Linkuri accesibilitate

Ион Ляху: „Министр иностранных дел Германии может говорить все, что угодно, но это огромные уступки”


Ион Ляху

Ион Ляху

Бывший член Объединенной контрольной комиссии комментирует итоги визита в Молдову министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера в качестве представителя действующего председателя ОБСЕ.

Свободная Европа: Поговорим об этом важном визите, который предпринял в Республику Молдова министр иностранных дел Германии. Франк-Вальтер Штайнмайер встретился с представителями официального Кишинева, затем, на левом берегу Днестра, пообщался с представителями тираспольской администрации. Г-н Ляху, какой сигнал, какой посыл передает еврочиновник обеим сторонам — ​Кишиневу и Тирасполю, несмотря на существование этого переговорного формата 5+2, об эффективности которого поговорим чуть позже?

Ион Ляху: „Остальные в этом случае, за исключением России, являются, скорее, наблюдателями, а не участниками; главные действующие лица — ​это Тирасполь и Кишинев. Мне представляется, именно в этом кроется ошибка, именно в этом проявляется бесперспективность урегулирования этого конфликта.”

Свободная Европа: Напротив, говорят об усилиях по урегулированию конфликта.

Ион Ляху: „С тех пор, как я занимаюсь этой проблематикой, где-то начиная с 98-го года, всё говорят об урегулировании, о нахождении путей, но никаких путей никто так и не находит. Потому что допускается большая ошибка, когда исходим из того, что в Тирасполе могут быть люди, способные принять какое-то решение. Ведь совершенно ясно, что не они принимают решения, что они выступают исключительно как представители определенной силы, определенной позиции, в лучшем случае.”

Свободная Европа: И все-таки, высокопоставленный дипломат посещает Тирасполь, общается с теми, кто непосредственно причастен к поиску решений приднестровского конфликта…

Ион Ляху: „И прежде, по другим поводам, я говорил о толерантности, об отношении великих держав к тем, кто генерирует проблемы. Разумеется, им приходится обращать на них внимание, терпеть, как говорят молдаване, их капризы и блажь. И визит министра иностранных дел Германии дает нам только один, но важный, сигнал: то, что задумывалось при подготовке встречи в формате 5+2 и неформальной конференции в Баварии в июне — ​не удалось. Произошло смещение акцентов. Берлин выдвинул семь довольно жестких пунктов — ​но в итоге позиция была такова, что, мол, достигнута договоренность, сейчас надо вернуться домой, обсудить все более детально, подготовить домашнее задание, согласовать все, потом приехать в Баварию с подготовленной темой, то есть с готовностью подписать соглашения. Но в Баварии – абсолютно ничего, кроме того, что еще раз поговорили по этим вопросам и договорились продолжить беседу. И ничего более.”

Свободная Европа: Но вы знаете, что предусматривает протокол, недавно подписанный в Берлине в результате консультаций в формате 5+2?

Ион Ляху: „Да. Апостилирование дипломов, признание регистрационных номеров приднестровских автомобилей, свободное передвижение лиц с российским гражданством, экологические проблемы, связь и еще два вопроса.”

Свободная Европа: Глава немецкой дипломатии выразил удовлетворение тем, что можно решить, по крайней мере, два из этих семи пунктов: апостилирование дипломов и признание номерных знаков. Вы и другие эксперты утверждаете, что это уступки со стороны Кишинева, тогда как немецкий министр считает, что ни о каких уступках не идет речь…

Ион Ляху: „Министр Штайнмайер может говорить все, что угодно, но это огромные уступки. К сожалению, и у нас многие — ​довольно интеллигентные, кстати, люди, которые занимали и занимают высокие должности –— ​говорят: „Ничего не поделаешь”. Апостилирование, по их словам, это лишь подтверждение существования данного учебного заведения. Но это не совсем так. Если государственный орган Республики Молдова, в этом случае министерство юстиции, апостилирует этот диплом, значит, это узаконенный документ.”

Свободная Европа: И это действительно означает признание тираспольского режима?

