Linkuri accesibilitate

Ион Ляху: «Россия не может быть гарантом мира после того, как признала вооруженные силы тираспольского режима»


Бывший член Объединенной контрольной комиссии – о совместных российско-приднестровских учениях на Днестре.

На берегу Днестра, вблизи Тирасполя прошли первые совместные военные учения Оперативной группы российских войск и силовых структур непризнанной республики. Антитеррористические учения, как их назвали, продлились неделю и завершились 3 августа, когда бронированная техника пересекла Днестр под прикрытием авиации. На маневрах присутствовали и представители приднестровской администрации, в том числе глава исполнительного органа региона Павел Прокудин, который дал понять, что Приднестровье подвергается военной угрозе со стороны Молдовы и Украины. Важность проведения совместных учений подчеркнул глава ОГРВ, полковник Дмитрий Зеленков. Прокомментировать эту ситуацию Свободная Европа попросила бывшего представителя Молдовы в Объединенной контрольной комиссии Иона Ляху.

Ион Ляху: Несколько лет назад они едва сводили концы с концами, были времена, когда у приднестровского миротворческого контингента не было бензина даже для того, чтобы развезти еду по постам. Сегодня они практически еженедельно проводят различные учения, сборы, которые требуют значительных финансовых затрат, начиная с топлива – и не говоря уже о патронах, различных устройствах и т.д. Значит, отношение России к этому региону претерпело серьезные изменения.

Ион Ляху

Ион Ляху

Свободная Европа: С какой целью проводятся эти учения и демонстрация техники?

Ион Ляху: Наверное, здесь нужно выделить два аспекта. Первый упомянул на недавних маневрах глава исполнительной власти региона Павел Прокудин, который сказал: «Ситуация сложная, по нашим рубежам бряцают оружием соседи…».

Свободная Европа: А кто эти соседи? Республика Молдова и Украина…

Ион Ляху: Да. Значит, мы бряцаем оружием, а они вынуждены готовиться давать отпор.

Свободная Европа: Но почему приднестровцы считают, что им угрожают соседи?

Ион Ляху: А им так выгодно. В противном случае, как бы они объяснили тот факт, что в условиях глубокого кризиса, когда не в состоянии выплачивать зарплаты и пенсии в стопроцентном объеме, вынуждены экономить средства даже за счет неимущих граждан – и тут они щедро вкладывают материальные ресурсы и финансовые средства в эту армию. Значит, цель другая.

Свободная Европа: И какая именно?

Ион Ляху: Иметь здесь силу, на которую смогут рассчитывать в случае необходимости. Направления могут быть разные: тот же самый Кишинев, Румыния с базами НАТО, а в первую очередь – Украина, и я бы склонялся больше в сторону Украины. Москва пока не закрыла проект Новороссия. И если на востоке дело с места не двигается, там украинская армия оказывает довольно сильное сопротивление, не исключаю, что они найдут возможность действовать с запада, через Приднестровье…

Свободная Европа: Эти учения – вызов Республике Молдова. Это ставит под вопрос сотрудничество между Москвой и Кишиневом.

Ион Ляху: Сам факт, что мы довели республику до ручки, говорит о том, что мы сами себя не уважаем. И, разумеется, в таких условиях зачем другим уважать нас? Да, с точки зрения буквы закона и даже нормативных актов, которыми руководствуется миротворческая операция, один из гарантов, один из участников этой операции совершил недопустимый шаг.

Не может Российская Федерация впредь исполнять миссию гаранта, участника операции по поддержанию мира в условиях, когда она признала режим, признала его вооруженные силы, признала его структуры безопасности, вступила с ним в особые отношения, рассчитывает на него – и общими усилиями готовится защищать регион от Украины и от другого участника этой операции – ведь Молдова также участвует в миротворческой операции.

Свободная Европа: Москва настойчиво требует от Молдовы гарантий нейтралитета государства, хотя нейтральный статус закреплен в Конституции РМ. Но сама Россия демонстрирует обратное – что не уважает это государство. Как на этом фоне продолжать молдавско-российское сотрудничество?

Ион Ляху: От нас не требуют реального нейтралитета, узаконенного на уровне ООН, такого, каким, например, пользуется Швейцария. От нас требуют нейтралитета в отношениях с Западом, требуют, чтобы об этом было сказано четко и ясно и внесено в Конституцию. Нет, люди добрые.

