Linkuri accesibilitate

Похоже, мечта евроскептиков и кошмар сторонников ЕС становится реальностью – Великобритания действительно собирается выходить из Европейского Союза. Шокировавшие всех результаты референдума 23 июня настолько потрясли островитян, что в Интернете стихийно начался сбор подписей под петицией британскому Кабинету с призывом провести повторный плебисцит. Было собрано небывалое количество – 4,1 млн. подписей. Но 10 июля правительство сказало: «Нового референдума не будет, надо готовиться к выходу из ЕС».

Несколькими днями ранее один из главных лоббистов Brexit Найджел Фарадж, председатель Партии независимости Соединенного Королевства, заявил о своей отставке, дав пояснение публике в духе «мавр сделал свое дело – мавр может уходить». На утро пятницы, после оглашения итогов референдума, он сказал, что «ЕС терпит крах, ЕС умирает», пишет американский журнал Time. «Это победа над крупным бизнесом, над большой политикой», - добавил Фарадж.

Цитируемое издание подчеркивает, что 52% голосов за выход Британии из Евросоюза – это «ясный сигнал о том, что люди хотят вернуть контроль». «Они хотят, чтобы ими правили британские лидеры; они хотят соблюдать британские интересы и контролировать британские границы, - поясняет журнал Time. – Они слушали жуткие предсказания проевропейских британских политиков, европейских политиков, экономистов, банкиров, ученых, зануд из мозговых центров, кинозвезд, атлетов, представителей духовенства, Барака Обаму и Дональда Трампа. И совершенно ясно, что большинство британских избирателей не доверяют никому из них».

Между тем, другой «мавр», инициатор референдума Дэвид Кэмерон, в сентябре покинет свой пост. Тогда же, по всей видимости, новым премьером Великобритании и лидером Консервативной партии станет Тереза Мэй, первая после Маргарет Тэтчер женщина на этом посту. Но всё бы ничего, если бы дело ограничилось только партийными делами. Днем 24 июня заместитель первого министра Северной Ирландии Мартин Макгиннесс призвал провести референдум о воссоединении Ирландии, сообщает газета Independent. Здесь надо пояснить, что Ольстер проголосовал за сохранение в ЕС, причем традиционные «сепаратисты» в лице партии католиков «Шинн Фейн» предпочли европейский путь, в то время как протестантские Демократические юнионисты шли в ногу с антиевропейской Англией.

В свою очередь, глава правительства Шотландии Никола Стэрджен заявила о необходимости проведения нового референдума о независимости. Это, кстати, еще один парадокс: пойти по сути сепаратизма, чтобы в итоге сохранить единство (европейское). Между прочим, в 2014 году носители килтов не скрывали, что в случае успешного выхода из состава Британии они непременно останутся в составе Евросоюза. Но тогда Брюссель не оценил их благородного порыва и пригрозил всяческими карами небесными и казнями египетскими – в итоге на референдуме победили сторонники сохранения единой Британии.

Однако сегодня самое удивительное – реакция европейских боссов. Я был абсолютно убежден, что Германия, Франция и европейская бюрократия бросятся умолять Кэмерона не торопиться и попытаться спасти европейское единство. Но не тут-то было: премьер-министр председательствующих Нидерландов, глава Еврокомиссии и спикер Европарламента уже 24 июня провели срочное совещание и обнародовали итоговое коммюнике. «Свободным и демократическим волеизъявлением британский народ выразил свое желание выйти из Европейского Союза. Мы сожалеем об этом решении, но уважаем его. Эта ситуация беспрецедентна, но мы едины в своем ответе [на этот вызов], - говорится в тексте. – Теперь мы ожидаем от Британского правительства скорейшей реализации решения, принятого британским народом, каким бы тяжелым ни был этот процесс. Любое затягивание может неоправданно затянуть период неопределенности». В документе также дается отсылка к Статье 50 Лиссабонского договора, которая описывает процедуру выхода из Евросоюза.

Об этом Договоре пишет британская газета Independent. В начале публикации не без иронии отмечается: «Когда страны-члены Европейского Союза разработали и утвердили Лиссабонский договор в 2007 году, никто из них не думал, что кто-либо когда-либо захочет выйти [из ЕС] – это было за пару лет до кризиса еврозоны, и блок всё еще сиял после эпохального расширения на Восток». По словам Криса Бикертона, преподавателя Кембриджского университета, ныне печально известная Статья 50 разрабатывалась с убежденностью в том, что ее никогда не применят, поэтому она получилась достаточно расплывчатой.

Фактически в Статье 50 говорится о том, что правительство уходящей страны должно уведомить ЕС о своем намерении и вступить в переговоры со всеми странами-членами относительно условий выхода. Любопытно, что этот период длится два года и за это время «ушелец» не имеет права участвовать в процессе принятия решений в Брюсселе. Но загвоздка в том, что в документе не указано, когда именно «запускать» Статью 50 после референдума.

Однако первые лица европейских стран не оставили никаких сомнений: «запускать» надо уже вчера. Как сообщает BBC, в конце июня Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Маттео Ренци по итогам консультаций в Берлине сделали безапелляционное заявление: никаких неформальных и даже формальных переговоров с Лондоном, пока он не задействует Статью 50 Лиссабонского договора. Париж и Рим при этом уточнили, что процесс выхода Британии из Евросоюза должен пройти как можно скорее. Вот так – а мы поем про United, Not Divided.

Продолжение следует…

XS
SM
MD
LG