Linkuri accesibilitate

Как Россия разлюбила Джукановича


Владимир Путин и Мило Джуканович: от дружбы к глубокой неприязни

Владимир Путин и Мило Джуканович: от дружбы к глубокой неприязни

Москва потратит десятки миллионов евро для усиления своего влияния на Балканах

Черногорский лидер Мило Джуканович из доверительного собеседника Владимира Путина, каким он был в начале 2000-х, превратился в главного противника российского влияния на Балканах. Полемика между Москвой и Подгорицей о евроатлантической интеграции сопровождается призывами Джукановича к ЕС защитить регион от российской угрозы. Правительственные черногорские источники утверждают, что Москва разработала новую стратегию усиления своего влияния и окажет многомиллионную помощь "дружественным" партиям, медиа-группам и антинатовскому движению.

"Джуканович предупреждает об опасности России", "Мило воюет с Москвой", "Российская угроза" – подобные заголовки теперь не редкость в балканской прессе, а участники интернет-форумов уже всерьез задаются вопросом, не нападет ли Россия на Черногорию и сможет ли НАТО ее защитить? Мило Джуканович, завершающий в ближайшие месяцы оформление членства Черногории в НАТО, все чаще критикует российский внешнеполитический курс, особенно инициативы, направленные на замедление евроатлантической интеграции. При этом черногорский лидер по сути выступает от имени всех стран региона, находящихся на разных этапах интеграции в НАТО и Евросоюз.

Российско-черногорские отношения окончательно разладились после присоединения Подгорицы к антироссийским санкциям ЕС и подписания ею в мае этого года протокола о вступлении в НАТО. Во время антиправительственных митингов прошлой осенью Джуканович открыто обвинял Москву в поддержке радикальной оппозиции и попытках свержения его правительства. Недавно он раскритиковал антинатовскую инициативу российской пропрезидентской партии "Единая Россия", подписавшей с рядом политических партий стран региона так называемую декларацию о нейтралитете. А во время саммита НАТО в Варшаве черногорский премьер призвал страны Запада энергичнее реагировать на усиление российской пропаганды, пытающейся овладеть умами тех, кто "застрял в тисках ретроградного прошлого". Таковых Джуканович на Балканах насчитал около 30 процентов.

Сторонники черногорской оппозиции с портретом Владимира Путина. Подгорица, февраль 2016 года

Сторонники черногорской оппозиции с портретом Владимира Путина. Подгорица, февраль 2016 года

На прошлой неделе черногорская правительственная газета "Победа" сообщила, что российские власти подготовили новую стратегию усиления своего влияния на страны бывшей Югославии. Ссылаясь на данные из дипломатических источников и информацию представителей движений, которые поддерживают тесные связи с "Единой Россией", газета утверждает, что Москва потратит десятки миллионов евро на поддержку пророссийских политических сил, СМИ и антинатовских организаций на Балканах. Это будет более скрытая стратегия, которая, по замыслу ее авторов, позволит России добиться большего влияния на события в регионе, избегая при этом обвинений во вмешательстве во внутренние дела балканских стран.

В российском МИДе грубо реагируют на заявления Джукановича, считая, что он просто "прогибается" перед руководством НАТО. Но это сейчас Черногорию унижают за то, что она "польстилась на приманки НАТО". А вот в докрымский период ее сближения с Западом в Москве не замечали. Скажем, в 2008 году, когда Подгорица приняла индивидуальный план партнерства, а вскоре получила и план действий по членству в НАТО, Москва не делала резких заявлений. В 2011 году черногорскую внешнюю политику в Кремле все еще называли "сбалансированной". Хотя на самом деле западный вектор в ней обозначился еще во второй половине 90-х годов, когда Черногория вместе с Сербией входила в состав "малой" Югославии.

Джуканович открыто обвинял Москву в поддержке радикальной оппозиции и попытках свержения его правительства

Джуканович сумел выстроить теплые отношения с Кремлем еще до обретения Черногорией независимости в 2006 году. В сентябре 2004 года Путин даже принимал черногорского лидера во время его частного визита в Москву. Кремль не раз благодарил черногорские власти за благоприятные условия для российского бизнеса и награждал сподвижников Джукановича престижными наградами. Отношения с черногорской элитой испортились лишь в 2013 году, когда Олега Дерипаску исключили из числа инвесторов алюминиевого комбината КАП, а это была самая важная российская инвестиция в Черногории и с экономической, и с политической точки зрения.

По мере ослабления российского влияния Кремль все больше раздражали внешнеполитические приоритеты Джукановича. На приглашение Черногории в НАТО, полученное в декабре 2015 года, из Москвы отреагировали обещанием ответных мер и мощным пропагандистским ударом. Кремлевские СМИ высмеяли самую маленькую из бывших югославских республик за несопоставимость военного потенциала с возможностями стран НАТО, а премьера Джукановича обвинили в недемократичности и коррупции. Разумеется, всплыли и старые обвинения в контрабанде сигарет вместе с итальянскими мафиозными кланами. С насмешкой о черногорцах стали все чаще говорить и на официальном уровне.

