Linkuri accesibilitate

"Лучше быть пахарем, любящим свою землю, чем депутатом, который ненавидит свой народ…"


Молдова, рынок в городе Теленешть

Молдова, рынок в городе Теленешть

В завершении недели Валентина Урсу говорит о духовном и политическом кризисе в Молдове с жителями Теленешт, молодым бизнесменом Артуром Гурэу и священником Павлом Боршевски.

Недавний опрос общественного мнения, проведенный компанией Intellect Group, показывает, что 11% респондентов хотели бы, чтобы Молдова шла по европейскому пути, независимо от отношений с Российской Федерацией, 17% выступают за проевропейский курс — при сохранении дружественных связей с Россией, вдвое больше — 38% считают, что внешняя политика должен быть в равной мере проевропейской и пророссийской, 17% полагают, что пророссийский курс не должен исключать хороших отношений с ЕС, и 12% — сторонники пророссийских устремлений, вне зависимости от отношений с Европейским союзом. Об изменчивости предпочтений жителей Молдовы, колебаниях между Западом и Востоком, поговорим спустя 25 лет после провозглашения независимости страны.

Спустя четверть века после обретения независимости граждане винят в своих бедах молдавский политический класс. Согласно социологическим исследованиям, 80% респондентов считают ошибочным курс развития страны.

Теленешть, Молдова

Теленешть, Молдова

Многие из тех, с кем Валентина Урсу встретилась на рынке в Теленештах, считают, что руководство страны коррумпировано, и что власть и оппозиция продолжают расшатывать легитимность политического процесса в стране.

– Депутаты должны показать, что хорошего они сделали для нашей страны за все 25 лет независимости. Электричество и бензин подорожали в несколько раз. Всё они делают против людей. Всякий раз перед выборами они только обещали. Мы выбирали не человека, а партию, списки. Кто проходит во власть по партийным спискам? Те, у кого много денег, украденных из банков, в которых были вклады наших родителей.

Теленештский рынок, Молдова

Теленештский рынок, Молдова

– Люди хотят перемен. Но как, если у них в руках власть, у них — деньги, они воруют. Люди победят только если возьмут в руки вилы и топоры, не иначе.

Свободная Европа: А как вы проголосуете на следующих выборах? Иначе, чем все 25 лет независимости?

– Мы должны знать, что человек представляет собой как личность. Сегодня во власти должны быть честные люди. Окончив университет, и попав в парламент, они не представляют, как люди живут в селах, как зарабатывают на хлеб. У депутатов должны быть чистая душа, и они должны думать не только о себе.

Свободная Европа: Они принимают законы, по которым вы живете.

– Чтобы принимать законы, нужно ездить по стране, работать с людьми. Нужно понимать, чем и как живет человек, чем он дышит.

Свободная Европа: Если бы вы сами оказались во власти, с чего бы вы начали наводить порядок?

– Во власть должны прийти честные люди, с большим сердцем, которые бы думали только о стране, а не о своих карманах. Депутаты работают не ради 8000 леев, которые они получают в парламенте. Оглянитесь вокруг: все предприятия, всё стекается в их карманы. А с периферии во власть проходят только те, кто способен вымогать деньги. Они вымогают деньги по цепочке. Если сегодня не передал взятку, то завтра уже не руководишь. Они все работают за деньги.

– У нас очень сильная коррупция в судах. У меня в течение двух лет было два процесса. Они не хотят верно применять закон. Но неправы и граждане. Мы сами наделали ошибок. У нас укоренилась коррупция, хорошо бы избавиться от этого хотя бы.

Свободная Европа: Кто в этом может помочь?

– Может, народ подумает и проголосует за что-то новое, за перемены.

– Нам может помочь наша молодежь, которая уехала. Они знают, как работают за границей, видели честных людей. Там нет взяточничества.

Свободная Европа: Там это где?

– В Европе. Мы уже в преклонном возрасте, но, посмотрите, где наша молодежь. Власти депортировали нашу молодежь за границу на грязную работу…

– Расстаешься с родителями, с братьями и сестрами, чтобы поехать заработать денег на свое существование.

– Вот, стою здесь с парой килограммов чеснока и не могу его продать. На что нам жить? Очень тяжело.

Свободная Европа: Почему мы пришли к этой бедности?

– Потому что большинство депутатов напрасно сидят в парламенте.

Свободная Европа: Они попали туда благодаря вашим голосам.