Ион Ляху: „Вне всякого сомнения. Признает учебное заведение, признает программы, по которым оно работает, законодательство, на основании которого строится учебный процесс и т.д. и т.п.”

Свободная Европа: И что касается приднестровских номерных знаков?

Ион Ляху: „А что касается приднестровских номеров — ​ еще хуже. Непризнанное формирование выдает эти знаки, раздает их налево и направо, кому считает нужным, за деньги или еще как, они не ездят просто в туристические вояжи, они предоставляют определенные услуги, занимаются грузоперевозками. Значит, они их будут там регистрировать, мы в Кишиневе будем их признавать, а они начнут перевозить героин.”

Свободная Европа: И тогда как сдвинуть воз с места, когда речь заходит, в частности, о практических решениях для жителей обоих берегов Днестра? Как решить существующие проблемы?

Ион Ляху: „Дело в том, что это абсолютно разные вещи, и класть в одну корзину их нельзя. То, что связано с проблемами жителей того или другого берега Днестра рассматривается, обсуждается дома. В принципе, никогда в формате 5+2 не обсуждался и не решались проблемы граждан. Я, например, не считаю, что восстановление поезда Кишинев-Одесса через Приднестровье​ большим достижением. Люди уже привыкли и к другим транспортным средствам, в этом поезде они перестали нуждаться. Я уже не говорю о демонтированной дороге, по которой шла доставка сырья из Резины в Рыбницу. Извините, это проблемы не уровня формата 5+2”.

Свободная Европа: Канатная дорога?

Ион Ляху: „Да, канатная дорога. Встретились председатели двух районов, Рыбницкого и Резинского, ударили по рукам и сделали. А формат 5+2 должен заниматься единственной проблемой: рассмотрением и определением статуса приднестровского региона в составе Республики Молдова.”

Свободная Европа: Все мы слышали спикера Андриана Канду, который сказал, что сейчас завершается работа над проектом статуса для приднестровского региона…

Ион Ляху: „Это еще ни о чем не говорит. Вот коммунисты в 2005 году разработали этот закон. И что? Воспоминания о прошлом — ​вот что такое этот закон.”

Свободная Европа: Поговорим об элементах шантажа, которые применяются сейчас в отношениях между Кишиневом и Тирасполем.

Ион Ляху: „Я не исключаю, что в какой-то мере визит министра иностранных дел Германии обусловлен как раз этими элементами шантажа. Они же следят –— ​и, уверен, следят внимательно, мимо их ушей не прошло заявление Прокудина, который обещал нам блокаду, тарифы, таможенное ужесточение, более тщательный контроль поездов и т.д. и т.п. И, разумеется, если они решат вновь вывести людей на рельсы — ​ Германия еще помнит 1992 год — ​ конечно, они опасаются повторения тех событий. Поэтому я не исключаю… Но просто прийти и пообщаться с Игнатьевым — ​ это потеря времени, в лучшем случае. Говорить надо с русскими, которые там имеют вес.”

Свободная Европа: Как вы считаете, Берлин может прийти к общему знаменателю с Москвой в приднестровском вопросе?

Ион Ляху: „По окончательному урегулированию — ​ нет, конечно. Русские слишком привязаны к этой земле, она им действительно нужна.”

Свободная Европа: Немцы об этом знают.

Ион Ляху: „Знают. Поэтому следует поискать модель компромиссных переговоров. То есть, мы не касаемся, в принципе, нахождения здесь российских сил. В этом вся проблема.”

Свободная Европа: Так могут сказать немцы?

Ион Ляху: „Могут. Но дайте гарантий, что вы не предпримете никаких мер по дестабилизации ситуации, по возобновлению вооруженного конфликта, по дестабилизации ситуации в регионе.”

Свободная Европа: А разве Германия не находится тоже между молотом и наковальней? Ведь она на стороне Киева в этом конфликте на востоке Украины? С другой стороны, говорят о предполагаемом сближении позиций Берлина и Москвы…

Ион Ляху: „ Действительно, Германия как движущая сила Евросоюза, которая должна в какой-то степени управлять там ситуацией, чувствует необходимость заручиться поддержкой России, прямо или косвенно.”