«Русские, мы вам кланяемся, у нас нет ничего общего с Европой и НАТО, нет – и не будет», – вот такого нейтралитета ждет от нас Россия. Другого им не надо. И второе: как можно рассчитывать на уважение с их стороны, на выполнение обязательств, если они привыкли, что с Молдовой можно делать что хочешь, все равно она будет кормиться с твоей ладони. Поэтому они не считают нас суверенным государством, достойным того, чтобы иметь с ним отношения. Например, 3 августа прошли учения…

Свободная Европа: И эти учения не были согласованы ни с силами по поддержанию мира, ни с Объединенной контрольной комиссией.

Ион Ляху: По идее, в нормальной ситуации и речи быть не могло о таких сборах с участием представителей Российской Федерации. Они проходили в зоне безопасности, где, в соответствии с мандатом Объединенной контрольной комиссии, кроме миротворческих сил и милиции/полиции никто не может присутствовать. Не говоря уже о военных учениях. Днестр дважды пересекала бронетехника, был сброшен парашютный десант. Это не просто вызов, это пощечина миротворческой операции на Днестре. Но проблема другая, после 3 августа прошло уже немало времени…

Свободная Европа: Была такая реакция. Министр обороны г-н Шалару пригласил в министерство военного атташе России для получения объяснений. Но московский дипломат не явился, сославшись на плотный график работы.

Ион Ляху: Во-первых, в этом и состоит вызов. Во-вторых, при всем уважении к г-ну Шалару, он в данном случае не является представителем уполномоченной структуры. Эта структура – министерство иностранных дел, которому надлежало направить ноту своим российским коллегам и выяснить, что происходит. Ведь действовали не просто военные структуры – действовали военные структуры сепаратистского режима, а это прямое свидетельство того, что это было направлено против Республики Молдова.

Свободная Европа: О демилитаризации приднестровского региона разговоры идут уже давно. В это трудно поверить, коль скоро Тирасполь и Москва продолжают демонстрировать свои объединенные усилия. Что будет дальше?

Ион Ляху: А ничего не будет. Как все последние 25 лет.

Свободная Европа: Приднестровский конфликт решается?

Ион Ляху: Они проводят учения по развертыванию системы связи на уровне министерства обороны России, с использованием новейших технологий и устройств. Откуда они там появились, если еще два года назад они использовали радиоаппаратуру времен второй мировой войны? Сегодня они оснащены на самом высоком уровне. Я твердо убежден, что речь идет не только о системах связи или каких-то других системах – охвачены абсолютно все направления, даже оружие у них современное.

Свободная Европа: О какой тогда эффективности переговоров в формате «5+2» может идти тогда речь?

Ион Ляху: 26 июля с.г., когда стартовала первая часть этих учений, Тирасполь посетил действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Казалось бы, он обязательно должен был хотя бы поинтересоваться, что происходит с этими учениями.

Свободная Европа: Учения проходили и в прошлом году, если не ошибаюсь, вблизи села Кочиерь.

Ион Ляху: В таком формате не проходили – российские военные, приднестровские военные, представители приднестровских спецслужб… И, я уверен, г-на Штайнмайера ввели в курс происходящего. Но он ни слова не сказал по этому поводу. Зато счел нужным заявить тираспольскому информационному агентству, что берет под личный контроль решение железнодорожного вопроса, который подняла приднестровская сторона.

Свободная Европа: И как надо понимать этот факт?

Ион Ляху: Что интересы Приднестровья и России стоят на первом плане, что их отстаивает ОБСЕ и другие чиновники, а что же касается интересов Молдовы, то пусть она сама их и соблюдает.

Свободная Европа: Молдову оставляют одну с ее проблемами?

Ион Ляху: Примерно так. По крайней мере, на этом уровне, в сложившейся ситуации. Это было совершенно очевидно в Берлине 2-3 июня с.г., когда нам навязали соответствующий протокол.

Свободная Европа: И что дальше?

Ион Ляху: Надо работать, пытаться изменить ситуацию.

Свободная Европа: Как? Что должен предложить Кишинев?

Ион Ляху: Необходимо, прежде всего, чтобы молдавский политический класс правильно и конкретно сформулировал свои требования, чего хочет он добиться шаг за шагом. И эту дорожную карту, этот план действий нужно представить партнерам. И не просто представить – согласовать, доказать, что это единственный вариант решения проблемы.

Свободная Европа: Позвольте задать вам вопрос как бывшему члену Объединенной контрольной комиссии: что приоритетнее для Кишинева – обсуждение проекта особого статуса Приднестровья или продолжение политики малых шагов, направленных на укрепление мер доверия между правым и левым берегом Днестра?