– Многие не голосовали, за нас расписались другие. Всю неделю работаем в поле. Приходим на рынок и не можем ничего продать, чтобы купить себе килограмм помидоров или мяса.

Свободная Европа: Вы едва сдерживаете слезы...

– Да. Ведь так трудно жить. Дети вынуждены ездить работать в другие страны, вместо того, чтобы дома строить свое гнездышко. Сейчас не на что жить. В нашей Молдове невозможно построить жизнь.

Свободная Европа: Кто должен стать во главе страны и руководить Молдовой, чтобы ситуация изменилась к лучшему, чтобы вы больше не говорили со слезами на глазах о своих бедах?

– Во власть должен попасть человек из села, который умеет работать, а не те, кто там сидят и умеют только считать деньги. Тот, кто умеет зарабатывать деньги, кто умеет их ценить, использовать и тратить.

– Мы очень бедны, потому что много воров.

Свободная Европа: Может ли Молдова избавиться от бедности, коррупции, несправедливости?

– Когда мы примкнем к Румынии, тогда мы избавимся от воровства, так как их всех посадят.

Свободная Европа: Чего вы ждете от завтрашнего дня?

– Чтобы был президент, в руках которого была бы вся власть.

Свободная Европа: Тогда это будет диктатура, не так ли?

– Не диктатура. Президент должен поставить всех депутатов на место, чтобы все были под его началом, а не как того хочет Плахотнюк или все эти олигархи. Сейчас у нас не демократия, а воровство.

Свободная Европа: Вам хотелось бы жить при диктатуре или при демократии?

– При демократии, но не при диктатуре.

Свободная Европа: Предложите честных неподкупных людей, которые способны жить интересами государства, а не личными интересами. Почему вы не предлагаете таких людей?

– Но откуда нам их взять?

– Как нам их выдвинуть, если у нас нет власти? Вся власть в их руках.

Свободная Европа: Власть в руках народа.

– Власть в руках воров. Разве это справедливо? Это воровство, в полный рост.

Свободная Европа: Предложите варианты решения проблем.

– Всех нужно прогнать и продвинуть молодежь во власть.

Свободная Европа: Как их всех прогнать, если вы сами их выбрали?

– Разве они сами уступят кресла молодым?

– У нас должно быть меньше партий, и тогда люди решат кого, за что и как выбирать. А не так, как сейчас.

– У нас должны быть две партии, как в Америке. А сейчас у нас много мелких партий и всякие сумасшедшие.

– Каждый создает свою партию.

Свободная Европа: Зачем же каждый создает свою партию?

– Чтобы своим жилось хорошо.

Свободная Европа: Но они не все проходят в парламент.

– Сейчас партии финансируют. Зачем их еще финансировать? Они и так крадут, разве их еще нужно финансировать?

Свободная Европа: Молдова стоит на краю пропасти или еще есть возможность выкарабкаться?

– Если мы выберем себе таких же алчных, то у нас еще много буду красть.

Свободная Европа: А если выбрать тех, кто уже насытился?

– Ничего не изменится. Понемногу бедные, маленькие исчезнут и останутся одни богачи, которые будут воевать друг с другом.

Свободная Европа: Почему люди так несчастны и почему они не делятся своими радостями, а говорят только о проблемах?

– Потому что у них не бывает радостей, одни лишь огорчения. Нужно прогнать всех из парламента и посадить туда новых людей. Тогда будет порядок.

Свободная Европа: Что было хорошего, и что было плохого за 25 лет независимости?

– Наше население не информировано настолько хорошо, чтобы разбираться в этом. Люди не понимают даже элементарных вещей.

Свободная Европа: Существует столько источников информации, человек свободен думать, анализировать, принимать решения.

– Да. Но в последнее время мы убедились, что все телеканалы, как видно, принадлежат Плахотнюку.

– Когда подходят выборы, крестьян обводят вокруг пальца.

Город Теленешть, Молдова

Город Теленешть, Молдова

Свободная Европа: Почему же они это допускают? Сложно отличить правду ото лжи?

– Сейчас очень сложно. Нам нужно избрать президента. Кого нам выбрать? Плахотнюка, чтобы он задушил всех остальных? Потом привлечем к ответственности одного, а не всех? Может, когда всех посадят в тюрьму, мы призовем к ответу и его.

Свободная Европа: Почему в Молдове живут так тяжело и плохо? Почему все говорят о бедах и проблемах, но никто не говорит, что иногда в их жизни случаются и радости?

– У того, кто работает, есть все.

