова и заменить их международными миротворцами. Должны ли стать военные расходы приоритетными для Приднестровья и насколько обоснованы опасения возможной военной угрозы в адрес региона? Мнения жителей левого берега Днестра и кишиневских экспертов. И… почему нелегальная биржа труда в Приднестровье пользуется большей популярностью, чем официальная служба занятости населения?

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

За июнь в приднестровский бюджет поступила лишь половина от запланированных доходов. Акцизные сборы дали чуть больше 30%, а по таможенным пошлинам план выполнен лишь на 40%. Июньская зарплата не погашена в Бендерах и Рыбнице. Агентство Новости Приднестровья приводит слова руководителя финансового ведомства региона Ирины Молокановой, которая заявила, что ситуация критическая, поступлений в бюджет слишком мало. „Необходимо решить, в каком направлении мы будем действовать. Потому что тех доходов явно недостаточно для финансирования всех социально защищенных статей”, сказала Молоканова. По ее оценкам, только на зарплаты бюджетникам ежемесячно нужно 110 миллионов рублей — это около 90 тысяч долларов, а доходов, поступающих в бюджет, не хватает даже на это — они составляют в среднем 70-75 миллионов приднестровских рублей.

На заседании исполнительного органа Приднестровья 2 августа, где были представлены эти данные, отмечалось также драматическое снижение внешнего торгового оборота региона. „На 1 августа экспорт сократился на 18,2%, импорт – на 24%”, – отметила и.о. главы минэкономразвития Инна Линник.

“Текущая ситуация осложняет финансирование пенсионного фонда, который к концу года рискует выйти в большой минус”, — сказала ответственная за социальную сферу Приднестровья Елена Куличенко. По ее словам, в июле никаких задолженностей по выплате пенсий, компенсаций, пособий нет, правда, не без помощи кредитов, но, если ситуация не изменится, к концу года фонд социального страхования выйдет с большим дефицитом. Правительство региона предложило Верховному совету пересмотреть параметры бюджета социального страхования на 2016 год как по доходам, так и по расходам.

Лидер приднестровского региона наложил вето на решение Верховного совета об усилении ответственности за отказ и нарушение сроков ответа на депутатский запрос. Верховный совет предлагал за такую провинность чиновников наказывать не только штрафом, но и отстранением от занимаемой должности на срок от полугода до двух лет. Как правило, депутатские запросы адресованы членам правительства, которое в Приднестровье подчиняется главе региона. Евгений Шевчук отклонил проект, сославшись на то, что он не соответствует законодательству Российской Федерации, с которым администрация непризнанной республики пытается синхронизировать собственные законы.

Премьер-министр Павел Филип надеется на возвращение отношений Молдовы с Россией "в нормальное русло", но, в то же время, рассчитывает, что Москва учтет проевропейский выбор Кишинева. На состоявшейся 1 августа пресс-конференции по итогам работы кабмина за первые шесть месяцев мандата он уточнил, что в рамках межправительственной комиссии Республика Молдова – Россия идет поиск решений для полного открытия российского рынка для молдавских товаров, сообщает агентство IPN. Торговые переговоры будут возобновлены осенью, уточнил премьер. Ограничениями и эмбарго Россия ответила на подписание Республикой Молдова в 2014 году Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Председатель молдавского парламента Андриан Канду заявил на этой же пресс-конференции, что особый статус Приднестровья не может обсуждаться в ближайшие полгода из-за предстоящих в декабре выборов главы региона. Тем не менее, Канду полагает, что Кишинев должен разработать стратегию предоставления этого статуса, особенно с учетом поддержки внешних партнеров. Тирасполь в очередной раз отклонил предложение возобновить политические переговоры по предоставлению Приднестровью особого правового статуса. Тирасполь настаивает на продолжении диалога по социальным и экономическим проблемам, в числе которых – признание Кишиневом приднестровских дипломов об образовании и номерных знаков автомобилей. Предварительная договоренность об этом достигнута в Берлине в первых числах июня, где после двухлетнего перерыва были возобновлены переговоры в формате 5+2 по настоянию Германии, которая сейчас председательствует в ОБСЕ.

