Linkuri accesibilitate

Аннели Уте Габани: „Это лишний шаг к признанию Приднестровья”


Немецкий политолог о перспективах приднестровского урегулирования в период председательства Германии в ОБСЕ.

Мандат председателя ОБСЕ сейчас исполняет Германия, и в своих заявлениях ее министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер говорил о необходимости найти решение замороженных конфликтов в регионе. Его специальный представитель по приднестровскому урегулированию Корд Майер-Клодт заявил Свободной Европе, что последние события в процессе приднестровского урегулирования обнадеживающие. Валентна Урсу обсудила с берлинским политологом Аннели Уте Габани возобновление переговоров после двухлетнего перерыва и шансы, наметившиеся в этом процессе сегодня, когда мандат председателя ОБСЕ исполняет Германия.

Свободная Европа: Спецпредставитель ОБСЕ по приднестровскому урегулированию посетил Республику Молдова, побывал в Кишиневе и Тирасполе, и пришел к выводу, что наметившиеся тенденции в переговорном процессе положительные. Вы как считаете – в рамках этого формата „5+2” идут серьезные переговоры?

Аннели Уте Габани: Из интервью, которые он дал журналистам, в том числе вам, Валентина, можно сделать вывод, что германская сторона заинтересована в прямых переговорах между Кишиневом и Тирасполем, и что само подписание протокола уже стало успехом. Иными словами, сейчас акцент делают больше на протоколе, чем на самом процессе переговоров. Во-вторых, можно понять, что и германская сторона осознала один факт, а именно: легких договоренностей нет и быть не может. И поэтому считает крайне важным и необходимым сделать конкретные шаги в сторону урегулирования ряда проблем, которые подлежат двустороннему обсуждению между Кишиневом и Тирасполем. И эти проблемы – регистрационные автомобильные номера, признание дипломов и другие…

Свободная Европа: … это и проблемы телефонной связи, потому что действительно трудно позвонить из Кишинева в Тирасполь, из Тирасполя в Кишинев. Но эксперты говорят, что, если Кишинев пойдет на это, он тем самым сделает шаг в сторону признания так называемой независимости Приднестровья, мол Кишинев делает чрезмерные уступки Тирасполю, которого поддерживает Москва…

Аннели Уте Габани: Я тоже считаю это лишним шагом в пользу признания приднестровской государственности, что, по моему мнению, и преследует тираспольский режим и это в интересах Москвы. Во-вторых, как подчеркнул и Юрие Лянкэ в одном из своих интервью, экономически это не выгодно для Республики Молдова, так как, соответственно, стоимость регистрации автомобилей в Приднестровье ниже по сравнению с правобережной Молдовой и это может побудить владельцев автомобилей регистрировать их на левом берегу Днестра. Лично я вижу другой аспект и спрашиваю себя – а заодно и Запад, который непрестанно говорит о таких ценностях, как демократия и права человека; так вот, я спрашиваю себя, почему жители территории, которые принимают и поддерживают недемократический режим, голосуют за независимость и суверенитет этой территории, выступают за сохранение оккупационных российских войск на этой территории – почему она должны пользоваться всеми преимуществами, которыми пользуется демократическое общество, пусть и с некоторыми менее благоприятными пунктами в своем послужном списке, каковым является молдавское общество, которое выбрало европейский курс развития? Почему таким территориям дают такие же экономические преимущества, возможности ездить и учиться на Западе и т.д.? Это контрпродуктивно, ведь такой подход снижает внутреннее давление, которое существует при недемократическом режиме, потому что они пользуются, по сути, преимуществами обеих систем.

Аннели Уте Габани

Аннели Уте Габани

Свободная Европа: В последнее время много говорят о том, что все происходящее в процессе приднестровского урегулирования ведет к федерализации Республики Молдова. Официальный Кишинев неоднократно отвергал эту модель разрешения приднестровского кризиса. С другой стороны, в кулуарах говорят о том, что именно эта модель самая благоприятная для Молдовы. Как вы считаете, может дело дойти до федерализации Республики Молдова – эту идею Российская Федерация вынашивала много лет назад?

Аннели Уте Габани: Если не давать определение этому термину и принимать его таким, каким он выглядит на поверхности, идея может показаться безобидной, особенно для Германии, которая, как известно, является федеральной страной и расхваливает эту модель – федеративную; поэтому она может разделить и, кстати, уже разделила эту точку зрения, которая давно уже является точкой зрения России. Но только следовало бы вспомнить более точное определение той федерации, которую подразумевает Москва в плане Козака.

