Linkuri accesibilitate

Октавиан Калмык: „Сближение с ЕС не мешает хорошим отношениям с остальными традиционными партнерами, в том числе с Российской Федерацией”


Октавиан Калмык

Октавиан Калмык

Вице-премьер, министр экономики в диалоге с Лилианой Барбэрошие.

Вице-премьер, министр экономики Октавиан Калмык заявил Свободной Европе, что в настоящий момент есть „все предпосылки для перезагрузки” экономических отношений с Россией в результате многочисленных усилий, предпринятых в этом году молдавским правительством. Российский рынок, даже если на нем и наблюдается некоторая неопределенность – доказательством служат политические эмбарго последних лет – остается для молдавских производителей более привлекательным, чем европейский. Рост экспорта на европейский рынок требует больших инвестиций и остается более отдаленной перспективой, сказал вице-премьер в интервью Лилиане Барбэрошие, тогда как экспортировать в Россию, на традиционный рынок, значительно проще.

Свободная Европа: Я помню ваше февральское заявление, когда собирались в Россию, вы говорили, что ваша цель – перезагрузить отношения с Россией, Украиной, Беларусью… Что касается России, мне это представляется не совсем реально, учитывая, что Республика Молдова стремится сблизиться с Европейским Союзом.

Октавиан Калмык: Сближение Республики Молдова с Европейским Союзом не мешает поддерживать дружественные, хорошие, конструктивные отношения, в том числе экономические, с остальными традиционными партнерами Республики Молдова, включая Российскую Федерацию.

Нормы, вытекающие из Соглашения об ассоциации и Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли, не мешают иметь преференциальные отношения, иметь такой же договор о свободной торговле одновременно и с СНГ. Такие отношения, скорее, взаимодополняющие, а не исключающие друг друга.

Другое дело, когда речь идет о таможенных союзах. Если Молдова впоследствии решит стать частью Европейского Союза – но это процесс длительный – конечно, это вынудит расторгнуть все контракты о свободной торговле с остальными партнерами, которых не связывают такие же отношения с Европейским Союзом. И наоборот: если на политическом уровне будет принято решение войти в Таможенный союз СНГ или присоединиться к союзу между Российской Федерацией, Беларусью и Казахстаном, это, естественно, автоматически приостанавливает все преференциальные отношения с остальными партнерами, в нашем случае – с Европейским Союзом. Но на данный момент сохранение преференциального режима и с Западом, и с Востоком одновременно возможно и даже желательно.”

Свободная Европа: Это ваше понимание вопроса, и я могла бы согласиться с таким подходом. Но Россия неоднократно доказывала, что она всегда использует экономику для продвижения своих политических интересов в Молдове…

Октавиан Калмык: „В 2015 году мы провели ряд консультаций на техническом уровне, на более высоком уровне, в ходе которых были представлены доказательства того, что транзит товаров европейского происхождения по территории Республики Молдова на Россию не влечет абсолютно никаких рисков. Опасностей никакой нет, как нет и доказательств того, что такие поставки были. Поэтому я считаю, что в настоящий момент есть все предпосылки для перезагрузки отношений с Российской Федерацией.

Буквально в этом году был заключен ряд контрактов, есть открытость, есть диалог. На первые числа июля намечена встреча сопредседателей смешанной комиссии в расширенном формате, где попытаемся найти решение существующих проблем.”

Свободная Европа: Вы говорите о контактах. Они, контакты, были и раньше, но ничего не произошло, эмбарго никуда не делись.

Октавиан Калмык: Самые результативные контакты пришлись на последнее время. Пример тому - совсем недавний мой визит в Москву, где состоялась первая встреча с сопредседателем от России Рогозиным, в ходе которой мы договорились по определенным, болезненным для нас, моментам, которые предстоит обсуждать и найти по ним решения.

Имею в виду пошлины, которые Российская Федерация применяет на товары молдавского происхождения, имею в виду таможенные сборы. Включая списки компаний, допущенных к экспорту в Россию – не известны критерии, по которым они отобраны, не известны и риски, которые влечет перезагрузка отношений с этими компаниями.

