Linkuri accesibilitate

1994: Обострение экономического кризиса


Приватизация за боны народного достояния, Чимишлия

Приватизация за боны народного достояния, Чимишлия

Введение лея немного уменьшило темпы инфляции, однако не привело к обещанной правительством стабилизации экономики за два года.

Отчаяние людей нашло отражение как в акциях протеста на центральной площади Кишинева, так и на страницах газет того времени. «193 лея только за газ… при моей зарплате в 70 леев!», – говорилось в открытом письме, опубликованном правительственной газетой Moldova Suverană.

Повышение тарифов на импортируемые энергоносители отражалось и в промышленности, и в сельском хозяйстве, где продолжался спад объемов производства. Специалисты финансового сектора говорили, что сам по себе переход на национальную валюту не мог привести к оздоровлению экономики и стимулированию производителей без дополнительных мер со стороны кабинета министров. Спасение власти видели в процессе приватизации и разгосударствления госсобственности, но достижения оказывались более чем скромные.

В ноябре российский гигант «Газпром» сократил объемы экспорта газа для Республики Молдова и даже приостановил поставки, требуя от Кишинева рассчитаться по долгам, которые приближались к 250 млн долларов. Причины увеличения задолженности крылись в неплатежеспособности как хозяйствующих субъектов, так и домашних потребителей.

На конец года средняя зарплата не дотягивала до 125 леев, при том, что минимальная потребительская корзина, рассчитанная профсоюзами, составляла около 300 леев. «Если в октябре 1993 года средняя зарплата покрывала 51% стоимости потребительской корзины в действующих ценах, то в октябре 1994 года – лишь 42%», – отмечала газета Viaţa satului.

Главные события 1994 года в СМИ

Главные события 1994 года в СМИ

​Представители минфина заявляли информационному агентству БАСА-пресс, что и стабильность лея, и выплата зарплат и пенсий, пусть и с некоторым опозданием, обеспечивались за счет внешних займов. К концу года правительство заявило, что поступления в бюджет настолько мизерны, что Республика Молдова может оказаться не в состоянии погасить кредиты.

«Трудное финансовое положение вынуждает нас выбирать: или погашаем задолженности по зарплатам, или выделяем бюджетные средства на приобретение продуктов питания и медикаментов для больниц, детсадов и т.д. Сегодня мы практически живем в долг», – сказал министр финансов Валериу Кицан агентству БАСА-пресс.

В ноябре парламент приостановил аграрную реформу, – точнее, процесс наделения крестьян землей, сообщала газета Ţara – орган оппозиционной Христианско-демократической народной партии. По оценкам правительства, часть граждан (врачи, учителя и другие категории населения) были исключены из этого процесса, и нужно было восстанавливать справедливость. Но, согласно газете Ţara, на самом деле преследовалось цель превращения колхозов в акционерные общества с тем, чтобы председатели колхозов, которые составляли опору правящей партии, и впредь оставались хозяевами сел. До ноября 1994 года из миллиона крестьян наделы получили лишь 52 тыс.; но и тем чинились различные препятствия и помехи, утверждала газета.

«Идеология» молодого государства

Несмотря на многочисленные экономические проблемы, решение которых все откладывалось, в течение всего года власть занималась, скорее, политико-идеологическими вопросами. Первым и самым грандиозным событием в этом плане в 1994 году стал Съезд «Наш дом – Республика Молдова», в ходе которого президент Мирча Снегур преподал урок «молдовенизма» советской закалки. Как отмечали газеты того времени, разграничение понятий «молдаванин/молдавский» и «румын/румынский» должно было стать, по мнению Снегура, неотъемлемой частью внутренней и внешней политики молодого государства.

«Съезд ностальгирующих коммунистов», «политическая диверсия», «съезд национального позора, в ходе которого искажена историческая и научная правда о языке», «мероприятие, призванное отвлечь внимание от острого экономического кризиса» – так характеризовали съезд некоторые газеты.​

«Налицо попытки исключить из лексикона слово «молдаванин» и его производные, вышвырнуть их из школьных учебников и вузовских программ, стереть со страниц газет, изъять из радио- и телевизионных передач. (…) Почему молчат наши историки, наши неподкупные историки, которые не занимаются вопросами политической конъюнктуры?», – говорилось в заявлении главы государства, опубликованном правительственной газетой Moldova Suverană.

