Linkuri accesibilitate

Бизнесмен Максим Фрейдзон – о связях Владимира Путина с преступным миром

Какие отношения связывали Владимира Путина с лидерами преступных группировок, контролировавших Петербург в 1990-е годы, когда будущий президент России возглавлял Комитет по внешним связям мэрии?

Согласно документам, обнародованным Эдвардом Сноуденом, Агентство национальной безопасности США в 2002–2003 годах прослушивало лидера тамбовской преступной группировки Владимира Кумарина, которого в 90-е годы называли “теневым губернатором Петербурга”, чтобы выяснить его связи с Путиным.

В июле Кумарину, отбывающему 15-летний срок заключения за организацию преступного сообщества, мошенничество и вымогательство, должен быть вынесен приговор по делу о покушении на совладельца Петербургского нефтеналивного терминала (ПНТ) Сергея Васильева. В мае присяжные на этом процессе вынесли Кумарину обвинительный вердикт. Кумарин утверждал в недавнем интервью, что с Путиным вообще не знаком, но их связь прослеживается, например, через российско-германскую фирму SPAG, которая занималась инвестициями в Санкт-Петербурге. Лидер “тамбовских” входил в число совладельцев филиала SPAG, а Путин вплоть до своей инаугурации в 2000 году числился советником в этой фирме.

Интерес к кремлевско-бандитскому сюжету в последнее время возрос в связи с тем, что в Испании был выписан международный ордер на арест нескольких бывших и действующих российских чиновников и политических фигур, близко связанных с Путиным, – в связи с преступлениями, включающими убийство, контрабанду оружия и наркотиков, вымогательство и отмывание денег. В испанском деле фигурируют предполагаемые участники тамбовской и другой известной в Петербурге – “малышевской” группировки.

Максим Фрейдзон, 1992

Максим Фрейдзон, 1992

Живущий сейчас в Израиле бизнесмен Максим Фрейдзон был в 90-е годы лидером одной из еврейских общин Петербурга и совладельцем нефтяной компании “Совэкс”, обслуживавшей аэропорт Пулково. Он хорошо знал ситуацию и взаимоотношения в городе. Недавно в интервью Радио Свобода Максим Фрейдзон рассказывал о том, как Владимир Путин дважды требовал у него взятки – по 10 тысяч долларов за оформление бумаг. Эта публикация вызвала большой интерес наших читателей, и мы попросили Максима Фрейдзона рассказать о том, как нравы “бандитского Петербурга” стали правилами жизни нынешних хозяев Кремля.

– Максим, сейчас вы изучаете документы из “панамского досье”. Может ли исследователь, вычисляющий контакты Путина с преступными сообществами, обнаружить там нечто сенсационное?

Бандиты захватывали, Путин официально оформлял захваченное. Коллектив работал слаженно

– Пока без подробностей и конкретных деталей. Но если мы говорим о связи между Путиным и “авторитетными” бизнесменами в 90-е, то в этом нет ничего сенсационно нового. Понятно, что городские власти и Путин как их представитель должны были поддерживать рабочие отношения с “авторитетными” бизнесменами просто потому, что это были люди, которые имели реальный вес в городе и с которыми надо было считаться. Это была нормальная практика в тот период, когда правоохранительные органы были развалены и недееспособны. Городским чиновникам надо было договариваться с людьми, которые тогда могли реально контролировать ситуацию. Живой тому пример – решение отдать все городское снабжение топливом (ПТК) Кумарину. Очевидно, что Путин поддерживал рабочие отношения и с Константином Яковлевым, известным как Костя Могила, который тоже был значимым человеком в городе. Насколько я знаю, Путин представлял Березовского Яковлеву в процессе открытия представительства "ЛогоВАЗа" в Питере. Работал он и с другими “авторитетными” бизнесменами. При этом отношения между некоторыми из этих людей были жесткими. Если говорить о Кумарине и Яковлеве, то это была война, достаточно известная в городе. Путину тогда приходилось сильно лавировать. Статус обслуживающего персонала от городских властей ему в этом помогал, потому что никакой ответственности за то, что делают его клиенты, он нести не мог. Обслуживал интересы компаний как Яковлева, так и Кумарина.

– Сейчас Кумарин это отрицает наотрез.

– Это понятно – в тюрьме человек сидит. ПТК было отдано все городское снабжение топливом. Кумарин обеспечивал этой деятельности безопасность и общую защиту. Путин обеспечивал городскую поддержку, а также лицензии, разрешения, аренду и т. д., и т. п. Трудно представить, что у них не было рабочих отношений.

– Вы упоминали в беседе с английскими журналистами, что Путин попросил 15% вашего бизнеса.

– Когда мой партнер Дмитрий Скигин пришел регистрировать “Совэкс”, у него сначала просили 15%. Дима с ними торговался и доторговался до 4%, о чем мне с гордостью и сообщил. Правда, очень ругался. Потому что проект был долгий, в него надо было много вкладывать. И сразу же откусывать 15%?! Дима сказал, что они жадные сволочи. Договорились до 4%. Я думаю, что в нефтеналивном терминале (ПНТ), поскольку это уже было работающее предприятие, доля Путина была побольше. После того как Собчак проиграл выборы, Миллер занял должность замдиректора ПНТ.

– Чтобы наши читатели представляли порядок: 15% – это сколько?

