Linkuri accesibilitate

Перед тем как приступить к анализу этого аспекта российско-западных отношений, процитирую еще несколько пунктов из итогового заявления НАТО после саммита в Варшаве 8-9 июля 2016 года:

22. Мы сохраняем приверженность непрерывному, слаженному международному подходу, в частности между НАТО и Европейским союзом.

121. Европейский союз по-прежнему является уникальным и важнейшим партнером НАТО…

123. Мы приветствуем итоги заседания Европейского совета в июне 2016 года, призывающие к дальнейшему углублению взаимоотношений НАТО и ЕС...

124. НАТО признает важность европейской обороны, обладающей большей мощью и большим потенциалом, что приведет к усилению НАТО, поможет укрепить безопасность всех стран Североатлантического союза...

125. Страны НАТО, не являющиеся членами ЕС, продолжают вносить значительный вклад в усилия ЕС, направленные на укрепление его возможностей по преодолению общих вызовов безопасности…

После прочтения создается впечатление, что НАТО практически подмяла под себя Европейский Союз в вопросах безопасности и обороны. С одной стороны, это вполне обоснованно, т.к. страны Европы даже вместе взятые значительно уступают Соединенным Штатам по военной мощи, а значит, безопасность Старого континента во многом остается бременем Вашингтона. С другой стороны, это льет воду на мельницу тех (в первую очередь в России), кто называет Евросоюз «мягкой версией НАТО». Тем не менее, два мощных союза со штаб-квартирами в Брюсселе укрепляют сотрудничество.

И это не может радовать Москву, которая до 2014 года пыталась выстраивать отношения с европейскими странами на двух уровнях. На первом уровне «просто» экономический Евросоюз противопоставлялся военному блоку НАТО, и в России не замечали или делали вид, что не воспринимают ЕС как политическую структуру. На втором уровне Москва демонстративно искала «доверенных людей» на двусторонней основе, будто показывая, что европейское единство – вопрос внутренней прерогативы, а во внешней политике каждый сам по себе. В разные годы этими «доверенными людьми» были лидеры Франции, Германии, Италии, Нидерландов, Австрии.

2014 год всё перечеркнул. И теперь Россия видит два неприятных для себя симптома: европейское единство более не фантом, а реальность, и вопросы безопасности на восточном фланге попросту раздавили экономику даже в ущерб бизнесу ЕС. Соответственно, «доверенных людей» больше нет либо они не в силах противиться давлению Германии; а в вопросе безопасности на первый план вышел Североатлантический альянс, получивший второе дыхание аккурат к своей 65-й годовщине.

В связи с этим процитирую интереснейший материал кандидата исторических наук, гендиректора и члена президиума Российского совета по международным делам Андрея Кортунова. Статья с говорящим названием «Семь фантомов российской политики в отношении ЕС» опубликована на сайте РСМД. Начало текста, что называется, без комментариев: «Как известно, российское руководство никогда не ошибается. По крайней мере, оно никогда не признает своих ошибок. Особенно во внешней политике. Текущие внешнеполитические решения обычно преподносятся внешней и внутренней аудиториям в нарочито детерминистском формате, как единственно доступная реакция на множество независимых переменных, иными словами – позитивных или негативных изменений во внешней среде».

«Российская политическая традиция придает особое значение иерархии, и это в полной мере относится к российской внешней политике. Столкнувшись с такой сложной, неоднозначной и противоречивой структурой, как Европейский союз, российские стратеги пытались определить наиболее доступные «точки входа» в эту структуру, используя свой предыдущий опыт и свое понимание европейской иерархии», - продолжает российский ученый. Попросту говоря, пишет Кортунов, «Москва предпочла говорить со «старой Европой» через головы своих ближайших западных соседей».

А между тем, старые антисоветские настроения в «новой Европе» переросли в новую антироссийскую политику. «Что же касается «старой Европы», то она сегодня не может вести диалог с Россией через голову «новой Европы». …Потому, что за последние двадцать лет экономическая, социальная и политическая интеграция «старой» и «новой» Европы достигла исторически беспрецедентных уровней. И как бы это ни было обидно некоторым российским политикам, сегодня по целому ряду направлений для Берлина отношения с Варшавой важнее, чем отношения с Москвой», - добавляет автор.

Нет нужды напоминать, что для Берлина отношения с Вашингтоном еще важнее, чем отношения с Москвой. Поскольку Германия с лета 2014 года пошла на жесткий антироссийский курс и принудила к этому некоторых строптивых вроде Италии, Финляндии или Греции, теперь ее позиция практически неотличима от позиций Балтии, Польши или США. Вот и Барак Обама «на полях» саммита НАТО провел переговоры с Дональдом Туском и Жаном-Клодом Юнкером, где заявил об «общем стремлении» сохранить санкции против России, пока та не выполнит Минские соглашения. Словом, всё как всегда.

Правда, в стройных европейских рядах иногда бывают осечки. В начале июля стало известно, что Болгария передумала участвовать в создании единого постоянного флота НАТО в Черном море вместе с Турцией и Румынией. Однако не спешите приписывать это коварной руке Москвы, ибо, как пишет Московский центр Карнеги, отказ был озвучен Бойко Борисовым, самым антироссийским из ведущих политиков Болгарии. «За время правления он [Борисов] успел последовательно похоронить все главные проекты российско-болгарского сотрудничества. Результаты многолетней работы и многомиллиардных инвестиций были уничтожены его поспешными решениями», - говорится в тексте.

Автор Максим Саморуков задается вопросом, почему всемогущий Кремль не надавил раньше, когда правительство Борисова, например, «зарубило» проект нефтепровода Бургас – Александруполис. Причина, оказывается, в том, что Болгария «меньше других боится русской угрозы», зато жалуется на непредсказуемость Турции. «…Раз у Турции военный флот в разы мощнее болгарского, то и в совместной постоянной флотилии заправлять, видимо, будут турки. А болгарскому руководству надо будет как-то продать эту новость своим избирателям, вся национальная мифология которых строится на борьбе с Турцией», - продолжает Саморуков.

Однако есть и более приземленная причина: Россия подала в Арбитражный суд при Международной торговой палате иск против Болгарии, которая расторгла контракт на строительство АЭС. Суд обязал Болгарию выплатить Москве неустойку в размере 550 млн. евро, но никто из западных партнеров не поддержал официальную Софию. «Расторг он его [Борисов – контракт] под сильным давлением Запада, а потом вдруг обнаружил, что никто не собирается вместо него ни решать проблему энергообеспечения Болгарии, ни останавливать рост цен на электричество, ни выплачивать русским компенсацию за расторжение», - говорится в публикации.

Московский центр Карнеги сложно заподозрить в «ватности», но если даже этот институт публикует такой антизападный материал, что-то в этом, значит, есть. «Проблемы индейцев не волнуют шерифа» - так, кажется, говорят. В данном случае очевидно, что дружба из-под палки против России временами дает трещину, но не менее очевидно, что фронда внутри ЕС или НАТО слишком слаба, чтобы переломить ситуацию. Конфронтация между Россией и Западом слишком сильно влияет на европейские страны, чтобы можно было принять недовольство отдельно взятой Болгарии за ветер перемен.

Продолжение следует…

Часть 1

XS
SM
MD
LG