– А кто плохо живет? Люди привыкли, чтобы государство платило им социальные пособия. Мы разводим овец. Зовешь некоторых, а они не хотят работать. Платим по 2500 леев в месяц, кормим, поим, создаем все условия. Не хотят работать. Почему? „Государство дает нам пособие”.

Свободная Европа: Получается, они больше паразитируют, чем работают?

– Да.

Свободная Европа: Ситуацию можно изменить?

– Можно, но сначала нужно сменить верхушку власти.

– Рыба портится с головы. Нужно начинать сверху. Как можно быть у власти, если 90% населения против? Я не понимаю, как они спят, как просыпаются.

Свободная Европа: За 25 лет были взлеты и падения, а какой вы видите следующую четверть века?

– Пойдем ко дну. Скоро нам уже не подняться.

– Они хотят в Европейский союз, а придем к разбитому корыту.

Свободная Европа: Почему?

– Все дорожает. А им хоть бы что. Они ездят на джипах и им все равно.

Свободная Европа: Что бы вы сделали, если были бы во главе страны?

– Это тяжелый труд, и чтобы туда попасть, и всем угодить сложно. Но сделай хоть что-нибудь, помоги простым людям подняться, а потом уже обрати внимание и на себя, на свой карман, но не наполняй свои карманы, если они и так полны. Я работаю учительницей, и моя главная цель — воспитать людей, которые любят свой народ, свою страну. Лучше быть пахарем, который любит свою землю, чем депутатом, который ненавидит свой народ…

Свободная Европа: Я слышу от людей, что нам не достает воспитания, политической культуры.

– Конечно, не хватает. Знаете, почему? Они бессовестные. Обращаешься к кому-нибудь, а они уже приучены ко взяткам. Куда ни пойди, везде нужен конверт. А не дашь, даже не откроют двери.

– Те, кто украли деньги, вышли, чтобы заявить об этом публично? Посадили Филата. Но разве только Филат украл деньги?

– Приватизировали, у них свои телеканалы…

– Мы еще ездим, что-то видим, а что показывают в селах?

– Манипулируют народом с помощью информации. Народ что слышит, тому и верит. Наш молдавский народ очень доверчив и послушен.

Свободная Европа: Кто виноват больше: граждане, которые выбрали власть или политики?

– Большая вина лежит на политиках за то, что они нас обманывают.

Свободная Европа: Почему люди верят лжи? Кто достоин стать главой государства?

– Тот, у кого нет кумовьев. У нас кумовство — на первом месте. Но есть Майя Санду, есть Андрей Нэстасе.

Свободная Европа: Вы верите в будущее Молдовы? Кто построит это будущее?

– Верю. И считаю, что все начинается все-таки с нас.

– Мы сами должны построить будущее.

– Я уверена, в парламенте все еще есть люди, которые способны вывести страну из тупика. Я хотела бы, что и нас весь мир уважал.

Свободная Европа: Проблема внешнего курса Молдовы Восток или Запад — интересует граждан этой страны или не очень?

– Это имеет значение. Если мы интегрируемся в Европу, нас, думаю, вызволят из этого тупика. И с русскими нам не было плохо. Но теперь и Россия повернулись к нам спиной. Мы должны двигаться в Европу.

Свободная Европа: Вы гордитесь тем, что являетесь гражданином Молдовы?

– Я этим горжусь, но жить тяжело.

Свободная Европа: Чем именно вы гордитесь?

– Гордимся нашими детьми, нашей страной. Но не гордимся депутатами. Пусть они и из нашей страны, но они воры и лгуны.

– Кроме коррупции, воровства и бандитизма в Молдове я больше ничего не вижу. Все обманывают, живут ради выгоды, думают о своем кармане.

Свободная Европа: Завтрашний день будет не таким, как сегодняшний? Каким вы видите будущее Молдовы?

Рынок в Теленешть, Молдова

Рынок в Теленешть, Молдова

– Лучше не будет. Ничего хорошего мы не видим, потому что каждый тянет одеяло на себя.

– Лучшее мы видим в объединении с Румынией. Если к нам приедут два прокурора Национального антикоррупционного управления, то через месяц у нас будет порядок и в деле с миллиардом, и везде. Только бы к нам пришла румынская прокуратура.

– Люди совсем сбиты с толку, не знают за кого голосовать, и, наверное, никто не пойдет на выборы.

Свободная Европа: Но и это не хорошо.

– Никто не думает о простых крестьянах. Для тех, кто наверху, важнее всего как можно больше наворовать.