Умение грамотно услужить сыграло очень важную роль в движении Владимира Владимировича в Москву

– “Совэкс” – предприятие прибыльное, зарабатывает десятки миллионов в год. Сложно считать, потому что официальная бухгалтерия – это одно, а внутри все устроено немного по-другому. Поставки топлива для компании “Апрель 26” (сейчас ПНТ-ГСМ), “Совэкса” и ПНТ шли от Тимченко. Говорят, Тимченко был поставщиком нефтепродуктов и в деле с гуманитарной помощью. Путин для этой группы компаний обеспечивал городскую поддержку, всю лицензионную часть, все, что связано с арендой городской собственности и т. д. Дима Скигин обеспечивал бизнес-составляющую, Грэхем Смит занимался западной составляющей и очисткой денег, Саша Дюков, как расторопный подручный, ассистировал Скигину и Смиту, а Кумарин с Васильевым обеспечивали все, что связано с криминальной составляющей: "крышей", борьбой с конкурентами и захватом новых территорий. Бандиты захватывали, Путин официально оформлял захваченное. Коллектив работал слаженно.

– А Роман Цепов, жизнь которого так печально закончилась, какую роль играл?

– Не думаю, что его пускали в нефтяной бизнес. Я слышал, что он был посредником при заносе денег от казино и бизнесов, которые приносили наличный кэш. В нефтяном сегменте Грэхем Смит, работавший с Димой Скигиным, но уже на том конце цепочки, в Лихтенштейне, следил за долями соучастников или партнеров, включая, как я понимаю, и Путина.

– Итак, можно сказать, что к середине 90-х годов чиновник петербургской мэрии Владимир Путин был уже долларовым миллионером?

– Я думаю, что первые миллионы они получили от аферы с гуманитарной помощью, судя по цифрам, которые там проходят. В дальнейшем только упрочили это положение.

В Петербурге Путин был полезным человеком – толковый и разумно жадный исполнитель

Ситуация была динамичная, страна развивалась, люди росли, кто-то погибал, кто-то богател. Одно время власть в городе была в руках преступников, потом потихоньку стали оживать правоохранительные органы. В целом в городе было единство и взаимопонимание. Путин занимал достаточно понятную позицию представителя городских властей и, естественно, был интегрирован практически во все финансово значимые городские мероприятия. Долю городские чиновники брали за толковое обслуживание и всяческую поддержку мероприятия. К бизнесу они способностей не имели. Умение грамотно услужить сыграло очень важную роль в движении Владимира Владимировича в Москву под сень того же Березовского и далее наверх.

Владимир Путин в 1991 году

Владимир Путин в 1991 году

– Вы знаете эту знаменитую историю, как Березовский его спросил, кем бы он хотел быть, и Путин ответил: "Я бы хотел быть вами, Борис Абрамович".

– Не дано. Отставные комитетчики, как правило, не способны к бизнесу. На уровне прапорщика: украсть гуманитарную помощь – это мы понимаем, подписать что-то за деньги – тоже понимаем, городское имущество перепродать – понимаем, а чтобы наладить бизнес, нужно иметь другие способности.

– Теперь мы видим то же самое, только в масштабах всей страны и государственной политики. Украсть и разделить. А бизнес где?

– Да, бизнеса нет. Модель прапорщика: украсть, продать и разделить. Хуже нет, когда бездарный человек, привыкший слушаться людей более одаренных, начинает принимать решения сам.

– Лакей, внезапно ставший господином?

– Ну, зачем же так прямолинейно. В Петербурге Путин был полезным человеком – толковый и разумно жадный исполнитель.

– Ну ничего себе: 15% потребовал!

Дальше начнется пожирание, начнут кушать друг дружку от голода

– Но в результате взял 4% и толково все исполнил. Ему удалось вылезти так высоко благодаря умению толково услужить и вовремя предать. Люди этого не ожидали. Я боюсь, что на это все российское общество попадется. Я слышал, что были такие бандитские дела: ребята, работаем, но по трупу с каждой стороны. Все понятно, полные доверительные отношения. Вот он по этой схеме и пытается сейчас всю страну кровью повязать, чтобы потом уже некуда было деться. Ведь люди поддерживают какую-то абсолютно инфернальную жуть. То, что сейчас говорит Путин: да, мы бессовестные агрессивные парни, и мы всем докажем, что мы круты. Я слышал нечто похожее в 90-е от бывших советских школьников и студентов, которые ушли в бандиты. Любой ценой доказать, что мы крутые, насладиться этим, а потом трава не расти. В этой модели развития категорически нет будущего, его просто не видно, там видна кривая лавочка у заплеванной стены и больше ничего, – слушайте “Валенки”.

– Есть такая идея, что люди из его окружения сейчас так раздражены санкциями и прочими скандалами, что уже готовы на бунт. Это, конечно, фантазия, ничего доподлинно мы не знаем, но, представляя их мироощущение, можно ли вообразить, что они решатся укусить эту руку?

Они находятся в замкнутом пространстве без притока. Ничего нового не создается, доедают то, что было

– Предлагаемая им модель достаточно понятна. Вот отставной подполковник гордо уселся во дворце, кругом быстро нищающая страна, вокруг граница, за границами враги, а он национальный лидер, герой и спаситель. Я думаю, что это не очень устраивает людей вокруг, потому что очевидно, что дальше начнется пожирание, начнут кушать друг дружку от голода. Вот это может быть серьезной мотивацией. Они находятся в замкнутом пространстве без притока. Ничего нового не создается, доедают то, что было. Деньги кончатся, еда кончится. А погибнуть за Путина? Не знаю, кто готов погибать.

– Боюсь, есть такие, которые готовы, и их немало.

– Да, Путин поймал эту струнку беспринципного закомплексованного человека – возможность самоутверждения за счет того, что “все вокруг дерьмо и враги, а мы крутые парни и герои”. И это удивительно отрезонировало в людях.

– Понятная реакция лузера.

– Да, Путин пытается навязать стране комплекс лузера. Печально будет, если у него это получится. Но я абсолютно уверен, что русские люди талантливы, они не лузеры, просто нужно немножко взяться за ум.

XS
SM
MD
LG