Свободная Европа: Вот именно.

Аннели Уте Габани: Это федерализация, которая ...

Свободная Европа: …ослабляет власть Кишинева.

Аннели Уте Габани: Так и есть. Иными словами, признает за Приднестровьем право вето и право на отделение от реинтегрированной и федеративной Республики Молдова. Это такая федерация, в которой не собака виляет хвостом, а хвост виляет собакой, как говорят англичане.

Свободная Европа: Но если Кишинев прижат к стенке, как ему поступить и что делать, если окажется в подобной ситуации?

Аннели Уте Габани: Ни один руководитель Республики Молдова не может согласиться на такой вариант без отмены постановления Парламента Республики Молдова, принятого в июне 2005 года, без отмены известного закона № 173, в котором ясно изложены критерии, с которыми Молдова может и должна согласиться. Там предельно ясно сказано, что Республика Молдова не может предоставить Тирасполю право вето. Кстати, в законе отражены и этапы процесса, там идет речь о демократизации Приднестровья, демилитаризации и о статусе Приднестровья, статусе автономии, который также является крайне разноцветным термином, образно говоря, и этой автономии необходимо дать определение и принять решение по ней может лишь парламент, свободно избранный населением обеих – а может, и всех трех – сторон новой федерации. Так что предельно ясно и все прекрасно понимают, почему российская сторона всегда настаивала на отмене этого закона Республики Молдова. Но это – постановление Парламента, закон, принятый 11 лет назад, просто так его перечеркнуть невозможно.

Свободная Европа: Аналогичный документ принял недавно так называемый законодательный орган Приднестровья. Складывается впечатление, что именно на этом и будут играть: дескать, если есть в Кишиневе, есть и в Тирасполе, надо найти компромисс.

Аннели Уте Габани: Разумеется. Еще когда обсуждался небезызвестный мезебергский меморандум Россия заявила о готовности подействовать на Приднестровье с тем, чтобы Тирасполь отказался от слишком категоричных документов – но и Запад должен повлиять на Молдову, попытаться убедить отказаться от этого закона, который вот уже сколько лет им как кость поперек горла. Но позиция Евросоюза в отношении Молдовы отличается от позиции Москвы в отношении Приднестровья. Приднестровье, по сути, и все принимаемые там решения используются Россией как ширмой, скрывающей интересы и действия Москвы. Это ситуация чистейшей политической асимметрии. И Европейский Союз, союз 27-ми стран вскоре, не придерживается единой позиции и не проявляет единого интереса к участи урегулирования конфликта, как проявляет Россия. Для России, кстати, изменение статуса может представлять определенный интерес. Изменение, естественно, в смысле создания асимметричного молдавского государства с правом вето для Приднестровья; но интерес также в том, чтобы ее войска, ее 14-ая армии, вернее, то, что осталось от нее или новый так называемый миротворческий контингент получил легализацию и остался в объединенной Республике Молдова.

Свободная Европа: Как вы считаете, Германия могла бы, захотела бы подыграть Москве в поиске решения приднестровского конфликта?

Аннели Уте Габани: Вопрос, на который мне трудно ответить, но я попытаюсь. Если Германия поймет, что ведет политику в ущерб Кишиневу и явно в пользу Москвы, она наверняка откажется от такой политики. Но – и я думаю, что как раз об этом идет речь на данный момент, точнее, что есть такая угроза – представители Германии, как министр Штайнмайер, так и представитель ОБСЕ считают, что они идут по правильному пути, что политика малых и на первый взгляд незначительных шагов в конечном итоге приведет к урегулированию проблемы – урегулированию в общих интересах, а не в только интересах Москвы. Кроме того, я думаю, отсутствует понимание серьезности проблем, связанных и с дефиницией используемых терминов: федерализации, автономии, территориальной целостности. Потому что термин „территориальная целостность” не раскрывает всей сути того, что необходимо Республике Молдова – речь идет об унитарном государстве, которое следует создать. И этот момент нужно особо подчеркнуть. Знаю, что в Кишиневе, по крайней мере, многие из тех, кого я там знаю, настаивают на этом, но, еще раз подчеркну: эту идею нельзя потерять. Унитарное государство в чистом виде, независимо от своей структуры, асимметричности и прочее, унитарное государство, которое действует централизованно в вопросах безопасности и внешней политики всей страны и действия которого не продиктованы интересами приднестровской автономии – эти моменты для меня крайне важны. Не знаю, не могу знать, понимают ли эти вещи в Берлине, как и не знаю, насколько серьезно к ним относятся.