***

Свободная Европа: На берегу Днестра, недалеко от Тирасполя прошли первые совместные военные учения Оперативной группы российских войск и силовых структур приднестровского региона. Антитеррористические учения, как их назвали, начались 26 июля, когда в Кишиневе и Тирасполе побывал действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в надежде убедить оба берега Днестра продолжить политику малых шагов по укреплению доверия, которая приведет, в том числе, к выработке правового статуса приднестровского региона.

Как сообщала пресс-служба исполнительного органа Приднестровья, в ходе учебных мероприятий подразделения силовых структур региона и Оперативной группы российских войск отработали сценарии по обезвреживанию террористов и освобождению заложников.

На церемонии начала учений глава исполнительного органа региона Павел Прокудин дал понять, что Приднестровье подвергается военной угрозе со стороны Молдовы и Украины. „Мы видим, что происходит в мире, по нашим рубежам бряцают оружием некоторые «буйные головы», поэтому такие учения своевременны и важны для поддержания духа в войсках”, сказал Прокудин.

В свою очередь, командующий Оперативной группой российских войск Дмитрий Зеленков отметил, что наработанные умения и приобретенные знания в ходе этих учений укрепляют уверенность в том, что „любые террористические угрозы можно будет пресечь на раннем этапе”.

Дмитрий Зеленков

Дмитрий Зеленков

Учения завершились 3 августа широкомасштабной учебной операцией. Бронетехника, способная перевозить пехоту, форсировала Днестр с левого берега на правый, где, согласно легенде, скрывались террористы — все они были обезврежены с помощью воздушного десанта спецслужб.

Заместитель главы оборонного ведомства региона Александр Донников сказал, что у подразделений Российской Федерации есть чему поучиться, а для офицеров местных вооруженных сил, цитирую, „такие тренировки — это полезный опыт, полезные навыки, которые могут пригодиться в профессиональной деятельности в последующем”, конец цитаты.

В заключении манёвров состоялся совместный военный парад вооруженных сил России и приднестровских военных подразделений, внутренних дел и службы безопасности. По словам главы исполнительной власти Приднестровья Павла Прокудина, «единственный минус учений — мало зрителей».

День спустя после завершения антитеррористических учений в Приднестровье начались другие маневры — противовоздушных подразделений.

После аннексии Крыма Россией в марте 2014 года и начала вооруженного конфликта на востоке Украины в приднестровском регионе военные учения проходят практически каждый месяц.

Как расценивают жители региона эти учения, насколько реальна военная угроза, о которой говорят власти региона, и действительно ли военные расходы должны стать приоритетом для администрации Приднестровья? Получить ответ на этот вопрос мы попытались у жителей Тирасполя и Бендер:

— Мое мнение простое: та армия, которая у нас здесь сегодня есть, да, она может противостоять, допустим, маленькой армии, но серьезным странам — это смешно. Угрожать же любая серьезная страна нам не станет, чтобы просто не связываться, как говорят в народе, не пачкать руки. Единственное, что нужно: поддерживать такие отношения с Россией, чтобы она в критический момент могла сказать: «Ребята, остановитесь, там наши!» Вот и все. А насчет затрат, конечно, армию небольшую надо кормить, никуда не денешься. Но мне кажется, было бы, все-таки, лучше, если бы большую часть бюджетных средств потратили не на армию, а на здравоохранение. Допустим, о медицинской страховке можно только мечтать.

— Мне кажется, что сейчас Приднестровью ничего не угрожает, потому что Россия нас более или менее поддерживает. Лучше тратить средства не на военные учения, а на социальную инфраструктуру: детские сады, школы, учреждения дополнительного образования.

— Безопасность — самое главное. Это жизнь, это спокойствие. И еда ни к чему, и продукты, если горит, дымится, страдают все люди — это ужасно. Я войну видела, я курская. На Курской дуге бомбы как из мешка сыпались. Нам было ни до еды, ни до одежды. Нам бы только спастись. Мы в землю залезть, зарыться были готовы.