*

Не за горами президентские выборы — всенародное голосование назначено на 30 октября. Граждане стоят перед ответственным выбором. Это вызов и для молодого поколения, которое старается держаться подальше от политики. Артур Гурэу — консультант в области онлайн-коммуникаций. Увлекается информационными технологиями, запустил множество коммерческих интернет-проектов. С Артуром Гурэу Валентина Урсу обсуждает перспективы участия молодежи в политической жизни Молдовы.

Артур Гурэу

Артур Гурэу

Артур Гурэу: У молодого поколения много энергии. Но если сейчас во власть придет только молодежь, она многого не добьется, потому что, подобно тому, как в каком-нибудь учреждении важна институциональная память, также и во власти. Конечно, я бы хотел, чтобы политикой стало заниматься больше молодежи, так как я считаю, что молодежь может заниматься политикой, не вступая, например, в партии. Но это не значит, что нам не нужны знания тех, кто уже приобрел определенный опыт, у кого есть определенные навыки и могут уже не повторять тех ошибок, которые мы могли бы допустить.

Свободная Европа: Участие молодежи в политике — значит забота о карьере, о получении каких-нибудь выгод? Политика воспринимается в Молдове как средство обогащения.

Артур Гурэу: Я считаю, что в политику должны идти, в первую очередь, люди, которые обеспечили себя и свою семью. И только после того как все в порядке не только у тебя, но и у твоей семьи, можно подумать: „Чем я могу помочь своему селу или городу?”. Мне будет очень сложно поверить, что тот, у кого нет и трех рубашек или основных условий для жизни, очень сильно захочет помочь стране. Я скептически отношусь к подобным сценариям.

Свободная Европа: А чем должен заниматься политический класс в Молдове? Какие проблемы следует решать в первую очередь?

Артур Гурэу: Следует позаботиться о бедных и беззащитных, и не вставлять палки в колеса, не мешать тем, кто справляется самостоятельно. Потому что бизнес знает, что нужно делать. Никто не должен указывать, как вести бизнес.

Свободная Европа: Бизнес-среда в Молдове благоприятна?

Артур Гурэу: Вы прекрасно знаете, что нет.

Свободная Европа: Почему власти не заинтересованы в том, чтобы улучшить бизнес-климат?

Артур Гурэу: Потому что им пришлось бы уделить намного больше внимания долгосрочному планированию, а не одномоментным популистским решениям, которые обеспечили бы им, например, голоса на следующих выборах. У нас много политиков, у которых есть видение долгосрочного развития Молдовы. Но у них нет ничего кроме лозунгов и призывов, которые хорошо звучат по телевизору, а люди легко поддаются влиянию. Они влияют только на часть общества, в то время как другая часть делает осознанный выбор. Когда я смотрю на результаты опросов и вижу большое количество тех, у кого нет политических предпочтений, то это не говорит о том, что у них нет политической культуры. Эти люди не верят ни правым, ни левым. Они ждут того, кто предложит что-то конкретное, а не только слова.

Свободная Европа: Разочарование избирателей, граждан, обладающих правом голоса, достигло предела. Как вернуть доверие?

Артур Гурэу: Практическими решениями. Я — один из тех, кто считает, что до тех пор, пока в нашей стране побеждает коррупция, вернуть доверие будет невозможно, и люди продолжат уезжать.

Свободная Европа: Вы — молодое поколение избирателей. За что будет голосовать молодежь?

Артур Гурэу: Я бы за многих не стал голосовать. А за того, кто предложил бы что-то сильно отличное от существующего сегодня на нашей политической сцене, я бы отдал свой голос. Потому что, находясь в среде, которая очень быстро развивается в региональном и международном контексте, у нас не так много времени думать о том, что нужно делать. Нужно начать и быстро проводить эксперименты. Нужно много идей и нужны люди, которые бы не боялись проводить их в жизнь, потому что у нас в Молдове боятся, что „не получится, а что скажет тот-то, а может он обидится”. Не нужно думать, кто обидится или что скажет. Нужно просто что-то делать.

Свободная Европа: Все, кто стремятся получить мандат депутата, обычно говорят, что идут в парламент, чтобы бороться с коррупцией и взяточниками, чтобы обеспечить процветание и благополучие граждан, избавить Молдову от бедности.

Артур Гурэу: Все это лозунги. Когда говорят о борьбе с коррупцией, мне бы хотелось видеть предложения ведомств, которые борются с коррупцией.