Мы предлагаем более прагматичный, более комплексный подход. По сути, таможенная статистика показывает, что наша продукция, в частности, фрукты в свежем виде, на российском рынке присутствует. В настоящий момент туда поставляется черешня по крайне привлекательным ценам.”

Свободная Европа: А эмбарго?

Октавиан Калмык: „Эмбарго распространяется не на все товары.”

Свободная Европа: Вы встречались с г-ном Рогозиным в конце мая, да? Я так поняла, что г-н Рогозин приедет в Кишинев…

Октавиан Калмык: „Да, 4-5 июля; визит Рогозина в Кишинев уже подтвержден, так что нам предстоят двухдневные дискуссии.”

Свободная Европа: Г-н Рогозин далеко не воспринимается как друг Республики Молдова, вспомним, какие заявления он делал в отношении наших граждан, наших политиков. Даже любопытно: вы действительно считаете, что он может помочь снять эти эмбарго?

Октавиан Калмык: „Я уверен, что, как вице-премьер Российской Федерации, он может повлиять на решения.”

Свободная Европа: А желание такое у него есть?

Октавиан Калмык: „В конце концов, у него есть эксперты. Министерству экономического развития Российской Федерации есть что сказать в этом плане. Статистика показывает, что, действительно, двухсторонние торговые обмены сильно пострадали, особенно экспорт из Республики Молдова в Российскую Федерацию. С другой стороны, Республика Молдова была корректна в отношениях с Российской Федерацией, она не ввела никаких торговых ограничений, хотя для этого были все основания и, по сути, логика дипломатических отношений подталкивала к принятию аналогичных мер в отношении импорта из России. Мы проявили сдержанность в этом смысле и, я думаю, такой подход высоко оценили наши партнеры, в частности, Российская Федерация.”

Свободная Европа: Но все эти усилия… вам не кажется, что они не совсем оправданы, ведь все прекрасно знают, что торговля с Российской Федерацией не соответствует европейским нормам, что самым привлекательным рынком для Молдовы должен быть Европейский Союз, да только мы не можем пока выйти на него основательно. Мы не рискуем перестараться на одном направлении и забыть о другом?

Октавиан Калмык: „При всей неопределенности российского рынка, он, тем не менее, очень привлекателен, учитывая менее высокие требования к качеству экспортируемой продукции. С другой стороны, уровень интеграции Республики Молдова и экономики Республики Молдова со странами СНГ, с бывшими советскими социалистическими республиками, был гораздо более глубоким и резко разорвать эти отношения просто невозможно. Даже многие сорта растений, омологированных в СНГ, известны и признаны своими вкусовыми свойствами, а также по качественным параметрам.

Немного иначе обстоит дело с нашим экспортом на европейский рынок. В Европу экспортируются товары, сертифицированные по европейским стандартам. У нас немного таких товаров, мы только создает сейчас производственную платформу, в том числе по овощам и фруктам в свежем виде, для поставок на европейский рынок. Но это длительный инвестиционный процесс. Да, у нас есть уже мощности для экспорта тех же фруктов в свежем виде, имею в виду черешню и многое другое, но это длительный процесс, который мы только начали осваивать.

Поэтому, на данный момент я считаю, что для экономических агентов Республики Молдова эта роскошь не по карману – отказаться от рынка Российской Федерации, надеясь выйти на европейский. Тогда как сам Евросоюз стремится восстановить отношения с Российской Федерацией, развивать возможности экспорта. В сложившейся ситуации, когда Россия приостановила все торговые отношения с европейскими странами, с Турцией, молдавскому бизнесу грех не воспользоваться моментом.”

Свободная Европа: Перейдем к следующему вопросу: соглашению о свободной торговле с ЕС уже два года, почему все идет не совсем так, как ожидалось?

Октавиан Калмык: „Во-первых, речь идет о мировом кризисе и региональном кризисе между ЕС и Российской Федерацией. Все эти эмбарго, которые были введены, привели к снижению закупочных цен на европейском рынке и на других рынках региона, что, естественно, сказалось на конкурентоспособности нашей продукции на региональном уровне.

