Linkuri accesibilitate

Еуджен Карпов: „Посылы Рогозина адресованы всем, кто причастен к региональным процессам”


Еуджен Карпов

Еуджен Карпов

О значении визита российского вице-премьера в Кишинев и Тирасполь.

Свободная Европа: Г-н Карпов, поскольку вы достаточно хорошо владеете приднестровской проблематикой, поговорим о визите в Кишинев и Тирасполь российского вице-премьера Дмитрия Рогозина. Его посылы правому и левому берегам Днестра – идентичны?

Еуджен Карпов: Нет, не идентичны. Это г-н Рогозин доказывает не один год. И интересы, которыми обусловлены его визиты в Кишинев и Тирасполь, тоже отличаются. Рогозин – давно известный российский политический персонаж. Он проявил себя и книгой об участии в войне на Днестре на стороне приднестровцев и сепаратистов. Затем последовало его эпатажное присутствие в Брюсселе в качестве посла Российской Федерации при НАТО, когда он пытался блокировать любое сотрудничество.

После этого последовало весьма спорное для Республики Молдова назначение г-на Рогозина спецпредставителем российского президента по Приднестровью. Этот факт противоречит элементарным нормам международного права и может расцениваться как вмешательство во внутренние дела Республики Молдова, поскольку такой должности нигде не существует, и эта должность ни в какой форме не вписывается в сложившиеся на сегодня переговорные форматы по приднестровскому урегулированию.

Свободная Европа: Однако в молдавско-российском сотрудничестве ему отведена определенная роль, которую он играет, в том числе по правительственной линии, а также в приднестровском урегулировании…

Еуджен Карпов: Да, ему отведена конкретная роль. И у меня складывается впечатление, что назначение г-на Рогозина, в том числе, председателем от России молдавско-российской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, не случайно. Он на самом деле занимается больше военно-промышленным комплексом России и меньше торгово-экономическими вопросами. Но в случае Республики Молдова эта функция нужна была для того, чтобы официальный Кишинев не мог отказываться от встреч с этим скандальным политиком. Если посмотреть внимательно, нельзя не заметить, что в наших торгово-экономических отношениях ничего хорошего не происходит, напротив, по основным направлениям все связи разорваны.

Свободная Европа: Рогозин заявил, что российская Федерация могла бы снять эмбарго на молдавские вина, если Кишинев согласится сделать определенные „малые шаги” в приднестровском урегулировании, которых добивается Тирасполь с подачи Москвы.

Еуджен Карпов: Подобные заявления можно рассматривать и как предварительные условия, потому что торговые отношения и эмбарго на вина не имеют ничего общего с переговорами в формате 5+2. С другой стороны, экономические агенты левобережья Днестра пользуются возможностью экспорта в Российскую Федерацию. Москва и Рогозин к этому очень даже причастны, Россия стимулирует и предприятия Гагаузии на преференциальные отношения, тем самым продвигая политику двойных стандартов, которые она часто применяет по отношению к государствам, которые считает недружественными.

Дмитрий Рогозин является представителем Российской Федерации, который имеет карт-бланш от президента Путина на формулировку меседжей. Но между посылами Кишиневу и Тирасполю лично я всегда видел большое отличие. В Кишиневе посылы преподносятся в „дипломатической обертке” для того, чтобы не раздражать молдавские власти во время встреч, заявлениями на пресс-конференциях, а в Тирасполе г-н Рогозин позволяет себе называть вещи своими именами. Он известен своими скандальными высказываниями. Например, он как-то пригрозил „в следующий раз прилететь на бомбардировщике”, а сейчас вот говорит, что „танкам визы не нужны”, что российским миротворцам „быть здесь достаточно долго” и что это результат враждебных действий со стороны Кишинева. Несмотря на то, что я не видел никаких враждебных действий ни в адрес Приднестровья, ни в адрес других игроков вокруг Республики Молдова.

Свободная Европа: При этом он говорит о снятии напряженности, давая понять, что эта напряженность вызвана действиями Кишинева и Киева в отношении Тирасполя, Приднестровья…

Еуджен Карпов: Кишинев и Киев не предприняли никаких действий против Приднестровья. Подобные заявления – часть пропаганды, которую используют как Тирасполь, так и Москва против, прежде всего, Киева в сложившейся ситуации, но и против Кишинева. И сегодня г-н Рогозин сказал, что реальная угроза может исходить от Украины и в этом контексте украинцы могут втянуть Молдову, молдавских военнослужащих в конфликт на Днестре. Совершенно нелепые заявления, по моему мнению, но, думаю, для тираспольской пропаганды такие сценарии необходимы.

Свободная Европа: Но эти меседжи адресованы Молдове и Украине, или Западу в целом?

Еуджен Карпов: Я считаю, что меседжи Рогозина адресованы всем, кто причастен к региональным процессам. Речь в первую очередь о Тирасполе и Кишиневе, затем следуют Киев, Бухарест, Брюссель и т.д. Рогозин известен своей ролью – выступать с провокационными заявлениями, но делать это так, чтобы партнеры не смогли отреагировать должным образом, поскольку это сделано либо в шутку, либо в Твиттере, а не официально, дипломатическим путем.

Свободная Европа: Г-н Рогозин сказал также, что по мере восстановления отношений между Кишиневом и Москвой Россия вновь поднимет вопрос об открытии генерального консульства в Тирасполе. Это возможно, как вы считаете?