— Мне кажется, что медицина и образование нужнее в данный момент. Я скоро уезжаю учиться. Уезжаю в Россию, потому что здесь образование «никакое». Поэтому лучше на образование потратить. Я думаю, что ничего не угрожает Приднестровью. Оборона? Тратить деньги на это? — Не стоит.

— Я считаю, что на оборону в нашей стране тоже нужно какие-то средства выделять — это же, все-таки, наша безопасность. Но нужно и для народа находить. Допустим, на детские сады, на детское питание матерям-одиночкам. Да и сам народ без питания не сможет прожить. Правильно? Это в первую очередь, это важнее. А оборона — это уже во вторую очередь.

— Учения — в зависимости от того, какая цель: напугать кого-то, показать что-то. Если цель есть, то можно какие-то действия проводить, а если цели нет, то зачем впустую? Нам угрожают везде, в принципе. Украина зажимает, создает для нас дополнительные барьеры, пытаясь задавить. Но посмотрим, что из этого выйдет.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

Официальный Кишинев отреагировал на совместные антитеррористические учения российских и приднестровских военнослужащих только 5 августа. В сообщении для прессы министерства иностранных дел и европейской интеграции эти учения названы „вызывающими и недопустимыми”. „Такие действия грубо подрывают суверенитет и территориальную целостность Республики Молдова — принципы, в поддержку соблюдения которых руководство Российской Федерации неоднократно высказывалось открыто и недвусмысленно”, — говорится в сообщении.

Молдавская дипломатия требует безотлагательного возобновления диалога, в том числе в формате 5+2, о выводе российских войск и боеприпасов с территории Республики Молдова и преобразовании нынешней миротворческой операции в многонациональную гражданскую миссию под международным мандатом.

Днем раньше свою позицию обнародовало министерство обороны, которое выразило „обеспокоенность” этими событиями.

Активнее и оперативнее отреагировали эксперты. Впервые проведенные совместные военные учения Оперативной группы российских войск и силовых структур Приднестровья прокомментировал Ион Ляху, бывший член молдавской делегации в Объединенной контрольной комиссии, призванной осуществлять надзор за ситуацией в Зоне безопасности на Днестре.

Ион Ляху

Ион Ляху

Ион Ляху: Несколько лет назад они едва сводили концы с концами, были времена, когда у приднестровских миротворцев не было бензина, чтобы развезти еду по постам. Сегодня они практически еженедельно проводят различные учения, сборы, которые требуют значительных финансовых затрат, начиная с топлива, техники, которая изнашивается, не говоря уже о патронах, различных устройствах и т.д. Значит, отношение России к этому региону сильно изменилось.

Свободная Европа: С какой целью проводят эти учения, эти сборы, эту демонстрацию техники?

Ион Ляху: Наверное, здесь нужно выделить два аспекта. О первом говорил недавних учениях глава исполнительной власти региона Павел Прокудин, который сказал: „Ситуация сложная, на наших рубежах бряцают оружием соседи…”.

Свободная Европа: И кто эти соседи? Молдова и Украина.

Ион Ляху: Да. Значит, мы бряцаем оружием, а они вынуждены готовиться дать отпор.

Свободная Европа: Но почему приднестровцы считают, что им угрожают соседи?

Ион Ляху: А им так выгодно. В противном случае как бы они объяснили то, что в условиях глубокого кризиса, когда они не в состоянии целиком выплатить пенсии и зарплаты, экономят даже за счет неимущих граждан, щедро вливают материальные, финансовые средства в эту армию. Значит, цель другая.

Свободная Европа: И какая именно?

Ион Ляху: Обладать здесь силой, на которую смогут рассчитывать в случае необходимости. Направления могут быть разные: тот же Кишинев, Румыния с базами НАТО и в первую очередь Украина — я бы склонялся больше в сторону Украины. Москва не закрыла пока проект Новороссия. И если на востоке дело не движется — там украинская армия оказывает довольно сильное сопротивление, не исключаю, что они найдут возможность действовать с запада, через Приднестровье…

Свободная Европа: Эти учения — вызов Республике Молдова. Это ставит под вопрос плодотворное сотрудничество между Москвой и Кишиневом.