В заявлении Съезда «Наш дом – Республика Молдова» шла речь о «фальсификации истории» и «силах, которые сеют ненависть и подрывают независимость и стабильность» посредством пропаганды сепаратистских, унионистских и проимперских идей. По словам организаторов, целью съезда было сплочение всех политических сил вокруг идеи независимости Республики Молдова.

СМИ информировали также, что съезд транслировался по Национальному радио и телевидению, а в роли его главного идеолога выступал писатель Ион Друцэ. В силу своего авторитета и знаменитости, Друцэ в преддверии досрочных выборов склонил чашу весов в сторону правящей с 1992 года Аграрно-демократической партии, которая шла на выборы под лозунгами «молдавской идентичности». «Народ ни за что на свете на откажется от своего имени и не согласится принять флаг и гимн другого государства», – говорил один из лидеров аграриев.

Муниципальная газета «Вечерний Кишинев» недоумевала по поводу того, кто направил делегатов на этот съезд. «В зале находились исключительно представители силовых структур, которые формируют сегодня номенклатуру, то есть те, кто день за днем демонстрируют свою некомпетентность в вопросах стабилизации экономики, те, кто не смог положить конец галопирующему росту цен, затягивает с приватизацией и медлит с решением социальных проблем», – отмечала газета.

Граждане ждут новых политических лидеров

Социологический опрос, проведенный в начале года, показывал, что три четверти респондентов уверены: чиновники не прочь извлечь из своего положения личную выгоду. Комментируя итоги опроса, газета Moldova Suverană отмечала, что около 60% хотели бы видеть новых политических лидеров. Газета «Вечерний Кишинев», которая представила итоги другого социологического исследования, проведенного в январе, также обратила внимание на тот факт, что подавляющее большинство респондентов заявили, что в результате приватизации выигрывают «мафиозные структуры и государственные чиновники».

На выборах, прошедших 27 февраля, Аграрно-демократическая партия набрала 43,18% голосов, блок в составе Социалистической партии и Движения «Unitate-Единство» – 22%. Все три партии выступали за присоединение к СНГ и более тесные связи с Россией. Проевропейские и прорумынские Блок крестьян и интеллигенции и Христианско-демократическая народная партия набрали 9,21% и, соответственно, 7,53% голосов.

6 марта Съезд «Наш дом – Республика Молдова» получил продолжение в виде социологического опроса «Совет с народом» («La sfat cu poporul»). В соответствии с указом Мирчи Снегура, гражданам предлагалось ответить на вопрос: «Вы за то, чтобы Республика Молдова развивалась как независимое, унитарное и неделимое государство в границах, существовавших на момент провозглашения ее суверенитета (23 июня 1990 года), которое ведет политику нейтралитета, поддерживает отношения взаимовыгодного сотрудничества со всеми странами мира, гарантирует своим гражданам равные права в соответствии с нормами международного права?»

Три четверти граждан с правом голоса приняли участие в опросе, и 95,4% из них ответили «Да». Снегур признал, что это мероприятие было своего рода референдумом о независимости и гарантиях государственности, и что на основании его результатов был начат диалог с Тирасполем для устранения существующих разногласий. Такого рода референдума консервативные силы добивалось в 1992 году. В преддверии досрочных выборов глава государства предложил приурочить «референдум» к парламентским выборам, однако Центральная избирательная комиссия, которая состояла тогда из судей во главе с Николае Тимофти, отклонил эту инициативу.

«Как распорядимся победой, господа аграрии?» – так называлась статья Иона Друцэ. Он давал ряд советов аграриям, которые «давненько уже находятся у власти». «Вам предназначено найти на карте мира ту благословенную гавань, тот благополучный берег, к которому плывет корабль по имени Молдова. (…) Корабль, заполненный родственниками, друзьями и разного рода прожигателями жизни никогда никуда не приплывет», – отмечалось в статье.

Среди первых решений новой-старой власти числятся ратификация договора о присоединении к СНГ, неоднократно отклоненного парламентом первого созыва; дополнение Конституции нашумевшей статьей №13, согласно которой государственным языком является «молдавский»; изменение гимна «Deşteaptă-te, române» на «Limba noastră» и предоставление особого статуса районам компактного проживания гагаузов.