Свободная Европа: Но зачем ей это?

Ион Ляху: „Хотя бы для того, чтобы сама Россия не создавала ей препон, дополнительных проблем, таких, как приднестровская. Им отлично известно, что не Игнатьев и не Шевчук делают здесь погоду. И если им позволят сделать хоть один важный для них шаг, легче будет двигаться и по другим направлениям.”

Свободная Европа: Но в этом случае Украина еще больше будет стараться избавиться от проблемы у себя под боком, я имею в виду Приднестровье. Ведь и она сейчас опоясана очагами сепаратизма…

Ион Ляху: „Вы абсолютно правы. Но и Украина отлично осознает, что не сможет выдержать поединка с Россией, нет на это сил.”

Свободная Европа: И какую динамику вы прогнозируете?

Ион Ляху: „Динамика должна начаться в Кишиневе. Кишинев должен в один прекрасный день заявить твердо и решительно: „Мы обсуждаем только вопрос статуса региона в составе Республики Молдова ”. Второй вопрос — ​ вывод российских войск с территории Республики Молдова.”

Свободная Европа: И сколько еще могут длиться эти дискуссии?

Ион Ляху: „Уже четверть века длятся. Но длятся не по чьей-то злой воле, просто с самого начала не было никакой воли. В принципе, приднестровское урегулирование мало кого волнует.”

Свободная Европа: Вы могли бы немного раскрыть скобки в этом смысле?

Ион Ляху: „Могу, почему нет. Долгое время вообще было два-три человека в межправительственной комиссии при президенте, которая занималась этим вопросом. Что значит – заниматься этим вопросом? Раз в месяц созывали руководителей районов, расположенных в Зоне безопасности, промывали им мозги, потом они возвращались по домам — ​и на этом все. Действительно эффективной политики, действенных механизмов, рычагов, нет.”

Свободная Европа: Но что нужно было предпринять — ​и не предпринято?

Ион Ляху: „Нужно было выработать политику, которая с каждым днем, шаг за шагом сближала бы нас. Там можно было использовать термин „малые шаги”, сближающие.”

Свободная Европа: Но как сближать, если один смотрит налево, другой направо? Кишинев настроен на европейскую интеграцию, Приднестровье ищет более тесного сотрудничества с Российской Федерацией и даже открытым текстом говорит, что хочет быть частью России?

Ион Ляху: „Так-то оно так. Но только сама Москва дает нам множество аргументов, остается лишь воспользоваться ими.”

Свободная Европа: И что это за аргументы?

Ион Ляху: „Десятки лет уже идут разговоры о том, что приднестровскую промышленность, которая еще осталась, можно включить в экономическую систему России, обеспечить военными заказами. Но никаких заказов нет и в помине, никакой интеграции нет. Россия не может этого делать по разным причинам. Пожалуйста, работайте, доказывайте.”

Свободная Европа: Мандат, который исполняет сейчас Германия в ОБСЕ, привнесет что-то новое до конца года в процесс приднестровского урегулирования?

Ион Ляху: „Если они пойдут по этому пути, который начали не с той ноги...”

Свободная Европа: „Они” – это кто?

Ион Ляху: „ОБСЕ, немцы. Ведь они ездили и в Москву, к другим представителям, и согласовали эту дорожную карту, эти семь пунктов. Но мы не знаем главного, мы не знаем, как отреагировал Кишинев на предложенную Рогозиным дорожную карту. Ведь есть еще одна дорожная карта, более жесткая.”

Свободная Европа: Там говорится, что одно из условий касается денонсации Молдовой Соглашения об ассоциации с Евросоюзом...

Ион Ляху: „Это одно из многих требований. И там с ходу говорится о полной интеграции во все структуры СНГ, о новых дополнительных обязательствах… И я не знаю, как отреагировал Кишинев. Они говорят: что-то приняли, что-то нет. А что именно приняли?”

Свободная Европа: Приднестровское урегулирование числится сегодня среди приоритетов?

Ион Ляху: „Нет. Разговоров много, но не более того.”