Ион Ляху: Сам факт, что мы довели республику до ручки, говорит о том, что мы сами себя не уважаем. И, разумеется, в этих условиях зачем другим уважать нас? Да, с точки зрения буквы закона и даже нормативных актов, которыми руководствуется миротворческая операция, один из гарантов, один из участников этой операции совершил недопустимый шаг. Не может Российская Федерация и впредь исполнять миссию гаранта, участника операции по поддержанию мира в условиях, когда она признала режим, признала его вооруженные силы, признала его структуры безопасности, вступила с ним в особые отношения, рассчитывает на него, с ним вместе, общими усилиями, готовится защищать регион от Украины и от другого участника этой операции по поддержанию мира — ведь Молдова также участвует в этой миротворческой операции.

Свободная Европа: Москва настойчиво требует от Молдовы гарантий нейтралитета, хотя этот нейтральный статус закреплен в Конституции Республики Молдова. Но сама Россия при этом демонстрирует обратное — неуважение к этому государству. Как на этом фоне продолжать молдавско-российское сотрудничество?

Ион Ляху: От нас не требуют реального нейтралитета, узаконенного на уровне ООН, такого, каким, например, пользуется Швейцария. От нас требуют нейтралитета в отношениях с Западом, и чтобы об этом сказали четко и ясно, внесли в Конституцию. Нет, люди добрые.

«Русские, мы кланяемся вам, у нас нет ничего общего с Европой, НАТО, нет и не будет» — вот такого нейтралитета ждет от нас Россия. Другого им не надо.

Второе: как можно рассчитывать на уважение с их стороны, на выполнение обязательств, если они привыкли: с Молдовой делай что хочешь, все равно она будет есть с твоей ладони. Поэтому они не считают нас суверенным государством. Государством, достойным того, чтобы с ним поддерживать отношения.

Свободная Европа: Эти учения не были согласованы ни с силами по поддержанию мира, ни с Объединенной контрольной комиссией.

Ион Ляху: По идее, в нормальной ситуации, и речи быть не могло о таких сборах с участием представителей Российской Федерации. Они проходили в зоне безопасности, где, в соответствии с мандатом Объединенной контрольной комиссии, кроме миротворческих сил и милиции/полиции никто не может присутствовать. Не говоря уже о военных учениях. Днестр дважды пересекала бронетехника, был сброшен парашютный десант. Это не просто вызов, это пощечина миротворческой операции на Днестре…

Свободная Европа: Эксперт Ион Ляху отвечал на вопросы Валентины Урсу.

***

Свободная Европа: Киевский Центр исследований армии, конверсии и разоружения издал книгу живущего на Западе российского военно-политического эксперта Юрия Федорова „Гибридная война по-русски”. Речь идет о теории и практике российских действий последних лет на территории Украины. В интервью Радио Свобода нашему коллеге Андрею Шарому автор исследования отвечает на вопросы о том, что такое гибридная война по-русски, бывает ли гибридная война по-турецки, а также размышляет о военно-политических результатах действий Кремля в соседней стране.

Юрий Федоров: Как научный термин употребление понятия „гибридная война” вполне допустимо и действительно отражает новые тенденции в военной области. Ведь предполагается, что в современных условиях военные действия будут вестись в неких новых формах: значительно большее значение приобретает пропагандистская (или информационная) война. В американской доктрине это давно уже названо психологической войной, которая ведется в сочетании с разного рода подрывными операциями, с применением экономического давления и так далее.

Свободная Европа: Военная сила – не то что не самое главное в гибридной войне, но далеко не единственное оружие. Инструментарий, который использует Россия для ведения гибридной войны, широк: это и финансирование политических партий за рубежом, это применение так называемой мягкой силы, это прямое пропагандистское воздействие, деятельность в среде русской эмиграции, создание пророссийских общественных организаций за рубежом и так далее. Как вы оцените роль военной компоненты?

