Linkuri accesibilitate

Приднестровье - нагнетание паники или действительно всё очень плохо?


Свободная Европа: Председатель приднестровского центробанка Эдуард Косовский заявил в телеэфире, что валютные резервы региона исчерпаны. Банк настоятельно рекомендует провести контролируемую девальвацию приднестровского рубля, который искусственно удерживался в последние четыре года на уровне 11.10 – 11.30 рублей за доллар. Но Верховный совет, в компетенции которого входит определение валютного коридора, противится этому решению и требует отставки главы центробанка, мотивируя тем, что девальвация рубля приведет к резкому обнищанию населения. В Приднестровье многие говорят, что дефицит валюты вызвал продовольственный и топливный кризис. Эдуард Косовский уверял, что чем дольше тянуть с решением, тем больше осложняется финансовая ситуация в регионе и напряжение в обществе растет. На черном рынке стоимость доллара перевалила за 14 приднестровских рублей. Основным источником валюты для приднестровского региона остаются поставки электроэнергии на правый берег Днестра. Наш корреспондент в Тирасполе Карина Максимова подготовила подробный материал о валютных проблемах региона:

На фоне набирающего обороты политического противостояния между законодателями и исполнителями-управленцами, обусловленного грядущими декабрьскими выборами главы региона, растет напряжение и среди населения. Связано оно с несколькими причинами.

Первая – отсутствие в обменных пунктах валюты. После того, как бюджетники и пенсионеры стали получать на руки удержанные в прошлом году 30% пенсий и зарплат, банки практически перестали продавать наличные российские рубли, молдавские леи, украинские гривны, евро и американские доллары. Чуть позже просел и безналичный рынок. Люди не могут выезжать за пределы региона и приобретать товары. Даже получить денежные переводы от родственников, работающих за рубежом, теперь проблематично: банки выдают вместо валюты признанных государств приднестровские рубли, хотя это не совсем законно. Столь странное исчезновение валюты парламентарии объясняют спекулятивными операциями и коррупционными схемами работы бюджетных предприятий региона и зарегистрированных за пределами левобережья Днестра так называемых «фирм-прокладок», помогающих выводить прибыль, минуя бюджет региона. Чтобы выявить, куда же уходит заработанная местными предприятиями валюта, депутатский корпус инициировал проведение парламентских расследований, а также поручил счетной палате проверить работу нескольких предприятий.

Вторая причина роста социального напряжения – увеличение цен при невозможности индексировать зарплаты и пенсии. И эта причина неразрывно связана с первой. Вместе с исчезновением валюты в обменных пунктах она невероятным образом наводнила черный рынок, по цене, существенно выше официального курса, установленного центробанком региона. Вместо утвержденного курса в 11,3 рубля стоимость американского доллара у нелегальных продавцов доходит до 15-18 руб. Поскольку более двух третей продовольствия и промышленных товаров в Приднестровье завозится извне, мелкий и средний бизнес пересчитал стоимость товаров по рыночному курсу доллара, отсюда и подорожание практически всех товаров на 30-40%. Возможно, продавцы «накинули» цены с «запасом», чтобы не переклеивать ценники ежедневно.

Еще недавно центробанк клятвенно уверял, что не станет обесценивать приднестровский рубль, так как это больно ударит по потребителям. Сегодня же глава центробанка Эдуард Косовский заявил, что де-факто девальвация уже произошла, теперь ей надо придать легитимный характер. После чего вводится дополнительный бюджетный сбор на продажу валюты в размере 10% Соответственно, все товары подорожают, как минимум, на этот процент, а стоимость доллара будет колебаться в пределах 12,4-12,6 рубля. Но появится ли после такого решения наличная валюта в обменных пунктах – неизвестно. Теневой рынок держит более высокую стоимостную планку валютных купюр.

С тем, что девальвация приднестровского руля неизбежна, соглашаются и эксперты компании Berlin Economics. Причем, они настоятельно рекомендуют провести не пошаговую, а разовую девальвацию, установив такой курс, который будет соразмерен со стоимостью национальных валют основных торговых партнеров приднестровских предприятий.

Третья причина народного волнения – исчезновение продуктов ежедневного потребления с полок магазинов. Основная ритейл-сеть «Шериф» из-за невозможности приобрести в центробанке валюту значительно сократила ассортимент реализуемой продукции. Из магазинов исчезли подсолнечное масло, майонез, кетчупы, бытовая химия, уменьшился ассортимент молочной продукции, круп, недорогих кондитерских изделий украинского производства. Однако цены на продукты не повышаются, чего не скажешь о небольших торговых точках и единственного в Приднестровье супермаркета «Фуршет» - украинской франшизы. В панике и в ожидании резкого обесценивания приднестровского рубля люди скупают продукты первой необходимости даже по повышенным ценам, памятуя о том, как в начале 90-х исчезло все с прилавков магазинов, и за обесцененные советские рубли невозможно было ничего купить. Тогда девальвация достигла невероятных размеров: денег, вырученных от продажи дома, через несколько месяцев хватило только на покупку пары зимних сапог.