Свободная Европа: По вашему мнению, до конца года Германия будет настаивать на том, чтобы найти решение приднестровской проблемы?

Аннели Уте Габани: Абсолютно уверена в этом. На очереди традиционная встреча в Баварии...

Свободная Европа: И саммит НАТО в Польше...

Аннели Уте Габани: Да.

Свободная Европа: Многие считают, что в зависимости от результатов этого саммита можно будет говорить и о возможном разрешении приднестровского конфликта.

Аннели Уте Габани: Если Запад сможет, как было в случае с Австрией, убедить и Россию признать нейтралитет Молдовы. А что означает признание Москвой нейтралитета Молдовы? Незамедлительный вывод ее войск – вот что это означает. Потому что не могут находиться иностранные войска на территории государства, признанного нейтральным. И если это произойдет, если нейтралитет Молдовы будет признан, как, кстати, и нейтралитет Украины, потому что вся эта политика ведется и с оглядкой на происходящее в Украине, то появятся шансы на более или менее благоприятное решение – благоприятное и для Кишинева.

Свободная Европа: Маловероятно, что Россия пойдет на это. Ее аргументы известны: укрепление НАТО под боком, поэтому, дескать, Россия сидеть сложа руки не намерена.

Аннели Уте Габани: В этом все дело. Россия заинтересована в том, чтобы все оставалось как есть. Потому что в этом случае государственность Приднестровья будет крепнуть – продолжать крепнуть. Также, в интересах России затянуть этот вопрос, потому что успешное, с ее точки зрения, решение в приднестровском вопросе может создать определенный прецедент для дискуссий в Минске, несравненно более сложных. Если России удастся навязать свою точку зрения, пусть даже только в повестке дня, в том, что касается последовательности действий – а это ей уже практически удалось – то она сможет заявить: „То же самое надо сделать в Минске”. Здесь Западу также следовало бы проявить максимальную осмотрительность, но, к сожалению, тягаться с Москвой очень трудно.

Свободная Европа: Г-н Майер-Клодт готовит новую встречу в формате „5+2” в следующем месяце в Германии. Пойдут дальше – к чему?

Аннели Уте Габани: В этом все и дело. Он считает, что действительно можно прийти к более важным решениям, но только всем прекрасно известно, что Россия, к примеру, настаивает на том, что вывод ее войск из Молдовы - это последний шаг. И я не могу себе представить, что Приднестровье пойдет на какие-то серьезные уступки. Боюсь, давление будет усиливаться на Республику Молдова – именно ее попытаются вынудить пойти на уступки ради мнимого успеха. Думаю, Кишиневу нужно быть предельно осторожным; уверена, в молдавском правительстве есть люди, которые прекрасно понимают, чем Молдова не может поступиться и на какие незначительные уступки она может пойти. Но это опасная грань.

Свободная Европа: Конкретно, чем Кишинев не может поступиться даже под давлением?

Аннели Уте Габани: Если честно, то лично я не пошла бы даже на эти безобидные, казалось бы, шаги – признание приднестровских автомобильных номеров, приднестровских дипломов. Я бы на это не пошла.

Свободная Европа: Сразу же после публикации интервью представителя действующего председателя ОБСЕ Корда Майера-Клодта посыпались реакции наших слушателей, который говорили, что лучше подождать еще сто лет, чем такое решение, как предлагается сейчас…

Аннели Уте Габани: Да, я разделяю это мнение. Очень печально, потому что Россия, думаю, впредь тем более не откажется от Приднестровья, так как ей удалось превратить Приднестровье во вторую часть сэндвича, в который зажата Западная Украина. Иными словами, Приднестровье в некотором роде закрывает Украине окно в Европу, поэтому Россия тем более не выведет оттуда свои войска. Не надо забывать и о более грандиозных, более смелых планах Москвы, известных под названием Новороссия, согласно которым кольцо вокруг Украины, возможно, сомкнется. Так что лично мне представляется чрезвычайно наивным и крайне опасным, если Кишинев поверит в возможность каких-то шагов, способных привести к урегулированию приднестровской проблемы в пользу Республики Молдова. Я очень этого опасаюсь. Официальному Кишиневу следует максимально убедительно донести это и до своих западных партнеров.

XS
SM
MD
LG