Юрий Федоров: Это тот элемент гибридной войны, который используется в самые решающие моменты, является завершающим. Все остальное — и информационная подготовка, и заброска разведывательных и диверсионных групп, и создание пророссийских организаций на всей территории Украины — было необходимо Кремлю, но, конечно, решающий момент — это все-таки использование военной силы. Эта сила может использоваться не в виде прямого наступления российских регулярных войск, с в виде так называемой гибридной силы, гибридных вооруженных сил. Эти силы состоят в значительной мере из местных жителей, кроме того, из добровольцев и наемников, приехавших из России. Но главным, стержневым элементом гибридной силы в Донбассе являются регулярные части российской армии, которые — правда, под другими знаменами и с другими эмблемами — действуют в зоне боевых действий.

Свободная Европа: Как вы считаете, Россия, приведя в действие свой план, сильно удивила НАТО?

Юрий Федоров

Юрий Федоров

Юрий Федоров: Думаю, да. Конечно, и в политических, и в военных кругах Запада не ожидали от Кремля таких действий. На Западе были уверены, что российское руководство — при всех нюансах, при всей той критике, которую высказывали в адрес Путина и его силовой группы, — будет играть по правилам. "По правилам": будет придерживаться определенных принципов, не пойдет на вопиющее нарушение международных правовых норм и тех принципов, на которых строились международные отношения. Первая реакция Запада была такой: удивление и недоумение. Только в последний год в Европе и США пришли к выводу: то, что делает Кремль в Украине, — серьезно и требует весьма решительного отпора. Насколько этот отпор решителен, пока сказать трудно. Но вот что определенно: Запад прошел серьезный путь в осмыслении того, что происходит в России, пересмотрев свои предыдущие оценки российской политики и ее принципов.

Война России против Украины будет трактоваться как первый опыт гибридной войны в полном смысле этого слова. Другой вопрос, что военным теоретикам и историкам будущего еще придется разбираться в том, успешная это была война или нет.

Свободная Европа: Это непонятно до сих пор?

Юрий Федоров: Есть разные оценки, многие мои коллеги в Украине вообще уверены, что Кремлю удалось очень многого добиться.

А мне, честно говоря, кажется, что этот опыт неудачен, поскольку Кремлю не удалось добиться поставленных целей. Общая задача, которую, как я предполагаю, Путин ставил перед своими военными и разведчиками, заключалась в том, чтобы реализовать так называемый проект Новороссии, и аннексия Крыма была лишь первым шагом. Разговор шел о том, чтобы все юго-восточные области Украины — начиная от Харьковской области на северо-востоке и заканчивая Одесской и Херсонской областями на юго-западе — в той или иной форме оторвать от страны, создать некое квазигосударственное образование, а затем превратить это образование в российский протекторат.

Если бы эта идея была реализована, тогда ситуация во всей южной части Украины и близко к Балканам была бы совершенно иной. Но этого не случилось. В результате всех усилий Кремль получил аннексированный Крым. Никакой экономической ценности он не представляет. Да, полуостров имеет определенную военную ценность, там развернут полк стратегической авиации, может быть, даже развернуто ядерное оружие, точных данных по этому поводу нет. Еще Кремль получил то, что журналисты часто называют огрызком Донбасса. Это чемодан без ручки — бросить жалко или невозможно с политической и пропагандистской точек зрения, а тащить неудобно и тяжело.

В стратегическом отношении замысел Кремля не реализован, и сейчас, насколько я понимаю, в российских верхах идет поиск вариантов, как бы выйти из этой ситуации. Ведь без урегулирования на востоке Украины не будут сняты экономические санкции с России, а это достаточно больно бьет по российскому бюджету. Кремль попал в сложное положение, и предполагается, что на любой компромисс в отношениях с Украиной — реальный компромисс, который приемлем для украинского общества, хотел бы подчеркнуть, именно для общества, а не только для руководства страны и для западных лидеров – Кремль пока пойти не способен. Это приводит к замораживанию ситуации, которая неприятна для Путина и его окружения.

