Linkuri accesibilitate

Свободная Европа: Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Валютный кризис в Приднестровье обостряется. Власти пытаются удержать ситуацию под контролем, но принимаемые меры провоцируют политическое напряжение и широкий общественный резонанс. Возобновление переговоров в формате 5+2 по приднестровскому урегулированию в центре внимания политиков и экспертов. Мнения бывшего премьера Республики Молдова Юрия Лянкэ, московского политолога Дмитрия Данилова и бывшего после США в Республике Молдова Азифа Чодри. И где, и как намерены провести летний отпуск жители Приднестровья в условиях, когда они не могут купить валюту. Эти и другие вопросы рассмотрим в ближайшие полчаса.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Финансирование строительства моста через Керченский пролив, который должен связать континентальную Россию с аннексированным Крымским полуостровом, приостановлено. Об этом сообщает Forbes, со ссылкой на письмо главы компании-подрядчика "Стройгазмонтаж", принадлежащей российскому олигарху Аркадию Ротенбергу. В письме говорится, что последний раз компания получала деньги из госбюджета в декабре прошлого года. Выплата 100 миллионов долларов, запланированная на этот год, „зависла” из-за затянувшейся бюрократической процедуры, в результате на стройплощадке не хватает оборудования и строительство моста через Керченский пролив запланированными темпами невозможно, отмечается в письме.

Бывший посол Российской Федерации в Кишиневе Валерий Кузьмин назначен главой дипломатической миссии в Бухаресте вместо Олега Мальгинова, которого президент России Владимир Путин отозвал с должности. Об этом сообщает агентство ТАСС. Портал Unimedia напоминает, что, будучи послом России в Кишиневе Валерий Кузьмин выступал в защиту российского миротворца, который в 2012 году застрелил 18-летнего гражданина Молдовы Вадима Писаря в зоне безопасности, мотивируя это нарушением контрольно-пропускного режима. Посол заявил тогда, что Вадим Писарь находился за рулем в нетрезвом состоянии, но этот факт судмедэкспертиза не подтвердила.

Премьер Павел Филип заявил агентству Reuters, что Россия не оказывает Кишиневу должной поддержки в поиске миллиарда, выведенного из банковской системы страны. Другие страны, например, прибалтийские, предложили свои услуги в расследовании этого дела, сотрудничество с ними проходит на должном уровне, в то время как с Россией отношения складываются „не очень хорошо”, отметил премьер. Он подчеркнул при этом, что специальный договор о сотрудничестве между молдавскими и российскими прокурорами может дать результаты в будущем. Reuters уточняет, что российский банк ВЭБ Капитал владел 25,9% акций в Banca de Economii, откуда была выведена большая часть денег.

Вице-премьер Республики Молдова, министр экономики Октавиан Калмык обсудил в Киеве с членами украинского правительства вопросы двухстороннего сотрудничества. В результате дискуссий решено провести в июле встречу сопредседателей межправительственной молдавско-украинской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству.

Глава приднестровского региона Евгений Шевчук отклонил принятый Верховным советом закон, предусматривающий снижение порога явки избирателей на выборах главы региона с 50 до 25 процентов. Шевчук считает, что порог в 25% не обеспечит достаточной легитимности главе региона, и предложил создать согласительную комиссию для преодоления возникших разногласий и выработки компромиссного варианта, учитывая и его собственное предложение о снижении порога явки избирателей до 40%.

В условиях валютного кризиса центробанк Приднестровья решил взимать, начиная с 7 июля, комиссионное вознаграждение в размере 10% от суммы иностранной валюты, купленной банками и небанковскими кредитными организациями на валютном аукционе. В Тирасполе многие восприняли этот шаг как скрытую девальвацию, но банк это опровергает. Экономические агенты Приднестровья по-прежнему не могут купить валюту на торгах центробанка. В четверг на аукционе было продано 1,5 миллиона долларов, 14 миллионов российских рублей и более 15 миллионов молдавских леев. Основная часть суммы предназначена на приобретение продовольственных товаров и горюче-смазочных материалов.

На фоне валютного кризиса в апреле и мае на 20% снизились объемы поставок топлива в Приднестровье, но администрация уверяет, что оснований говорить об угрозе кризиса на энергетическом рынке нет. Дмитрий Болтрушко, ответственный за экономическое развитие региона, заявил на заседании исполнительного органа власти, что слухи о дефиците топлива необоснованны, но признал при этом, что некоторые крупные предприятия и сельхозпроизводители не могут закупать топливо, либо испытывают неудобства в связи с отсрочкой поставок. Чтобы снять напряжение, решено разрешить предприятиям импортировать дизельное топливо и бензин для собственных нужд без лицензии на реализацию и хранение ГСМ. Решение действительно на период сельскохозяйственных работ – с 15 июня по 1 октября.