Свободная Европа: А какие решения могли бы оказаться действенными для искоренения коррупции?

Артур Гурэу: Я не верю, что мы избавимся от взяток в несколько сотен леев, которые дают врачам или учителям и т.д. До тех пор, пока люди видят по телевизору, что в стране крадут очень много денег, а пальцем показывают всего на нескольких человек, как на козлов отпущения, в то время как остальные живут припеваючи, создается впечатление, что если у тебя есть связи, кумовья, родственники, друзья среди судей и т.д., то все будет «в порядке». Основная реформа должна быть проведена именно в области правосудия. Реформа юстиции должна пройти не только на бумаге. Она должна дать о себе знать в судах, ее должны почувствовать простые граждане, а судьи должны быть честными и отвечать за свои решения. К сожалению, в настоящее время это происходит не так, как должно быть.

Свободная Европа: На тебе майка с надписью: „Где миллиард?” Все задают этот вопрос и хотят получить ясный ответ кто обобрал это государство, и как же это удалось сделать? Вы считаете, что найдутся судьи, которые дадут ясный ответ на этот вопрос?

Артур Гурэу: Не знаю, если это должны быть судьи. Возможно, те, кто работают в банковской системе, обладают большими сведениями, но пока не решаются об этом говорить. Думаю, что в эпоху информационных технологий путь этих денег довольно просто отследить и выявить их местонахождение. Я считаю, что часть этих денег, не знаю, правда, в каких пропорциях, можно вернуть. С нашими политиками я не связываю никаких ожиданий по этому делу, так как до сих пор у них было много времени это сделать, но они ничего не сделали.

Свободная Европа: Насколько актуальна проблема отсутствия национального лидера в Молдове?

Артур Гурэу: Один лидер не сможет решить всех проблем. В этом отношении мы не должны строить иллюзий. Естественным будет появление новых людей на политической сцене, которые смогут придать уверенности другим людям, возможно, даже из диаспоры, представители которой могли бы приехать в Молдову и работать в какой-нибудь области. Молдова небольшая страна. Думаю, 30-50 человек могут сделать здесь очень много.

Свободная Европа: Ты мог бы назвать имена хотя бы десяти человек, которые внушают тебе доверие?

Артур Гурэу: Мне понадобится время, чтобы подумать. Доверие тоже очень сложно завоевать, но очень легко потерять. Поэтому я мог бы назвать людей, которые мне симпатичны, на которых я возлагаю надежды, но не могу сказать, что я полностью в них уверен. Я бы назвал молдавских предпринимателей, которые создают рабочие места, платят налоги. Я дал бы им возможность что-то сделать.

Свободная Европа: Они тоже должны хотеть заниматься политикой. Говорят, что политика стала бизнесом, но, оставив бизнес, очень сложно заниматься политикой.

Артур Гурэу: Думаю, у каждого человека в жизни наступает такой этап, когда, достигнув всего, он может подумать о том, что отдать обществу, в котором он вырос и заработал свое имущество. В Соединенных Штатах это происходит, к примеру, в форме пожертвований. Если у нас, в Молдове предприниматели не доверяют политикам в правильном и честном распределении пожертвованных денег, они могли бы сами сделать шаг вперед и сказать: „Я сам покажу вам, как нужно решать вопросы”. Кроме предпринимателей, в Молдове есть профессионалы, есть люди из области здравоохранения, информационных технологий, финансовой сферы.

Свободная Европа: Многие граждане задаются вопросом: быть или не быть Республике Молдова как государству? Спустя четверть века после обретения независимости, после развала СССР, у Молдовы есть будущее?

Артур Гурэу: Конечно же, у нее есть будущее, однако это будущее может быть очень хорошим, а может быть и не таким хорошим. У нас есть для этого все предпосылки.

Свободная Европа: В каком случае оно может быть хорошим, и в каком – не таким хорошим?

Артур Гурэу: Мы не должны возлагать все наши надежды на политиков, как и на то, что придут европейцы или американцы, и наведут порядок в наших домах. Учитывая, как мы ходим по улице, как выбрасываем мусор, как платим зарплаты или налоги, это займет много времени. Мы не удивляемся нашим политикам, которые являются точным отражением нашего общества.

Позитивное и корректное отношение друг к другу понемногу станет первым шагом в сторону перемен.

Поэтому мы должны, в первую очередь, изменить отношение друг к другу, должны больше улыбаться на улице, когда оказываем услуги. Если у кого-то выдалось плохое утро, оно не должно быть плохим для 50 или 60 человек, с которыми мы общаемся. Позитивное и корректное отношение друг к другу понемногу станет первым шагом в сторону перемен.