Ион Ляху: При всем уважении к разработчикам этой теории малых шагов, не хочется называть конкретных имен, должен сказать, что это все чепуха. Нельзя достичь поставленных целей – урегулирования приднестровской проблемы – распространением законодательства Республики Молдова на всей территории, включением этой территории в политику, экономику, финансовую сферу Республики Молдова с использованием такой тактики, которая, в принципе, совершенно оторвана от преследуемой цели. Можно реализовать множество мелких шагов, ни на йоту не приблизившись к урегулированию конфликта. Напротив, они еще больше отдаляют нас. Каждый такой шаг укрепляет суверенитет и независимость Приднестровья, укрепляет их пропаганду, которая преподносит все эти действия как решение проблем «суверенного государства ПМР», а не части Республики Молдова.

Свободная Европа: Но о каком политическом урегулировании вести речь, если открыто проводятся военные учения?

Ион Ляху: Наверное, урегулирование будет осуществляться по сценарию, задуманному в Москве. Мы уже говорили о Меморандуме Рогозина. Я не знаю, будет ли принят этот меморандум.

Свободная Европа: Вы имеете в виду дорожную карту, которую предложил Кишиневу г-н Рогозин для улучшения молдавско-российских отношений?

Ион Ляху: Так точно.

Свободная Европа: И там может содержаться нечто скрытое?

Ион Ляху: Там и скрывать-то нечего. Каждый пункт в отдельности – на только вызывающий, как и эти военные учения... Когда нам говорят, что нужно отказаться от курса на Европейский союз и более массивно, более активно, более ответственно включаться в СНГ – что это может означать? Только одно: что нам силой навязывают совершенно другую политику, совершенно другой подход. Да, такой вот путь они выбрали: загнать нас в сети СНГ и Российской Федерации и диктовать свои условия.

Но, мне кажется, у них и другой прицел, куда более близкий: президентские выборы. Они надеются получить пророссийского президента, и с этого уже начать разворачивать вектор с Запада на Восток.

Свободная Европа: Но и среди рядовых граждан многие говорят о необходимости нормализации отношения Молдовы и России…

Ион Ляху: Да. Все эти люди попали в ловушку российской пропаганды. Если, допустим, завтра Россия уйдет с информационного рынка, значительная часть молдавской аудитории останется без источников информации. При всем уважении, отечественные источники информации еще не добились той популярности, которой пользуются российские СМИ, и, разумеется, промывание мозгов идет полным ходом. Г-н Филип может говорить все, что угодно, все равно его слова не перевесят сказанное Москвой. И, главное, молдавская власть не пользуется пока настолько высоким авторитетом, чтобы ее заявления принимались безоговорочно, как истина в последней инстанции.

Свободная Европа: Одно уточнение: российская сторона заявляет о значительном сокращении своего военного контингента и вооружений в Приднестровье. Насколько велика угроза от того, что там осталось – с военной точки зрения?

Ион Ляху: С военной точки зрения угроза очень большая. Не зря украинцы прилагали и прилагают усилия с целью обезопаситься от исходящих отсюда угроз. Цифры не являются абсолютными, но давно уже значительная часть приднестровцев, обладающих российским гражданством, являются кандидатами на призыв – или даже призваны в российскую армию. Иными словами, у них нет проблем с пополнением контингента. Что касается оружия, снарядов, патронов, автотранспорта – все это снаряжение там на высшем уровне.

Во времена Януковича Российская Федерация пользовалась стопроцентно благоприятным режимом и завезла туда все необходимое. Сегодня, думаю, армию численностью 5-7 тысяч человек несложно пополнить, вооружить и подготовить к боевым действиям. И не зря каждую неделю, раз в две недели проходят учения в рамках Оперативной группы российских войск. Все чаще в этих сборах участвуют либо миротворческий контингент, либо приднестровские военнослужащие. Значит, в общем зачете эта цифра может составить и более 7000 человек – хорошо подготовленный контингент, который постоянно находится в полной боевой готовности. Этим людям ничего другого не надо: поступил приказ, рюкзак на плечи, и – вперед.