Еуджен Карпов: Открытие консульств в регионах – нормальная международная практика. И в Республике Молдова существуют такие консульства. Но этот вопрос уже оброс изрядной бородой, а России не удалось открыть свое консульство в Тирасполе по абсолютно ясным мотивам, если придерживаться международных правил. Открыть консульства возможно только во взаимодействии с властями страны размещения. Страна размещения имеет определенные обязательства в этом смысле: обеспечить этим консульствам безопасность, иммунитет, защиту, диппочту. И поскольку Республика Молдова не контролирует приднестровский регион на данный момент, такое соглашение об открытии консульства невозможно. Эту свою позицию Кишинев уже излагал раньше и вряд ли изменит ее в сложившейся ситуации.

Свободная Европа: Участники переговорного формата 5+2 заявляют о намерении попытаться до конца года найти решение приднестровского конфликта, в том числе с помощью „малых шагов”, которые многие аналитики воспринимают как уступки со стороны Кишинева. Интересно узнать ваше мнение на этот счет: являются ли эти „малые шаги” – признание приднестровских дипломов, регистрационных номеров автомобилей, восстановление телефонной связи –уступками со стороны Кишинева? И действительно ли вы верите, что удастся найти ключ к приднестровскому урегулированию?

Еуджен Карпов: Не думаю, что вторая половина 2016 года самый подходящий период для нахождения принципиальных решений по этому конфликту. Мне лично очень хочется, чтобы такие решения были найдены, и чтобы они отвечали интересам граждан Республики Молдова и нормам международного права. Но не верю в это и вот почему. Практически, Приднестровье уже вступило в лихорадочный период предвыборных гонок. Разумеется, от так называемой администрации Приднестровья нельзя ждать никаких конструктивных, рациональных, гибких позиций для нахождения решений конфликта.

Сейчас они зациклены на избирательных лозунгах и программах, которые в Тирасполе всегда строились вокруг одних и тех же позиций: Республика Молдова – потенциальный враг, Кишинев пытается насильно вернуть Приднестровье вопреки желанию местного населения, единственный союзник Приднестровья – Россия. И в разгар этой пропаганды вряд ли можно рассчитывать на какую-то гибкость. В этот период Кишиневу следует проявить максимальную осторожность, а международным партнерам постараться не перегнуть палку в вопросах, по которым отсутствует политическая воля с обеих сторон. А в моем понимании, именно регистрационные номера автомобилей, уголовные дела и другие вопросы сейчас можно рассматривать как перегибание палки со стороны международных партнеров. Для Кишинева поддаться на это давление было бы ошибкой.

Свободная Европа: Но Германия за период своего мандата в качестве председателя ОБСЕ захочет добиться успеха, пусть и незначительного, но уж с провалом она вряд ли согласится…

Еуджен Карпов: Очевидно, что Германия, как и любая другая страна, исполняющая мандат председателя ОБСЕ, хочет добиться каких-то результатов. Но я уверен, что в Германии политики здравомыслящие и понимают, какие процессы происходят сейчас на самом деле в Республике Молдова. И с этой точки зрения опасно стремиться к прогрессу любой ценой, потому что любые ошибки исправить будет очень трудно.

Свободная Европа: Но почему Кишинев не должен уступить, когда речь идет об этих трех малых шагах? Имею в виду признание дипломов об образовании, регистрационных номеров автомобилей и проблему телефонии…

Еуджен Карпов: Это разные вопросы и уровень гибкости также разный. В случае регистрационных номеров я не вижу, каким образом Кишинев мог бы признать эти номерные знаки с символикой сепаратистского региона частью регистрационной системы Республики Молдова. Не думаю, что это возможно. Другой вопрос – телефония. Телефонная связь всегда была и есть крайне необходима для общения двух берегов Днестра. К этому вопросу следует отнестись, скорее, с экономической, нежели политической точки зрения, соблюдая лишь условия законодательства Республики Молдова, а также международные требования, потому что в международном плане все частоты, используемые сегодня в Приднестровье: частоты фиксированной и мобильной связи, телевидение и так далее – принадлежат Молдове согласно международным договорам и конвенциям.

С этой точки зрения приднестровцам следует понять, что они входят в систему, управляемую Республикой Молдова, и являются частью этой системы. И третьим вопросом вы назвали дипломы об образовании. Конечно же, здесь я бы проявил максимальную открытость, потому что дети не должны страдать из-за каких-то политических амбиций. Насколько мне известно, апостилирование дипломов об образовании – это только признание того, что такие учебные заведения существуют, но это не признание качества, мы не гарантируем качество учебного процесса в этих заведениях. Поэтому и впредь иностранным государствам решать, смогут ли дети с этими дипломами продолжать учебу за пределами страны или нет.

Свободная Европа: И в завершение нашей беседы одно небольшое уточнение. Г-н Рогозин дал понять, что готовится дорожная карта по восстановлению торгово-экономических отношений между Республикой Молдова и Российской Федерацией. Кто готовит эту дорожную карту?

Еуджен Карпов: Если говорить о торгово-экономических отношениях, разумеется, карту готовят министерства и ведомства торгово-экономического блока: министерство экономики, министерство сельского хозяйства, агентства, подтверждающие качество и стандарты экспортируемых товаров. Я не думаю, что здесь нужна дорожная карта, в данной ситуации.

Здесь все ясно, Республика Молдова уже стала полноправной стороной системы ассоциации с Европейским Союзом. У нас свободная торговля с Европейским Союзом. Европейский союз следит, чтобы мы соблюдали все качественные параметры экспортируемых товаров.

Что касается отношений с Российской Федерацией, я склонен считать, что подобная дорожная карта является лишь новым способом затягивания со снятием всех эмбарго и блокад, которые Российская Федерация необоснованно ввела в отношении Молдовы. Почему? Потому что Приднестровье и Гагаузия имеют право экспортировать продукцию в Российскую Федерацию. О какой дорожной карте мы говорим?

XS
SM
MD
LG