*

Священник Павел Боршевски — настоятель церкви Святого Дмитрия в Кишиневе — говорит, что единственная политика, которая его занимает —духовного характера, но не без интереса он следит и за мирскими делами.

Настоятель храма Святого Дмитрия в Кишиневе Павел Боршевски

Настоятель храма Святого Дмитрия в Кишиневе Павел Боршевски

Свободная Европа: Кто, по вашему мнению, больше согрешил: граждане или политики, и в результате государство не получило того будущего, о котором мечтали в 1991-м году?

Павел Боршевски: Ясное дело, что граждане. Однако они не грешили, а продолжали следовать принципам комсомольского, партийного воспитания. Мы до сих пор голосуем в соответствии с этими принципами. Мы до сих пор пребываем в рабстве, еще не освободились от оков. Вспомните о народе, избранном Богом. Моисей 40 лет водил его по пустыне, но не по прямой, а по кривой траектории, точно так и мы. И это время, которое называется покаянием. А теперь скажите мне, пожалуйста: после того как революция уничтожила, убила лучших людей в обществе… Кто это сделал? Чужие люди, но нашими руками. Сколько лет понадобилось, чтобы мы очнулись?

Этих 25 лет оказалось мало, мы не сделали того, что должны были. Мы не освободились из рабства, мы бежим из страны.

Я не говорю: очнулись как румыны или украинцы, но как люди, потому что Господь направил наши глаза в небо, а не в землю, а мы 72 года прожили в рабстве. Поэтому я и говорю, что этих 25 лет было мало, и мы не сделали того, что должны были. Мы еще не освободились из рабства, мы бежим из страны.

Свободная Европа: С чего начинается выход из рабства?

Павел Боршевски: Выход из рабства начинается там, где ты чувствуешь свое отечество, от слова „pater” — отец, где понимаешь, что если ты здесь родился, здесь могилы твоих родителей, то здесь твоя родина. И если хотите называть язык молдавским… ведь, в итоге, это тот же румынский, но правду нужно говорить, называть вещи своими именами. А когда выходит огромный парень, как Мариан Лупу, и утверждает, что он говорит на родном языке, то я готов лопнуть от смеха, потому что он председатель партии и столько лет заседает в парламенте, представляя закон. Для меня он, на самом деле, просто большой лжец, вместе со всеми, кто говорит на „родном” языке. Потому что, даже называясь молдавским, это румынский язык.

Свободная Европа: За 25 лет независимости церковь переплелась с политикой, политика проникла в церковь. Почему вы оставили двери открытыми?

Павел Боршевски: Если честно, то и я понемногу начал заражаться этой болезнью. Однако все это действительно чуждо церкви. У политики, в самом деле, нет ничего общего с церковью, потому что Христос Спаситель называл политиков так, как и следовало: Ирода, например, он называет „лисом”, подчеркивая его коварство. Потому что, действительно, не обижайтесь, дорогие политики, но ваши методы коварны. Я уже говорил о том, как мы называем наш язык. Мне стыдно за вас, что вы не можете называть вещи своими именами… Когда же вы это сделаете?! Ведь мы живем сегодня. Даст Бог, завтра сможем умереть, потому что в нашем мире умереть еще нужно суметь. Мы должны умереть независимыми — хотя бы от греха.

Свободная Европа: Церковнослужители рады, когда политики становятся ктиторами приходов, когда они посещают богослужения.

Павел Боршевски: Нужно помнить один момент: мы все прихожане или христиане, если мы еще ими являемся, и непременно свободны совершать добрые дела. Но и политик, и предприниматель, и председатель партии, и священник должны знать, что, когда ты совершаешь доброе дело, его не нужно присваивать себе или ставить себя в церкви на место Бога. Кто делает добро, делает его для себя. Говорю, как слуга недостойный: сделал то, что должен был сделать, а они хотят поставить себя на место Господа. Так некрасиво.

Когда я вижу политика, который хочет подняться на амвон… Стой, братец, на своем месте, потому что я, как священник, призван служить людям, но призван это делать с Божьего благословения. Я должен знать, когда вовремя отходить в сторону, чтобы не мешать людям общаться с Богом. А некоторые политики ставят себя на место Бога и еще предъявляют претензии: „Я ведь столько всего сделал…” Но ведь ты бы ничего не смог сделать, если бы Господь не дал тебе этой возможности.