Свободная Европа: Между тем, Тирасполь ужесточил приднестровское законодательство, ввел наказание для тех, кто отрицает роль миротворцев…

Ион Ляху: Да, разумеется, таких сигналов пруд пруди. Да и вообще, вся приднестровская пропаганда построена на российской. Помимо этого, добавят еще что-то сугубо свое – чтобы доказать лояльность Москве. Во-вторых, им действительно необходимо как-то сгладить углы, подретушировать негативные моменты. Ведь, скажем честно, что произошло с тех пор, как Рогозин пообещал приднестровским предприятиям оборонные заказы, благодаря которым приднестровская промышленность улучшит свое техническое состояние? Абсолютно ничего не случилось же. Были и другие обещания, которые также остались на бумаге. Значит, все эти «неприятные мелочи» надо как-то сгладить. И их смягчают с помощью таких вот пропагандистских действий.

Свободная Европа: С учетом этого, приднестровское урегулирование остается приоритетным?

Ион Ляху: Для кого?

Свободная Европа: Для участников переговорного формата «5+2».

Ион Ляху: Для них этот вопрос является приоритетным только за столом переговоров. Вне этого формата, честно скажу, единственный из действующих председателей ОБСЕ, который попытался что-то делать, хоть и начал с левой ноги и с этой же ноги продолжил, был представитель Германии. Предшественники Германии на этом посту, – Словения, Сербия или Украина, – пытались лишь говорить об этом, но без каких-либо конкретных действий. Не говоря уже об американцах, которые вообще «соблюдают дистанцию», не говоря о России, которая преследует свои интересы – и блестяще их осуществляет.

Свободная Европа: Что скрыто в попытке решения железнодорожной проблемы?

Ион Ляху: Нюансов там достаточно много. Во-первых, Приднестровье не хочет, чтобы таможенные органы Республики Молдова подробно знали, что именно провозится в регион. Они любой ценой стремятся избегать такого контроля. Второе, что они преследуют, – уход от налоговых пошлин. Если провоз будет осуществляться по территории Республики Молдова, им придется платить таможенные пошлины в бюджет РМ, сборы от подакцизных товаров, и так далее.

И третий пункт, возможно, самый главный: они надеются в конечном итоге договориться с украинцами. Может, не по каждому эшелону, может, через один, но они надеются договориться. С Молдовой они договориться не могут. И для них это вызов: как это так, им только удалось наладить собственное железнодорожное сообщение, неужели придется все вернуть Молдове? Если грузы будут проходить по территории РМ и сопровождаться молдавским оформлением, то работа приднестровской железной дороги теряет смысл.

Свободная Европа: Борьба на этом направлении предстоит острая?

Ион Ляху: Да, борьба будет жесткой. И, мне кажется, все не ограничится одними лишь мерами, о которых говорил так называемый премьер-министр Приднестровья Павел Прокудин. Он пригрозил увеличить пошлины, повысить налоги, ужесточить контроль технического состояния локомотивов. Но он сказал еще одну вещь – они обратятся к гражданскому обществу. И не исключено, что женщины снова выйдут на рельсы. Это мы уже проходили, и знаем, чем все закончилось.

Свободная Европа: А чем закончится на этот раз?

Ион Ляху: Не думаю, что дойдет до этого, на календаре – не 92-й год…

Свободная Европа: Тогда Галина Андреева перекрыла железную дорогу…

Ион Ляху: Да. Но тогда была другая ситуация. Во-первых, численность населения была значительно выше. Во-вторых, энтузиазм был другой. В-третьих, и это самое главное, мир еще не видел, какие там лидеры выросли, насколько они жадные. И я сомневаюсь, что сегодня найдутся желающие ставить свое здоровье под угрозу, сидя на рельсах, ради интересов «Шерифа» или другой фирмы, другой структуры. Посмотрим.

Свободная Европа: Но в отношениях с Тирасполем Кишинев мог бы добиться окончательного решения вопроса, связанного с доступом фермеров к их земельным участкам?

Ион Ляху: Нет. Увы, молдавские фермеры уже не распоряжаются этими участками, за незначительными исключениями. Часть этих земель просто заброшена и заросла бурьяном, часть была отобрана насильно, а вот насчет остальных наделов – возможно, они и обрабатывается, но с самого начала ясно, что значительная часть урожая там и останется. Правительство Республики Молдова платит фермерам компенсацию, не очень большую, но платит, на нее фермеры и живут. Приднестровцы говорят: «Да, будем обсуждать, но вопрос еще не созрел». Конечно, у них своя выгода. Так что вопрос как бы немного отстоялся, он не стоит уже так остро, как в 2004 году или чуть позже.

Свободная Европа: А приднестровские школы с преподаванием на латинской графике в новом учебном году оставят в покое?