С Бараком Обамой у Мило Джукановича теперь более теплые отношения, чем с Владимиром Путиным

С Бараком Обамой у Мило Джукановича теперь более теплые отношения, чем с Владимиром Путиным

На возмущение черногорцев недипломатической лексикой в их адрес в Москве внимания не обращают. Там уверены, что власти Черногории отказываются от референдума о вступлении в НАТО лишь потому, что большинство населения не поддерживает эту идею. Ясно, что вступление в альянс этой осенью станет одной из тем предвыборной кампании в Черногории (16 октября там пройдут парламентские выборы), и что Москва поддержит условную "антинатовскую коалицию". Но вряд ли такая коалиция станет влиятельной политической силой. Большинство политической элиты Черногории поддерживает интеграцию в НАТО, что подтвердило в последние месяцы и принятие в парламенте двух соответствующих резолюций: за них голосовала не только правительственная коалиция, но и часть оппозиции.

При этом опросы общественного мнения указывают на рост числа сторонников НАТО. По данным последнего исследования агентства "Дамар", вступление в организацию поддерживает 46,1 процента граждан, 38,2 процента против этой идеи, а 15,7 процента воздерживаются от ответа. Если говорить об уже определившихся гражданах с правом голоса, то за евроатлантическую интеграцию выступают 54,7 процента, а против – 45,3. При этом 77 с половиной процентов черногорцев не сомневаются, что их страна вскоре станет членом НАТО.

Исполнительный директор черногорского аналитического центра CEDEM Ненад Копривица говорит в интервью Радио Свобода:

Россия открыто вмешивается во внутренние дела Черногории

– Россия открыто вмешивается во внутренние дела Черногории, используя очень недипломатические заявления и указывая суверенной стране, как ей следует поступать. При этом Москва открыто поддерживает наиболее радикальную часть черногорской оппозиции, которая оспаривает саму черногорскую государственность и идентичность. К сожалению, политика России в отношении Черногории в последнее время очень изменилась, хотя наши внешнеполитические приоритеты были четко обозначены сразу после восстановления независимости в 2006 году: это вступление в ЕС и НАТО. В качестве кандидата в Евросоюз – а черногорское правительство открыло уже более двух третей глав на переговорах о вступлении в ЕС, Черногория последовательно координирует свою внешнюю политику с Брюсселем. И последние заявления премьер-министра Джукановича следует рассматривать в этом контексте. На мой взгляд, давлением на Черногорию Россия прежде всего посылает сигнал своему основному партнеру на Балканах – Сербии, опасаясь, что и та решит вступить в НАТО, – отмечает он.

Тем временем Белград продолжает балансировать, пытаясь строить прагматические отношения и с Россией, и с западными партнерами. При этом в последние годы сербские власти достигли максимального сближения с НАТО. В 2014 году Белград подписал План индивидуального партнерства с НАТО. В общей сложности Сербия заключила с альянсом пять соглашений, включая соглашение о сотрудничестве в области материально-технического обеспечения, предоставляющее натовцам дипломатический иммунитет и свободу передвижения. Необходимость столь тесного сотрудничества оспаривают сербские оппозиционные партии, пользующиеся поддержкой Москвы.

Милорад Додик, один из самых последовательных союзников Кремля на Балканах

Милорад Додик, один из самых последовательных союзников Кремля на Балканах

Елена Милич, возглавляющая Центр евроатлантических исследований в Белграде, отмечает в интервью Радио Свобода, что угрозы, связанные с ростом влияния России, о которых говорит Мило Джуканович, вполне реальны:

– Наш центр недавно опубликовал подробное исследование по вопросу укрепления российской "мягкой силы" в Сербии, которая проявляется и в других странах региона. Кроме того, в последнее время усиливается тенденция к шантажу в экономических отношениях и звучат требования увеличить объем военного сотрудничества. Россия активизировала контакты со всеми партиями на Балканах, настроенными против Евросоюза и НАТО, вне зависимости от их реального политического веса. Очень активна и российская пропаганда. Сообщения "Спутника", который в ЕС и Восточной Европе считают пропагандистским ресурсом, у нас перепечатывают СМИ с государственным участием. В таких СМИ, скажем, выступления граждан против коррумпированной власти в Македонии или протесты в самой Сербии часто подаются как попытка "дестабилизации". Пропутинскую риторику открыто использует президент Республики Сербской Милорад Додик.

Влияние России, к сожалению, носит антидемократический характер

– Почему влияние Москвы столь часто подается балканскими элитами в негативном свете, в отличие от влияния ЕС и НАТО?

– Евросоюз и НАТО многие годы помогают стабилизации и демократизации региона. Все балканские страны выразили желание или присоединиться к ЕС и НАТО, или установить тесное сотрудничество с ними. В этом состоит принципиальная разница в легитимности действий ЕС и НАТО в регионе и России. Влияние России, к сожалению, носит антидемократический характер. Москва использует нарративы, которые имеют мало общего с реальностью – связано ли это с экономикой или историей. Отношения с Россией в итоге используются для блокирования действий, необходимых для евроинтеграции, которая предполагает демонополизацию и глубокие реформы.

XS
SM
MD
LG