Свободная Европа: Опросы общественного мнения показывают, что люди потеряли доверие к государственным институтам, люди в отчаянии. К чему это может привести?

Павел Боршевски: В действительности, уже привело. Люди сбиты с толку, не знают, кто они, молодежь стремится уехать из страны. Мне жаль одной единственной вещи: как могу, обеими руками, сердцем и душой, я стараюсь удержать молодежь дома. Мы не выдержим в постоянной погоне за деньгами, даже имея возможность их зарабатывать.

Так называемые политики не понимают, что без молодежи, без народа они — ничто.

Так называемые политики – я называю их „так называемыми”, потому что они даже политикой не умеют заниматься – не только этого им не дают, но и не понимают, что без молодежи и без народа они ничто. На этой неделе у меня были две семьи, которые уехали из страны.

Свободная Европа: Пропасть между очень богатыми и теми, кто становятся все беднее, растет.

Павел Боршевски: Да, это огромная пропасть.

Свободная Европа: Отсюда и то недоверие в молдавском обществе, о котором я уже говорила. Сколько богатств нужно тем, кто стоит наверху?

Павел Боршевски: Это главный источник боли в наших душах.

Свободная Европа: Что в умах тех, кто, в погоне за богатствами, за имуществом, не замечают мира вокруг себя?

Павел Боршевски: Христос называет денежного бога Мамоном. Так его называли и в Вавилоне. Мамон — это божество. Когда мы крестим ребенка, мы дуем над его сердцем, источником чувств, и говорим три раза: „Прогони от него все коварное и нечистый дух, который прячется и гнездится в его сердце”. И начинаем перечислять коварные духи: дух соблазна, алчности, поклонения идолам и всему нечистому. Все это духи сатаны. Поэтому алчный человек тот, у которого есть много денег, и которые ему, в конечном счете, не нужны, потому что никто из нас не должен скрещивать руки на груди, не успев что-то раздать.

Свободная Европа: Среди тех, кто богат, у кого огромное имущество, есть и церковнослужители. Поэтому люди считают, что даже среди священников нет примера для подражания, и среди политиков их нет.

Павел Боршевски: Те, кто осмеливаются служить в церкви Мамону — денежному богу — вместо Христа, не являются священнослужителями. Не обманывайтесь, говорит апостол Павел. Ни алчные, жадные люди, ни ростовщики, ни убийцы, ни распутники не унаследуют Царства небесного. Список намного больше, я назвал лишь некоторых. Они не унаследуют Царства небесного. Теперь, скажите мне, пожалуйста, что человек даст своей душе, если он накапливает, а душу свою теряет? Ничего. А ничего — это дырка в самом большом бублике.

Свободная Европа: Чем, как гражданин Молдовы, гордится отец Павел Боршевски, настоятель церкви Святого Дмитрия в Кишиневе?

Павел Боршевски: Я горжусь народом с очень добрым сердцем, народом, которому я прослужил 32 года. Я получаю особое удовлетворение оттого, что действительно делаю все от всего сердца, от всей души там, куда меня направил Господь, в моем приходе. Пожалуйста, приходите и посмотрите, как я служу родине и моему народу. Я горд, так, как и те, кому я служу, отвечают той же монетой.

Свободная Европа: Молдавское общество по-прежнему расколото, идет ли речь о внешнеполитическом векторе или о принадлежности к той или иной партии. Граждане с трудом объединяются вокруг какой-нибудь идеи. Этот раскол связан и с тем, что расколота и сама церковь. Почему вы не настояли на идее автокефальной церкви в Молдове?

Павел Боршевски: В символе веры мы называем церковь святой, соборной и апостольской. Поэтому, если мы хотим ее расколоть, Апостол Павел дал нам этот урок и сказал, что для Христа нет ни эллинов, ни иудеев, ни варваров, но все во Христе. Поверьте мне, в Молдове, на самом деле, одна церковь.

Свободная Европа: У нас две митрополии.

Павел Боршевски: Хочу вам сказать, что там есть множество священников, которых я приветствую, с которыми мы вместе служим, и между нами ничего нет. Потому что все зависит от человеческого фактора.

Свободная Европа: Но каждое воскресенье вы призываете своих прихожан молиться за здравие российского патриарха.