Ион Ляху: Да. Но они прекрасно понимают, что это не надолго.

Свободная Европа: Почему?

Ион Ляху: Учеников становится меньше и меньше. Родители все более неохотно отдают своих детей в эти школы. Еще год-два, от силы три. Во-первых, там вообще мало детей. В этом году 11-й класс закончили 800 учащихся молдавских школ Приднестровья. Второе: родители все ждали, одно поколение, другое, надеялись на что-то. Везти детей Бог знает откуда в Дороцкое, голодных, по плохим дорогам, в вечном стрессе – их на каждом шагу останавливают, обыскивают, унижают… Эти дети лишены очень многого, и родители вынуждены, скрепя сердце, принимать другое решение. А что делать? И у меня бы опустились руки. Как я могу допустить, чтобы мой ребенок ходил, скажем, из Подоймы или Подомицы в Сэнэтэука, это восемь-девять километров каждый день в одном направлении?!

Свободная Европа: Есть школьные автобусы.

Ион Ляху: На них надежда небольшая, они то ездят, то нет. Статистика отрицательная, к сожалению.

Свободная Европа: Отношения между Кишиневом и Тирасполем по-прежнему враждебны?

Ион Ляху: Да. Иными они быть не могут.

Свободная Европа: От враждебных отношений – до дружественных путь далекий?

Ион Ляху: Дружественными они никогда и не были, бывали отношения на фоне каких-то интересов, например, Лучинский-Смирнов, Филат-Шевчук. Несмотря на то, что в прежние времена работали различные межпарламентские, межправительственные комиссии, которые, как все надеялись, могут что-то решить, ничего не произошло. Никаких совместных решений по линии межпарламентского взаимодействия, никаких совместных решений на правительственном уровне, направленных на решение проблемы.

Более того, в 2009 году, когда Шевчук возглавлял Верховный совет, он отменил статью 57 приднестровской конституции и два постановления законодательного органа Приднестровья, в соответствии с которыми при благоприятной ситуации часть полномочий «государства ПМР» можно делегировать международной организации или другому государству. На этой основе мы еще могли вести диалог, могли что-то сделать. Но их упразднили. Так что и подобной шаткой основы больше не существует.

Свободная Европа: Надежда Тирасполя на то, что кто-то признает независимость Приднестровья, еще жива?

Ион Ляху: Я думаю, что да.

Свободная Европа: Россия, по всем признакам, не очень заинтересована признавать Приднестровье…

Ион Ляху: Россия сегодня не заинтересована. И тому несколько причин. Во-первых, России нужна унитарная Республика Молдова, она прекрасно понимает, что признание Приднестровья означало бы конец ее контроля над Молдовой. Второй момент – это почти шестимиллиардный долларовый долг за природный газ. Если Россия признает Приднестровье, проблема с газовым долгом решается автоматически. Сегодня этот вопрос неясен, и Россия в любой момент готова повесить этот долг нам на шею.

Есть и другие нюансы. Один из них – финансовый. Скорее всего, если Россия признает Приднестровье, то ей придется выполнить все свои обещания по части оздоровления экономики, признания дипломов и т.д. Например, приднестровские дипломы не признает ни одно высшее учебное заведение России, а если и признает, то не потому, что соискатель из Приднестровья, а просто у него серьезная поддержка в России. Так что в случае признания Приднестровья России придется позаботиться и о выпускниках этих школ.

Свободная Европа: По крайней мере, отсутствие общей границы между Приднестровьем и Россией наводит на мысль, что Москва вряд ли пойдет на такую авантюру с признанием тираспольского режима…

Ион Ляху: Да. Признание Приднестровья со стороны России не является приоритетом Москвы. Но оно может стать приоритетным по другим соображениям…

Свободная Европа: …в том числе геополитических.

Ион Ляху: В том числе геополитических. Вспомните, сколько раз Госдума обращалась к правительству с призывом признать, поступить тем или иным образом, чтобы защитить население Приднестровья, якобы угнетаемое и преследуемое. Даже в 2006 году, когда было подписано соглашение между Киевом и Кишиневом по экономике, тоже было решение в этом плане. Россия хранила молчание, она знает: время для этого еще не настало.

Свободная Европа: И приднестровское население мирится с такой реальностью?

Ион Ляху: Мирится точно так, как мирится и население Правобережья Днестра: кто может – уезжает, кто может – устраивается поудобнее на месте, а кто нет – те просто пытаются выжить.

XS
SM
MD
LG