С другой стороны, снижение или правильней было бы сказать – падение цен на нефтепродукты привело к тому, что мы сильно теряем на экспорте продукции. Если в 2015 году наши цены снизились на 16% в стоимостном выражении, то в номинальном или количественном выражении произошел 5-процентный рост.”

Свободная Европа: Иными словами, экспортируем больше, а денег получаем меньше...

Октавиан Калмык: „Совершенно верно. С другой стороны, в том числе в результате приостановления внешнего финансирования, инвестиционная составляющая по линии государства сильно уменьшилась. В итоге мы не смогли реализовать ряд программ, направленных на модернизацию различных отраслей, в частности, сельского хозяйства – механизация производственных процессов, импорт современных технологий и оборудования. Все это застопорилось на фоне приостановления финансирования.

Но, надеемся, 2016 год позволит выпрямить ранее сложившуюся ситуацию и с 2017 года экономика начнет развиваться по восходящей линии. По той простой причине, что прошлый год подвел нас и в сельском хозяйстве, где потери урожая из-за климатических условий составили более 15%. Нынешний год обещает быть хорошим, несмотря на то, что местами были и наводнения, и легкие заморозки на севере страны. В целом же на макроэкономическом уровне перспективы обнадеживающие.

Я считаю, что, в конечном итоге, основные показатели – это объем промышленной продукции, объем сельскохозяйственной продукции; именно эти параметры говорят об экономической интенсивности: растем ли мы или сдаем позиции. И здесь налицо рост, пусть и незначительный, но рост. По объемам промышленного производства в прошлом году рост составил 5%, на этот год прогнозируем 7%.”

Свободная Европа: Я напомню ваши слова в момент подписания Соглашения о свободной торговле в 2013 году. Вы говорили тогда, что необходимо пересмотреть парадигму развития Республики Молдова – от потребления к инвестициям. За эти два года удалось хоть что-то сделать в этом направлении?

Октавиан Калмык: „К сожалению, за два года немного удалось, учитывая скептицизм со стороны инвесторов. Деньги любят тишину. К сожалению, 2015 год в Республике Молдова тихим никак не назовешь, не было тишины, особенно в политическом плане. Поэтому инвесторы предпочли занять выжидательную позицию.

На этот же год, 2016, есть ряд проектов, которые находятся на этапе тестирования рынка; а значит, несмотря на внутреннюю нестабильность и зыбкость внутренних ожиданий, традиционные инвесторы, которые уже находятся в Республике Молдова, решили расширить свои производственные платформы здесь. Я говорю о крупнейших компаниях, которые присутствуют в наших зонах свободного предпринимательства – все они решили расширить производство. Практически, они дублируют свой производственный потенциал в Республике Молдова, и, надеюсь, в 2017 году, когда они введут в действие эти новые производства, в Республике Молдова обозначится совершенно иная экономическая структура.

С другой стороны, следует иметь в виду, что Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли заключено не на год или два. Оно подписано на неопределенный период времени, поэтому и результатов следует ждать не сиюминутных, а с дальним прицелом. Единственно, что нам удалось – мы добились, что более 62% нашего экспорта ориентированы на европейские рынки. Таких показателей мы никогда прежде не достигали. Максимальный уровень в этот плане был 49% или 50%. Значит, практически экспорт переориентировался с наших традиционных рынков в рамках СНГ на европейский.

Я не собираюсь акцентировать значение рынка СНГ, в конечном итоге, экономические агенты сами должны решать, где и с кем им вести торговлю. Мы же, на государственном уровне, обязаны обеспечить равные условия – и желательно без таможенных пошлин – на рынках, где наши предприятия торгуют, как на Западе, так и на Востоке.”

Свободная Европа: С максимальной искренностью, которую вы можете себе позволить, скажите, Республика Молдова на данный момент больше заинтересована в рынке СНГ или в рынке Европейского Союза?

Октавиан Калмык: „Эти рынки дополняют друг друга – Западный и Восточный. Поэтому для нас, для наших экономических агентов оба рынка важны и их нужно сохранить.”

