Linkuri accesibilitate

Ион Ляху: „Они грозятся ужесточить все существующие сегодня формы контроля”


Интервью с бывшим представителем Молдовы в Объединенной контрольной комиссии о последних событиях в приднестровском вопросе.

Тирасполь пригрозил жесткими мерами в ответ на то, что он называет согласованными действиями между Молдовой и Украиной, направленными на экономическую блокаду Приднестровья. Приднестровская сторона утверждает, что Украина перекрыла прохождение грузов через пропускные пункты на приднестровском сегменте; в итоге, заблокированы 40 цистерн с топливом, которые направлялись из Беларуси в Приднестровье. Эти заявления сделал глава исполнительного органа региона Павел Прокудин после встречи с представителями главного импортера нефтепродуктов Приднестровья – компании Шериф.

Интервью на эту тему с бывшим представителем Молдовы в Объединенной контрольной комиссии.

Свободная Европа: Тирасполь грозит ответными мерами в адрес Кишинева и Киева. Вы, г-н Ляху, знакомы с ситуацией в регионе. Какими рычагами располагает де-факто Тирасполь, чтобы „ наказать” Кишинев, правобережную Молдову, а заодно и Украину на этом сегменте железнодорожного сообщения? Какими могут быть эти ответные меры, о которых говорит глава исполнительной власти Приднестровья?

Ион Ляху: „В принципе, возможностей у них не густо. Однако Прокудин в своем заявлении, о котором вы упомянули, отметил, что речь идет об ужесточении таможенного контроля, так как часть товаров, идущих из Республики Молдова в одесский порт, проходят через Приднестровье.

Следовательно, это для них возможность контролировать или, как минимум, пытаться контролировать наши товары и облагать их пошлинами. Часть товаров, которые идут из Российской Федерации и СНГ, также проходят по территории Приднестровья и могут подвергаться дополнительному контролю. Это одно – таможня.

Второй момент – это все, что связано с мерами тарифного и нетарифного регулирования, на них также сослался глава исполнительного органа Приднестровья.

И, третье – прохождение граждан через пропускные пункты. Так что, в принципе, они грозятся ужесточить все существующие на сегодня формы контроля.”

Свободная Европа: В своем заявлении Павел Прокудин сослался и на „возможности повышения ставок на румынский транзит”. Что имеется в виду?

Ион Ляху: „Точного ответа на этот вопрос я дать не могу. Потому что – да, Румыния кое-что получает, но не так много, чтобы это было весомо. Но дело в другом: приднестровцы зависят от Румынии. Значительная часть металлолома, который используется как сырье на Рыбницком металлургическом заводе, завозится из Румынии. И наоборот: часть готовой продукции этого завода закупает Румыния. Так что они зависят от Румынии Поэтому – не знаю, может, здесь они блефуют.”

Свободная Европа: Г-н Ляху, но что означают эти заявления сейчас? Недавно были возобновлены переговоры в формате 5+2, прошла конференция в Баварии; теоретически, после этих событий атмосфера должна быть более конструктивной …

Ион Ляху: „Давайте расставим точки над „i”: они никогда не были конструктивными. Каждый раз вели себя, как шантажисты.

В этом случае ситуация немного иная. Если помните, 2-3 июня в Берлине состоялась встреча в формате 5+2 и там, в рамках этого формата, было принято решение: что на основании документов, предложениях нон-пейпер, выдвинутых Российской Федерацией, они разрабатывают около семи соглашений, якобы призванных укрепить доверие между сторонами – от апостилирования дипломов, признания приднестровских номерных знаков, свободного перемещения до закрытия уголовных дел и так далее.

Семь достаточно серьезных позиций, которые планировалось принять в Мюнхене 12-13 июля с.г., на конференции по безопасности. Но на этой конференции ничего не было подтверждено, кроме одного аспекта – экологического, который касается безопасности реки Днестр. Другие документы не то что не были проверены и адаптированы, они даже не обсуждались в том смысле, чтобы дело дошло до подписания. Просто обсуждались. То есть, не знаю, кто дал им силы, но Кишинев проигнорировал предложения Москвы, к которым, в принципе, присоединились и Германия с ОБСЕ. И тем самым, как видно сегодня, очень рассердили Тирасполь. Во-вторых, Киев нарушил, скажем так, какие-то неписанные договоренности, и в очередной раз запретил прохождение приднестровских товаров через молдавско-украинскую границу на приднестровском участке и заставил следовать через север Молдовы с выходом на Окницу. Разумеется, эти два момента привели Тирасполь в ярость...

Украина вернула обратно в Беларусь состав с оплаченным уже топливом, приобретенным фирмой Шериф. В Тирасполе незамедлительно созвали заседание правительства, куда пригласили и представителя Шерифа – именно для рассмотрения сложившейся ситуации и обсуждения мер, призванных заставить Украину и Беларусь обеспечить свободное передвижение товаров. Но Украина, как я сказал чуть выше, ни в какую: „Или не завозите ничего, или везите через Молдову, чтоб все было по закону.”

Свободная Европа: Да, и Тирасполь называет это „экономической блокадой”, возвращаясь, по всей видимости, к прежнему дискурсу, в котором Кишинев и Киев обвинялись в блокаде Приднестровья…

Ион Ляху: „Да, они называют это экономической блокадой. Правда, в некоторой степени объездной путь немного дороже. Не сильно, но, тем не менее, ведь дорога длиннее. Но, главное, они открыты молдавской таможне – а приднестровская сторона категорически против этого.”

Свободная Европа: Думаю, именно это их и беспокоит больше всего.

Ион Ляху: „Возможно, да. Это может оказаться очень важным моментом.”

Свободная Европа: Кишинев и Киев никак пока не отреагировали на эти угрозы со стороны Тирасполя.

Ион Ляху: „Кишинев и Киев вообще не очень реагируют. Кишинев не знает, что сказать, а Киев считает унизительным для себя говорить о Приднестровье или с Приднестровьем. Украинцы сейчас не ведут никаких переговоров с Тирасполем. Они готовят домашнее задание так, как считают нужным.”

Свободная Европа: Особенно если учесть, что и они сейчас сталкиваются с сепаратизмом в Донбассе …

Ион Ляху: „Вообще, у них более развито чувство собственного достоинства; как государство они не опускаются до уровня никем не признанного приднестровского режима. Они принимают решение и, если считают необходимым, доводят его до сведения Тирасполя, если же нет, говорят Кишиневу: вот, мы приняли такое-то решение, доведите его до сведения приднестровской администрации. Разговор идет примерно в такой манере.”

XS
SM
MD
LG