Свободная Европа: А этот визит немецкого дипломата, какими результатами он завершился?

Ион Ляху: „По моему мнению, он тоже завершился без результатов. Значит ли это, что министр иностранных дел Российской Федерации пошел ему навстречу и согласился на созыв в срочном порядке формата 5+2 для рассмотрения железнодорожной проблематики? Не думаю. И даже если допустить на секунду, что они согласились и встреча состоится, пойдут ли они на нарушение закона в надежде заставить молдавскую сторону отказаться от своих юридических прав контролировать железную дорогу? Я не понимаю, зачем идти таким путем — ​пренебрегать, игнорировать законодательство и Республики Молдова, и международное?”

Свободная Европа: Как вы считаете, идея федерализации обсуждалась или будет обсуждаться при поиске решения приднестровской проблемы?

Ион Ляху: „С тех пор, как немцы председательствуют в ОБСЕ, я не слышал, чтобы кто-то произносил термин „федерализация”. По моему мнению, они до этого еще не дошли. Они хотят добиться хотя бы одного шага, пусть самого маленького, но положительного как реакции на их предложения. Они хотят завершить год каким-то достижением, каким-то результатом, но абсолютно все их предшественники завершали год с неудачами. Немцы потому и хлопочут, они считают, что их авторитет, их опыт в состоянии изменить положение дел.”

Свободная Европа: Чего может ожидать рядовой гражданин от этих встреч на высшем уровне?

Ион Ляху: „Рядового гражданина эти встречи совершенно не касаются. Совершенно.”

Свободная Европа: И все-таки, какие-то деньги вкладываются в это приднестровское урегулирование?

Ион Ляху: „Эти деньги проходят мимо, они со свистом пролетают мимо гражданина Республики Молдова. Единственное, что я заметил: ПРООН проводит какие-то тренинги, в том числе для приднестровских жителей.”

Свободная Европа: Если бы вы возглавили Республику Молдова, как отстаивали бы позицию Кишинева? Какие приоритетные меры предприняли бы в этом случае с учетом сложившейся ситуации?

Ион Ляху: „Я бы попытался изменить отношение к самому переговорному процессу. Во главу угла поставил бы вопрос о статусе, все остальные вопросы второстепенные и зависят от первого. Решим главный вопрос, определимся со статусом…”

Свободная Европа: Какой статус наиболее подходящий для приднестровского региона?

Ион Ляху: „В соответствии с законом 2005 года — ​ регион в составе Республики Молдова.”

Свободная Европа: С широкой автономией?

Ион Ляху: „Пусть и с широкой автономией. Но широкая автономия не может быть беспредельной, она должна иметь определенные размеры и определенные границы. Какими бы широкими полномочиями ни были наделены штаты США, они не имеют права на собственную внешнюю политику, на свою валюту, армия есть — ​национальная гвардия, которая действует только на территории данного штата. Мы же, даже в случае с Гагаузией, не всегда определяем границы. А что касается Приднестровья, извините…”

Свободная Европа: Тирасполь согласится на такой статус?

Ион Ляху: „Он может не согласиться. Но надо доказать, что выбора нет. Вот что должна сделать Республика Молдова —​ доказать, что иначе нельзя. Если хочешь, как говорится, стать вровень с цивилизованным миром, будь добр, прими законодательство Республики Молдова, прими международное законодательство. Не хочешь — ​ будешь отвергнутым. Украина закрыла свои границы. И мы закроем свои границы.”

Свободная Европа: Тирасполь выражает сожаление по этому поводу — ​он задыхается экономически…

Ион Ляху: „Правильно. Но он должен сожалеть до конца. Сожалеть о том, что Шевчук приезжает в кишиневский аэропорт в сопровождении своих вооруженных телохранителей. Да и вообще он не должен приезжать в качестве „президента”, а лишь как частное лицо, через общий зал и на посадку...”

Свободная Европа: Много воды утечет, пока разрешится приднестровский вопрос — ​вы это хотите сказать?

Ион Ляху: „Очень много, если не иссякнет Днестр. Кишинев должен знать, чего он хочет.”

XS
SM
MD
LG