Свободная Европа: Вопрос о Приднестровье. Регион сейчас переживает трудный экономический период, возможно, более трудный, чем воспринимается здесь, в Кишиневе. Этот торгово-экономический фактор, тот факт, что только Республика Молдова могла бы получить свободный доступ на рынок Европейского Союза – это может способствовать урегулированию конфликта? Потому что в последнее время все словно застыло – такая ситуация сложилась уже давненько, и все ждут, когда Приднестровье „созреет” и захочет через Молдову экспортировать в Европейский Союз. Но ничего не происходит…

Октавиан Калмык: „Политическая жизнь в восточных районах бурлит, регион пережил многочисленные внутриполитические процессы, ожидания людей становятся все более мрачными – и не только в экономической сфере, где отмечены сильные колебания и снижение поступлений в бюджет. По крайней мере, мы со своей стороны сделали все возможное для того, чтобы с 1 января 2016 года Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли распространилось и на приднестровские предприятия, несмотря на всю полемику, которая разгорелась на тот момент вокруг того, принимать или не принимать это предложение.

Мы считаем, что применение Соглашения об ассоциации или Соглашения DCFTA с Европейским Союзом – хороший шанс наладить все те контакты приднестровского бизнеса с молдавским и вместе выйти на различные рынки.”

Свободная Европа: И удается?

Октавиан Калмык: „На уровне бизнеса – да. Около 80% внешнеторговых обменов приднестровские предприятия осуществляют с западом: Республикой Молдова и ЕС. Разумеется, это должна быть дорога с двусторонним движением. Кроме того, нам приходится идти на определенные уступки, но и Тирасполь должен поступать аналогично. К сожалению, этого не происходит. Была согласована дорожная карта для Тирасполя по упрощению торговли в регионе. Из этой дорожной карты выполнена лишь незначительная часть пунктов, ждем второго полугодия, может, будут какие-то изменения.

Надеемся, в 2017 году они пересмотрят внутреннюю систему политических инструментов, торговых и в области налогообложения, что позволит на этой основе найти решения.”

Свободная Европа: Вопрос о налоговой и бюджетной политике, разработка которой на последней стометровке. Каким образом эти документы стимулируют – если, конечно, стимулируют – экономический рост?

Октавиан Калмык: „На 2016 год, учитывая, что год уже начался, не было возможности предложить различные инструменты налоговой или бюджетной политики, стимулирующей национальную экономику. Как правило, такие инструменты внедрятся в начале года, когда рассчитываются прогнозы, предсказуемость процессов.

Поэтому бюджетно-налоговая политика на 2016 год является расширением предыдущих политик. На следующие 2017-2019 годы в контексте разработки бюджетных рамок или среднесрочных расходных рамок Министерство экономики совместно с различными организациями бизнес-сообщества готовит ряд стимулирующих инструментов для бизнеса в целях привлечения инвестиций и улучшения делового климата в Республике Молдова. Ближе к осени мы сможет обнародовать эти инструменты.”

Свободная Европа: А 2016 год потерян в этом смысле?

Октавиан Калмык: „2016 год не потерян, он, скажем так, является продолжением 2015 года.”

Свободная Европа: Сейчас поговорим о трех решениях, принятых в последнее время и которые я попросила бы вас разъяснить. Для начала просветите насчет соглашения с частной компанией Gaz Union Fenos, тогда как существует независимое агентство НАРЭ, которое устанавливает тарифы. Почему Министерство экономики обязуется заставить это агентство поднять тарифы?

Октавиан Калмык: „Во-первых, мы никого не заставляем, это было лишь простое соглашение в том, что касается возмещения потерь, допущенных в 2012-2015 гг.”

Свободная Европа: Вмешательство Министерства экономики в этот процесс было обязательным?

Октавиан Калмык: „По крайней мере, было желание со стороны GasNaturalFenosa, чтобы кто-то независимый высказался по поводу механизма рекуперации. Механизм не обязательно должен получить одобрение со стороны НАРЭ. С другой стороны, надо учесть и тот факт, что GasNaturalFenosa давно уже взаимодействует с другими компаниями, подведомственными Министерству экономики, в том числе с Energocom, посредством которого импортируются все энергетические ресурсы, в частности, электроэнергия, и у них имеются договорные обязательства с этими компаниями.