Свободная Европа: Вы сказали, что НАТО и западный мир в целом не были готовы к действиям России. Россия стала играть не по правилам, принятым в евроатлантическом сообществе. Потребовалось какое-то время на осмысление, последний год, по вашему мнению, — время начала каких-то действий. Вы видите, как концептуально выстраивается этот западный ответ? Каким он может быть, чтобы сдержать Россию?

Юрий Федоров: Я думаю, сейчас уже можно говорить о том, что на Западе выработана стратегия противодействия Кремлю. Эта стратегия в общем напоминает по своим основным параметрам доктрину, сформулированную в 1967 году тогдашним министром иностранных дел Бельгии Пьером Армелем и положенную в основу действий НАТО в конце того десятилетия. Она состоит из двух элементов. С одной стороны, это военное сдерживание возможных российских наступательных действий (прежде всего речь идет о странах Балтии), а с другой стороны, ведение каких-то переговоров с Россией, с тем чтобы иметь возможность без посредников (достаточно ясно, в том числе ясно для профессионалов) изложить позицию НАТО и выслушать точку зрения российских партнеров.

Но главный вопрос сейчас в другом: насколько эффективны в военном плане те меры по военному сдерживанию России, которые сегодня применяются НАТО? Второй вопрос, который довольно часто задают эксперты по военно-политическим вопросам: а как быть с северо-западной частью Черноморского бассейна? По отношению к Балтии, к Балтийскому региону примерно понятно, что будет делать НАТО, а вот по отношению к южному флангу (то есть как защищать Румынию, как противодействовать возможным российским операциям в Черноморском бассейне) — этот вопрос еще требует детального обсуждения и принятия решений.”

Свободная Европа: Мнение живущего на Западе российского военно-политического эксперта Юрия Федорова — автора книги „Гибридная война по-русски”.

***

Свободная Европа: Это место на трассе, соединяющей приднестровские города Тирасполь и Бендеры, называют биржей труда. Нелегальной.

Работает она так: ежедневно с 6 утра на обочине дороги стоят люди, в основном мужчины, и ждут, что подъедет автомобиль, оттуда выйдет человек и через несколько минут разговора увезет счастливчиков на подённую работу. Мимо со свистом проносятся маршрутки, грузовики, ползут неспешно троллейбусы, а люди с котомками за спинами стоят и ждут. Их тут немало, порою число желающих подзаработать приближается к 80-ти. Есть студенты и выпускники вузов, которые не могут найти работу по специальности, 40-летние мужчины, которых сократили на производстве, а дома у них жены и дети. Скоро школа, нужны деньги подготовку к учебному году. Стоят и женщины со средне-специальным образованием.

По их словам, нет смысла регистрироваться в официальном центре занятости — там вряд ли помогут с трудоустройством, а отмечаться каждый раз, ездить и тратить на это деньги, которых и так не хватает, не особо хочется. Даже если там и будут подходящие вакансии, работать надо будет за очень низкую зарплату — семью не прокормишь. А здесь, на нелегальной бирже, можно найти работу, за которую в день могут заплатить и двести приднестровских рублей — по официальному курсу это около 18 американских долларов. Но везет не всем и не всегда.

Четверо безработных, четыре жизненных истории. Фотографироваться постеснялись — не хотят стать объектами обывательских пересудов. Каждого из них сюда привела нужда и надежда.

- Не так часто, но приходится приезжать сюда, потому что в городе работы нет, а тут кое-какие варианты появляются: огороды вскопать, урожай собрать и тому подобное. Я автослесарь второго разряда. С моим образованием сейчас трудно найти работу. Машин полно, а денег у людей нет, чтобы машины ремонтировать. Не хотят часто делать автомобили, раз в год – и все. Вот приходится сюда приезжать. Нормально, положительно. Главное – дома не сидеть, главное – работать. Семью прокормить.