Павел Боршевски: В том, что касается церковного диптиха или почитания патриархов, знайте, что, к примеру, патриарх Даниел во время святых служб обязательно упоминает и патриарха Кирилла, потому что иначе он был бы вне церкви, а также других патриархов местной церкви, как делает и Кирилл каждое воскресенье, обязательно упоминая и патриарха Даниела. На этом уровне, на уровне церкви, мы являемся единым целым, потому что и одеяние Христа было одним, потому что Христос молится своему Отцу, чтобы церковь была одной, так как на пятидесятый день Святой Дух сошел в одном месте, а не отдельно на румынский народ, на русский народ или на других. Это смешение — снова политика, и здесь снова дает о себе знать рабское мышление. Я никогда не был в плену, я был свободен перед лицом Господа, я был свидетелем веры. Я свидетельствовал о своей вере еще в школе, носил крестик, который с меня сорвали. Сегодня педагоги, которые меня учили, и срывали с меня крестик, приходят в церковь Святого Дмитрия, так как село Бачой находится рядом. И говорят: „Батюшка, мы тебе верим”. Я был свободен, так меня научила мама. Я не лгал, всегда говорил правду. Правда делает тебя свободным.

Свободная Европа: Насколько дорога свобода?

Павел Боршевски: Свобода дорога, когда она у тебя есть. А если хочешь купить ее в магазине или ждешь, чтобы ее тебе кто-нибудь дал… Все это бесстыжая ложь. Свобода — у тебя дома, у твоих братьев, в твоем доме.

Свободная Европа: Мы говорили о том, какими были эти 25 лет для Молдовы и ее граждан. Но какими должны быть следующие 25 лет? Каким вы видите завтрашний день?

Павел Боршевски: Завтрашний день должен быть не хуже, чем сегодняшний. Потому что, когда ты говоришь кому-то, что будешь хорошим завтра, ты лжешь. Время, будь прошлое или настоящее, может нести пользу, если ты наполнил его добром и делом… Если мы сегодня заполним этот день чем-нибудь, чтобы просто провести время… Наполняйте его, пожалуйста, любовью, служением ближнему, любовью к тем, кому хуже, чем нам, наполняйте любовью к родителям, хорошими делами, которые должны что-то строить.

Хорош тот, кто что-то строит, кто что-то после себя оставляет.

Если мы ничего не построили за эти 25 лет… Хорош тот, кто что-то строит, кто что-то после себя оставляет.

Свободная Европа: Неужели мы так ничего и не построили?

Павел Боршевски: Мы имеем то, что построили. Если мы пришли сегодня к хаосу… Посмотрите, что творится в наших душах. Я не говорю о домах, о строениях, которые мы воздвигли, об улицах, которые мы разрыли и так и не привели в порядок. Я говорю о людях, так как общество сегодня очень расколото.

Свободная Европа: Чем вы объясняете пустоту в душах людей?

Павел Боршевски: Для меня никогда не будет пусто в душе, когда рядом со мной будет мой ближний. Потому что тот, кто не любит своего ближнего, не способен любить Бога. Мне на самом деле нравятся люди. Когда я встречаю какого-нибудь человека, мне нравится Бог в этом человеке.

Свободная Европа: А за что вы голосуете на выборах?

Павел Боршевски: Я всегда хожу на выборы и всех призываю это делать. Молюсь Богу, ставлю свечку. Кроме того, обязательно провожу службу, литургию, потому что голосование проходит в воскресенье. Выборы должны проходить все-таки в другой день. Сначала иду на литургию, призываю всех, а после — иду и голосую, как и все люди. Но молю Бога: „Боже, дай им разума, дай им способностей”. Но если они не хотят слушать, то пусть пеняют на себя, потому что тот, кто произносит имя Господа всуе или лжет, на того падает проклятие его деяния, так как Господь не проклинает. Человек проклинает себя сам своими делами, последствия которых дают о себе знать. А потом они хотят, чтобы их пожалели, но их не будет жалко.

Свободная Европа: Вы жалели о своем голосе, который отдавали на протяжении этих 25 лет?

Павел Боршевски: Нет, не жалел, так как я голосовал не за то, чтобы сделать кого-то начальником, шефом, а за того, кого я хотел видеть слугой государства, каким я сам являюсь в церкви.

Свобода — это возможность работать в своей стране, у себя дома.

Не знаю, почему я пока что не встретил таких людей. Пожалуйста, найдите их где-нибудь! Где тот, кто на самом деле хочет служить этой стране?! Потому что нет ничего хуже, чем использовать тех бедняг, которые ждут от нас хотя бы свободы. А свобода — это возможность работать в своей стране, у себя дома.

XS
SM
MD
LG