Кроме того, у нас имеются и два других распределителя электроэнергии, также акционерные общества со 100-процентным государственным капиталом, которые управляются министерством экономики и также взаимодействуют с GasNaturalFenosa на этом рынке. Поэтому роль Министерства экономики в этом случае умалить нельзя. Мы разработали механизм, который в порядке рекомендации был направлен в НАРЭ для рассмотрения. Мы даже согласовали сроки в этом отношении – до 15 июля НАРЭ надлежит одобрить или отклонить этот механизм.

Изначальным, основным толчком послужил тот спор на международном уровне, в который GasNaturalFenosa вовлек Республику Молдова, требуя возмещения финансовых убытков. Речь идет о финансовой претензии в размере 1,88 миллиарда леев – в эту сумму компания оценивает свои потери за вышеуказанный период. Единственное, о чем нам удалось договориться – исключить из этой суммы набежавшие проценты. В результате, мы остановились на 1 миллиарде 637 миллионов леев, которые договорились возмещать частями до конца 2020 года под 7,66 процента годовых, что значительно ниже процентной ставки, которая применяется в настоящий момент на основе утвержденной НАРЭ методологии и составляет 14,25 процента. Иными словами, фактически удалось сумму в 2 миллиарда и несколько сот миллионов снизить до вполне разумного предела.

И хочу сказать, что эти достигнутые соглашения получили высокую оценку со стороны представителей МВФ, представителей Энергетического сообщества с резиденцией в Вене…”

Свободная Европа: Да, это сразу сказалось, МВФ на второй день заявил, что едет к нам…

Октавиан Калмык: „…ЕБРР, буквально на этой неделе последовала реакция ЕБРР. Опасения наших партнеров по развитию связаны с тем, что сумма этих потерь может лечь на плечи госбюджета, иными словами...”

Свободная Европа: ...на плечи гражданина…

Октавиан Калмык: „…не ляжет на плечи гражданина, просто на это будет отведено конкретное время, исчисленное с учетом тарифа. Ведь, в конце концов, любая предоставленная услуга должна быть оплачена, исходя из фактических затрат услугодателя.

Мы не хотим вернуться в 90-е годы, когда электроэнергия подавалась в веерном режиме, когда наши партнеры приостанавливали поставки, когда мы не вызывали доверия. Поэтому мы пытаемся решить эту проблему наименее болезненным образом: потери возмещать по частям, а одновременно предлагать другие инструменты поддержки социально уязвимых категорий граждан, где это необходимо и возможно.”

Свободная Европа: Другой вопрос касается торговых отношений с Украиной. Молдова ввела какие-то акцизы на импорт, последовала реакция Киева, который пригрозил ответными мерами аналогичного порядка. Это что – начало торговой войны с Украиной?

Октавиан Калмык: „Хочу заверить вас, что в результате визита, который я совершил неделю назад в Киеве, торговой войны между Республикой Молдова и Украиной не будет. Разумеется, мы заверили наших коллег, что решение правительства о введении данной меры носит временный характер. Согласно этому решению, пошлины на ряд украинских товаров сохранятся до 31 декабря. Тем временем, мы пытаемся изучить причинно-следственную связь между увеличением объемов импорта из Украины и финансово-экономическим состоянием предприятий Республики Молдова.

Следовательно, диалог есть, общение есть. Мы не собираемся использовать эти защитные рыночные инструменты в ущерб отношениям с Украиной. Это временная мера, которую пришлось ввести, учитывая конъюнктуру нашего внутреннего рынка.”

Свободная Европа: Мы не ошиблись?

Октавиан Калмык: „Я не думаю, что ошиблись. По крайней мере, наши экономические агенты получили возможность удержаться на плаву – они работают без прибыли, но и без убытков, и отпускные цены не пришлось поднимать, напротив, есть возможность расширить ассортимент товаров, с которым они выходят на рынок.

С другой стороны, мы готовы сделать шаг навстречу Украине по тем товарам, которые не имеют аналогов в Молдове, и дополнить ими ассортимент, необходимый нашему рынку.”

XS
SM
MD
LG