«Вы, наверное, не туда зашли»

В 1994 году был поставлен крест на языковом законодательстве, принятом в 1989 году, и расформирован Государственный департамент языков.

С 1 января 1994 года всех чиновников и служащих, предоставляющих публичные услуги, обязали знать государственный язык и проходить аттестацию. Эти сроки затем продлили до 2 апреля, что стало поводом для возобновления споров по поводу знания румынского языка. Государство не предприняло никаких существенных мер, чтобы обеспечить гражданам возможность изучения государственного языка, – утверждала газета «Молодежь Молдовы». Аналогичную точку зрения выразил и печатный орган Аграрно-демократической партии – газета Pământ şi oameni, которая отмечала, что для исполнения этого закона увольнению подлежат 120 тыс. граждан, представлявших национальные меньшинства.

«Комратские лидеры могут открывать шампанское, они одержали победу в Кишиневе и, вероятнее всего, займут мягкие кресла. Но что выиграет гагаузский народ от этой автономии? Будет он счастливее?» – этими вопросами задавалась газета «Вечерний Кишинев».

​Иную позицию заняли СМИ, поддерживающие демократические партии; согласно этим газетам, пяти лет было достаточно для изучения государственного языка, тем более, что за это время организовывались курсы, издавались учебники и справочники, велись специальные передачи на радио и телевидении. Были опубликованы результаты проверок в государственных учреждениях и территориальных подразделениях, которые указывали на то, что как в столице, так и в районах языковое законодательство полностью игнорировали и даже саботировали, многие документы составлялись исключительно на русском языке, заседания также нередко проводились только на русском языке.

«Вы, наверное, не туда зашли», – этой репликой госслужащие кишиневских учреждений не раз встречали работников Государственного департамента языков, когда те приходили с проверкой.

В ноте протеста министерства иностранных дел России выражалась надежда на то, что Кишинев примет взвешенное решение. Российская сторона неоднократно обращала внимание молдавских властей на то, что поспешность с введением аттестации, как и резкое, порой необоснованное сокращение областей применения русского языка в республике, где проживает более полумиллиона русскоязычных граждан, сокращение русских групп в детсадах и классов с преподаванием на русском языке не может не вызывать обеспокоенность Российской Федерации, – отмечалось в том обращении.

И молдавская власть отреагировала, расформировав Государственный департамент языков и перенося сроки аттестации.

Особый статус для Гагаузии

Под занавес года молдавские власти выполнили несколько предвыборных обещаний, в частности, предоставив особый правовой статус населенным пунктам компактного проживания гагаузов – так появилось Административно-территориальное образование Гагауз Ери. В соответствии с принятым законом, у Гагаузи есть собственный представительный орган – Народное собрание, высшим должностным лицом Гагаузии является ее глава (башкан), который автоматически включается в состав кабинета министров Республики Молдова «В случае изменения статуса Республики Молдова как независимого государства народ Гагаузии имеет право на внешнее самоопределение» – гласит один из пунктов закона. Именно это положение вызвало наиболее острую критику со стороны оппозиции, побудив ее не голосовать за принятие закона.

«Комратские лидеры могут открывать шампанское, они одержали победу в Кишиневе и, вероятнее всего, займут мягкие кресла. Но что выиграет гагаузский народ от этой автономии? Будет он счастливее сейчас? Поживем – увидим», – так прокомментировала принятие закона газета «Вечерний Кишинев».

В вопросах урегулирования приднестровского конфликта государственные мужи Молдовы говорили о разблокировании переговоров и подписании соглашения, в соответствии с которым российское правительство обязуется вывести 14-ю армию в трехлетний срок. «Бумага существует, но если учесть, сколько хороших бумаг подписано в рамках СНГ, трудно предположить, что их будут соблюдать», – говорил генерал Александр Лебедь в интервью газете «Кишиневские новости».

Осенью 1994 г. в Приднестровье началось наступление на школы с преподаванием на латинской графике. Тираспольская школа была разгромлена отрядами казаков, а школы в Рыбнице и Бендерах лишились своих зданий и оказались на улице. Власти непризнанной республики запрещали в процессе учебы использование латинского алфавита. Чтобы привлечь внимание к проблемам, родители и учителя перекрыли шоссе и железную дорогу.

XS
SM
MD
LG