- Здесь получше, не подвалы убирать за сколько там, 15 рублей. Тут можно и 200 рублей заработать – уже получше. Каждый ищет легкие пути, если честно. Более легкий труд за большее количество денег. Я готов разную выполнять работу, разнорабочего, к примеру. Бывают пустые дни, а вообще стоим тут до часу дня – и все, работу потом не предлагают. Пару машин приезжают, и то такие, которые хотят, чтобы мы за 100 рублей (около 9 долларов США) горы перевернули. Я еще учусь на электрика. Пошел учиться, чтоб получить диплом, потому что с дипломом полегче устроиться на работу. Заводы никаких практикантов не принимают, потому что не хотят платить им зарплаты – не из чего, что там говорить… заводы тут вообще не работают. Только если стаж работы есть, то тебя еще куда-то могут взять. А без стажа невозможно устроиться на работу. В будущем хочу отсюда просто уехать. В Америку. Тут еще нелегко документы сделать. Все в деньги упирается. Не пойти ж воровать! А то только украдешь – сразу в тюрьму. А тут получается, что людей вынуждают грабить и воровать, потому что заработать не удается, а потом садят их.

- Вот эта настоящая биржа труда. У меня так: работаю у кого-то, они потом мне еще работу предлагают. Большинству нравится, как я работаю. И на стройке работал подсобником, и траву убирал, и по двору помогал, что нужно, что-то почистить там. Разнорабочим был, вот такое все.

- Потому что здесь можно заработать больше, появляется работа. Что в Тирасполе платят? 400 рублей (около 35 долларов США в месяц) – зачем мне это, официально состоять на бирже труда, ходить, отмечаться? Зачем? Я сюда пришел, заработал денег – семью содержать надо, прокормить. Относятся хорошо. Не то, что мы рабы какие-то. По-человечески. (Женский голос со стороны: «Это наш Шевчук [глава приднестровского региона Евгений Шевчук – авт.] виноват. Если бы не Шевчук, мы бы работали нормально на предприятии. Документы, все, устройся на предприятие, а Шевчук гонит. Вот нашему Шевчуку скажите «спасибо».) Здесь есть квалифицированные кадры. Есть с образованием, с высшим образованием стоят люди, профессионалы своего дела. Действительно, есть такие люди, у которых золотые руки, но рабочих мест нет. Я работал на «Тиротексе» [текстильный комплекс «Тиротекс» - одно из крупнейших предприятий в Европе и странах СНГ, расположен в Тирасполе], меня сократили, как, знаете, ненужный элемент. Хотя, действительно, я относился к своему труду, к своей работу с любовью. Да, у меня была хорошая зарплата. А сейчас делается все, чтобы нашему гражданину, который, действительно, является патриотом своей земли, жилось плохо. Я никуда не собираюсь уезжать, я здесь живу, у меня здесь семья. Ну, пожалуйста, правительство наше, такое именно, патриотическое, дайте нам рабочие места, чтоб мы здесь [на нелегальной бирже труда у обочины автодороги – авт.] не стояли. Посмотрите, сколько молодежи стоит, сколько квалифицированных кадров! У меня среднее образование, есть профессия, я тираспольский. Полностью весь Тирасполь обошел – не могу устроиться на предприятия официально! Дайте мне 2200 рублей зарплаты хотя бы (около 200 долларов США в месяц), но официально чтобы я работал, чтобы у меня была пенсия гарантированная. Никто не может мне этого дать, нигде никаких гарантий. У меня есть документ – трудовая книжка, есть записи в ней, пожалуйста, нате и смотрите. Сейчас школа начнется, тоже это, понимаете?! Просто мы создали вот эту биржу, многие о ней знают – и в Тирасполе, и в Бендерах, и в селе Парканы. Даже из Молдовы сюда люди приезжают, чтобы что-то заработать, хотя бы прокормить свою семью. Гагаузов сколько здесь! Все приезжают сюда, неофициальная, но биржа труда.

Свободная Европа: Это были истории безработных приднестровцев, все они пытаются найти приработок на нелегальной бирже труда на автодороге Тирасполь-Бендеры.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG