Linkuri accesibilitate

Павел Войтуник: «Коррупция – как алкоголизм, не застрахован никто»


Павел Войтуник в кишиневской студии «Свободной Европы»

Павел Войтуник в кишиневской студии «Свободной Европы»

Интервью советника молдавского правительства по проблемам борьбы с коррупцией

Несколько месяцев назад в Кишинев прибыли 25 советников Европейского союза, которые вошли в состав практически всех министерств. Они консультируют кабинет по ключевым вопросам Соглашения об ассоциации – реформе системы государственного управления и банковского сектора, проблемам транспарентности и пр. Павел Войтуник – европейский советник по проблемам борьбы с коррупцией. Он возглавлял Антикоррупционное бюро Польши, и всего за несколько лет Польша поднялась с 68-го на 30 место в рейтинге восприятия коррупции, который готовит Transparency International.

Свободная Европа: Известно, что в Польше вы были ключевой фигурой в борьбе с коррупцией и организованной преступностью, последние шесть лет возглавляли Антикоррупционное бюро. В Молдове его функции возложены на два института: Национальный центр по борьбе с коррупцией (НЦБК) и Национальный центр по неподкупности (НЦН). Известно, что вы по собственной инициативе ушли со своей должности, сославшись на политическое давление. Все верно?

Павел Войтуник: Да, могу подтвердить сказанное вами, но, в то же время, должен уточнить: не всегда то, что пишут СМИ, соответствует действительности.

Свободная Европа: Но есть ведь и ваша заслуга в том, что Польша добилась отличных результатов в борьбе с коррупцией. Какие меры, по вашему мнению, оказались решающими?

Павел Войтуник: Успехи в борьбе с коррупцией проявляются не только в цифрах – сколько человек и за что были задержаны. Особое значение имеют превентивные меры, а также взаимодействие между правоохранительными органами, неправительственными организациями и СМИ. Без сотрудничества с прессой практически невозможно изменить отношение общества к такому явлению, как коррупция.

Что касается Польши, то важным фактором стало присоединение к ЕС. Потому что люди получили возможность ездить, общаться, учиться на опыте европейских государств. Кроме того, существует и экономический фактор: по счастью, после 2008 года Польше не пришлось переживать масштабных экономических кризисов, в отличие от других государств Европы.

Сегодня успех борьбы с коррупцией определяют множество факторов: наличие независимой прокуратуры, независимой антикоррупционной службы, политически не ангажированной полиции, а также гражданского общества, настроенного на перемены.

Также не менее важно понять, что коррупция – это не только политическая проблема. В Польше сначала рассматривали коррупцию именно в таком ключе, и это было ошибкой. Лично я считаю, что борьба с коррупцией связана, прежде всего, с криминологией. Коррупция – это преступление, и очень важно создать аполитичный институт, призванный с ней бороться.

Успех также невозможен без укрепления доверия граждан, доверия общества к институту, который борется с коррупцией. Необходимо создать коммуникационную платформу для всех сторон, вовлеченных в эту борьбу. И не менее важно понимать, чья это проблема... Нередко политики или политические группы считают, что ответственность лежит на ком-то другом, а не на них: бизнесмены обвиняют политиков, политики – бизнесменов, и так далее. Но коррупция – как алкоголизм, никто не застрахован, и поэтому начинать надо с себя.

Свободная Европа: Вы говорили, что борьба с коррупцией – это не вопрос политики, но в Молдове, по всем признакам, дела обстоят именно так. И тогда – главный вопрос: о какой борьбе с коррупцией может идти речь, если, вопреки всем реформам, учреждения, призванные искоренять это зло, возглавляют люди, назначенные по политическим критериям?

Павел Войтуник: По этому поводу идут очень широкие дебаты. Но очевидно, что Республике Молдова жизненно необходимо в последующие годы восстановить доверие общества к этим учреждениям и людям, которые их возглавляют.

Успех борьбы с коррупцией определяет наличие целого ряда факторов: независимой прокуратуры, независимой антикоррупционной службы, а также гражданского общества, настроенного на перемены...

​Согласен, что при назначении сотрудников в ключевые органы по борьбе с коррупцией возникает вечная дилемма: кто должен отвечать за назначение этих людей, каков их мандат, каковы контрольные механизмы?

Меня назначил руководителем антикоррупционного бюро премьер-министр – после утверждения парламентом и президентом. Нередко, когда меня критиковали, – то говорили, что я – ставленник премьера. Но это не так. Твердо убежден, что мне удалось обеспечить независимость поста руководителя антикоррупционного бюро.

Но чтобы это получилось, нужно быть уверенным в том, что на эти должности назначаются самые подходящие люди, которые пользуются доверием. Нужно быть уверенным в том, что существуют четкие процедуры и механизмы, что существует закон и контроль со стороны гражданского общества в том, что касается работы ответственного лица. Также необходимо точно знать ограничения и запреты на замещение этой должности: например, бывшему политику нельзя доверить руководство антикоррупционным бюро. А на случай, если глава бюро вмешивается в политику, должна существовать четкая процедура его отстранения от должности.

Нужны предельно четкие правила и критерии, гарантирующие независимость учреждения и его руководителей. И такие требования действуют и в отношении генерального прокурора, и директора центра по борьбе с коррупцией, и центра по неподкупности.

В ближайшее время все мы сможем протестировать эти механизмы: вы наверняка знаете, что предстоит назначение директора и его заместителя в НЦН, затем – членов совета этого учреждения, – посмотрим, как пойдет этот процесс.

Свободная Европа: Миссия европейских экспертов, которая была недавно приглашена для оценки молдавской системы борьбы с коррупцией, рекомендовала, в частности, разработать систему секвестра и конфискации незаконно добытого имущества. Насколько важен этот механизм в борьбе с коррупцией?

Павел Войтуник: Не просто важен – крайне важен! Это очень полезный инструмент, который предполагает ответственность лиц, замешанных в коррупции. Если речь идет о государственном чиновнике – он реально рискует лишиться должности и незаконно полученных благ. Если речь идет о предпринимателе, представителе бизнеса – то он также лишится должности, возместит ущерб, но еще может быть отстранен от участия в госзакупках. Это действительно очень эффективный способ наказания тех, кто совершает коррупционные действия.

В Республике Молдова уже начинают проявляться определенные изменения к лучшему. Вносятся поправки в законодательство, лично я участвую в рабочей группе по созданию службы возмещения активов и разработки соответствующей законодательной базы. Идет работа над созданием органа по финансовым расследованиям, который займется отслеживанием не только действий конкретных лиц, но и движения финансовых потоков. Очень важно обеспечить внедрение этого законодательства – тогда результаты не заставят себя долго ждать.

Свободная Европа: Но результатов пока не видно… А что еще должно случиться для того, чтобы привлечь к ответственности судью, прокурора или чиновника, дома которых явно стоят дороже всех их накоплений за всю жизнь?

Павел Войтуник: Первая задача – найти эти активы, а это совсем непросто. Затем эти активы нужно будет заморозить, чтобы не допустить их перепродажи или отчуждения. Уверен, в течение нескольких лет эта система заработает. Со временем работа центра по неподкупности будет налажена, и результаты появятся. Очень полезным инструментом станут декларации чиновников о доходах и о конфликте интересов, которые должен будет проверять НЦН. Посыл власти должен быть следующим: совершил коррупционный поступок – лишился не только имущества, но лишился вообще всего.

И еще один важный момент: за всю свою работу я никогда не слышал, чтобы кто-то заявил в своей декларации, что вот этот дом – результат коррупции. Поэтому крайне важно, чтобы такие органы, как центр по неподкупности, имели возможность отслеживать декларации о доходах, сопоставлять сведения в декларации с данными из других источников: антикоррупционной полиции, таможенной и налоговой службы – иными словами, необходимо обеспечить доступ НЦН к такой информации.

Свободная Европа: Также эксперты ЕС рекомендовали ужесточить условия допуска к должности судьи, прокурора, сотрудника НЦН. Почему это не удается в Республике Молдова? Может, стоит уволить всех поголовно и набрать других людей?

Павел Войтуник: Разделяю мнение экспертов ЕС, эта проблема – одна из самых острых для восстановления доверия к государственным институтам. Надеюсь, со временем ситуация изменится. Это трудный процесс, и увольнение персонала не даст результатов, потому что некому будет работать.

Панацеи не существует, скажу лишь, что реформа требует определенного времени. Положительный момент состоит в том, что гражданское общество задает такие вопросы. И это станет важным катализатором. Хочу выразить уверенность в том, что не все работники системы коррумпированы или являются непрофессионалами – многие искренне желают перемен, и многие – профессионалы с большой буквы.

Банковский скандал – уникальный случай на европейском пространстве, если не на мировом.

Свободная Европа: Парламент Молдовы принял недавно пакет мер по созданию системы проверки неподкупности чиновников. Как функционировал этот механизм в Польше?

Павел Войтуник: Да, я слышал об этой инициативе; насколько мне известно, этот пакет ждет подписи президента. В Польше нет такого механизма. Это спорный метод, но, возможно, в Республике Молдова он будет иметь успех. В других странах он не очень часто используется. Но дождемся первых результатов, и тогда посмотрим, что к чему.

Свободная Европа: Не могу не спросить о мошенничестве в банковской системе и ходе его расследования – это считают лакмусом, который позволит протестировать ход реформ.

Павел Войтуник: Я совершенно согласен с тем, что банковский скандал является экзаменом на зрелость для новых структур. Я имею в виду, прежде всего, Антикоррупционную прокуратуру и другие ведомства. Надеюсь, они с честью выдержат экзамен.

Как офицер полиции, чувствую, что сотрудники этих учреждения очень хотят довести до конца это расследование, не говоря уже о том, что на них оказывается серьезное давление – ведь это уникальный случай на европейском пространстве, если не на мировом. Надеюсь, дело будет раскрыто до конца. Крайне важно, чтобы гражданское общество, все мы стали свидетелями гласного, открытого процесса, с прекрасно налаженной коммуникацией во всем, что касается банковской аферы: общество должно точно знать, что именно произошло, кто и за что наказан.

Существует множество слухов и спекуляций вокруг этого дела, но мы хотим знать конкретные факты.

XS
SM
MD
LG