Четвертая причина – индексации пенсий и зарплат не предвидится. Глава минэкономразвития Дмитрий Болтрушко утверждает, что обесценивание приднестровского рубля, согласно подсчетам его ведомства, повлечет за собой инфляцию в 4,6%. А по закону, индексировать зарплаты и пенсии государство обязано в случае 5% инфляции. Даже если инфляция превысит этот порог, в дефицитном бюджете региона вряд ли найдутся средства на компенсации населению.

Складывающуюся социально-экономическую ситуацию в Приднестровье мы попросили прокомментировать директора Тираспольской школы политических исследований Анатолия Дируна.

Свободная Европа: Введение 10%-го комиссионного сбора при продаже валюты экономисты называют «скрытой девальвацией» приднестровского рубля. На ваш взгляд, девальвация местной валюты - это экономическая неизбежность или, скорее, элемент политического противостояния?

Анатолий Дирун: „Ситуацию, которая сложилась на валютном рынке Приднестровья, нужно рассматривать в контексте тех событий, которые произошли, и самое главное – произойдут. Речь идет о выборах главы региона в декабре 2016 года. И к большому сожалению, экономическая ситуация, которая требует оперативного вмешательства и принятия решений, может быть, не всегда популярных, но оперативных, стала заложником той политической конъюнктуры, той предвыборной борьбы, которую никто не скрывает. Об этой борьбе говорит президент, борьбе компании [компании «Шериф», у сторонников которой большинство в парламенте региона] - Верховный совет. И как раз неспособность двух сторон – президента и Верховного Совета – договорится привела к той печальной ситуации, которая на сегодняшний день есть.

Анатолий Дирун

Анатолий Дирун

Неправильным было бы пытаться возложить ответственность на какую-то из сторон по одной простой причине: если какая-то из сторон проявляет активность, обвиняя другую, то нужно быть последовательными и идти до конца. Например, если Верховный совет говорит, что кризис [валютный] является искусственным, с чем мы согласны, он искусственный с точки зрения управленческих решений, то тогда нужно пользоваться тем инструментарием, который есть у Верховного совета и поэтапно, даже не поэтапно, а сейчас уже очень оперативно выдвигать и принимать те решения, которые необходимы для стабилизации. Те меры, которые принимает Верховный совет – мы их можем оценивать положительно, отрицательно – но, если ситуация не выправляется, значит, они не приводят к нужному положительному результату.

Если говорить о скрытой девальвации – решение центробанка о взимании дополнительной 10%-ной комиссии при продаже валюты – то это как раз следствие той борьбы, которая больше находится в политическом дискурсе, чем в области экономических решений. У нас достаточно много неплохих юристов, которые найдут очень много законных и логических объяснений того или иного решения. Но людям от того, что кто-то вспомнил, что можно опротестовывать то или иное решение, легче жить не становится.

Поэтому выход здесь только один: Приднестровье не уникальный случай в мировой политической истории. Сторонам нужно садиться за стол переговоров и общими усилиями находить выход из этого положения”.

Свободная Европа: И этот выход есть?

Анатолий Дирун: „Совершенно верно, такой выход есть. Я напомню, что в 2009 году при назревании очередного политического кризиса, когда в отставку с поста председателя парламента подавал Евгений Шевчук, парламентская «группа 16-ти» выступила с предложением об изменении конституции, и компромисс был найден. Вот вам как вариант решения того политического кризиса, который в свое время пережило Приднестровье. Все зависит от договороспособности сторон и готовности решать эту ситуацию. Иначе, с точки зрения конфликтологии, если ситуация зайдет в тупик, а мы видим, как она туда по нарастающей стремится, то тогда должны будут вмешаться посредники. Кому это надо? Я думаю, это не очень хорошо, когда во внутренней политике два субъекта не могут найти общий язык, и потребуется вмешательство некой третьей силы”.

Свободная Европа: Если отойти от политической составляющей кризиса приблизиться к социальной: мы наблюдаем пустые полки в супермаркетах, панические настроения людей, скупающих в большем, чем нужно, количестве продукты питания и товары первой необходимости. Означает ли это, что и без того неблагоприятная ситуация в Приднестровье может ухудшиться?

Анатолий Дирун: „Любой эксперт и даже простой житель вам скажет, что приднестровская экономика – это экономика открытого типа, поэтому, если где-то убывает, то в другом месте прибывает. Естественно, любой бизнесмен будет перестраховываться. Ситуация с ростом цен наблюдается не только на продовольственном рынке, цены растут буквально везде, в том числе, и на различные виды услуг. На наш взгляд, самое страшное, что происходит, – формирование так называемого «черного» рынка цен, рынка реальных цен, который все больше и больше разнится с номинальным рынком цен, которые официально зафиксированы – в трудовых взаимоотношениях, в области оказания услуг и так далее.

Поэтому, конечно же, просто смотреть и наблюдать со стороны, как этот разрыв между реальным и номинальным рынком увеличивается – может, кто-то от этого и испытывает удовольствие и рассчитывает, что он получит от этого дивиденды – но хочу сказать: в этой ситуации в будущем проиграет, прежде всего, государство, а уже сейчас проигрывают граждане Приднестровья”.

XS
SM
MD
LG