***

Свободная Европа: В обменных пунктах Приднестровья иностранной валюты по-прежнему нет. Непризнанные местные рубли нигде нельзя обменять на деньги, действительные за пределами региона. Валютный кризис усугубляется и ведет к росту потребительских цен и процветанию теневого валютного рынка, где спекуляции принимает такой же размах, как в 90-ые годы прошлого века, после распада Советского Союза.

Наши корреспонденты в Приднестровье попытались выяснить у случайных прохожих, как повлиял дефицит рублей, гривен, леев, долларов и евро на их летние планы. Придется ли им отказаться от отдыха за рубежом? Может, они обратят свой взор на местные достопримечательности и живописные уголки региона? Вот что ответили наши собеседники:

- Валютный кризис не повлиял на мой отдых: я думала уезжать – и я уеду. Потому что у меня есть дочка, и она дарит мне поездку. Мы вместе едем на Украину отдыхать, пока все хорошо.

- Отдыхаем здесь, на месте. Никуда мы не едем, не собираемся. Причин много, первая – валюта, вторая – кризис в Приднестровье.

- Повлиял, конечно, и не только на отдых – его просто не будет. На все влияет. Думал выехать – в Россию мне надо было выехать, и не только для отдыха, но и по семейным обстоятельствам. А сейчас есть трудности с реализацией задуманного, и очень большие. Причем, не только у меня. Вообще над этим должно правительство работать. Наверное, не только правительство, и правоохранительные органы тоже.

- Я на велосипеде поеду, сэкономлю, в украинскую Затоку. Не знаю, что получится, это первый раз, попробую. Я и пара друзей еще, подышим свежим воздухом.

- Кроме Одессы никуда – там у меня детки, внуки, поеду к ним. Я пенсионер, какие у меня могут быть планы еще? Деньгами детки помогают всегда, да.

- Я подумывал где-то на даче отдохнуть, поэтому у меня особо не меняются планы. На даче лучше и приятнее отдых, можно посидеть у костра с друзьями, чем куда-то ехать и тратиться.

- Не повлиял этот валютный кризис на мои планы. К счастью, все, что я задумала, надеюсь, исполнится. Буду уезжать, и желательно насовсем отсюда.

- Сбербанк принимает российский рубль по 19,5 копеек (приднестровских), а выдает пенсии по19,7 копеек. А продает вообще по 24 копейки. Ну это разве нормально? У меня двое детей живут за границей. Паспорт делать - только за валюту, визу открывать – только за валюту. Вообще, это безобразие, если честно сказать. Форменное безобразие! И неизвестно, когда этому наступит конец. Когда перестанет воевать президент с Верховным советом? Смотрите, уже полки в супермаркетах «Шериф» на треть пустые.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Председатель приднестровского центробанка Эдуард Косовский заявил в телеэфире, что валютные резервы региона исчерпаны. Банк настоятельно рекомендует провести контролируемую девальвацию приднестровского рубля, который искусственно удерживался в последние четыре года на уровне 11.10 – 11.30 рублей за доллар. Но Верховный совет, в компетенции которого входит определение валютного коридора, противится этому решению и требует отставки главы центробанка, мотивируя тем, что девальвация рубля приведет к резкому обнищанию населения. В Приднестровье многие говорят, что дефицит валюты вызвал продовольственный и топливный кризис. Эдуард Косовский уверял, что чем дольше тянуть с решением, тем больше осложняется финансовая ситуация в регионе и напряжение в обществе растет. На черном рынке стоимость доллара перевалила за 14 приднестровских рублей. Основным источником валюты для приднестровского региона остаются поставки электроэнергии на правый берег Днестра. Наш корреспондент в Тирасполе Карина Максимова подготовила подробный материал о валютных проблемах региона.

На фоне набирающего обороты политического противостояния между законодателями и исполнителями-управленцами, обусловленного грядущими декабрьскими выборами главы региона, растет напряжение и среди населения. Связано оно с несколькими причинами.

Первая – отсутствие в обменных пунктах валюты. После того, как бюджетники и пенсионеры стали получать на руки удержанные в прошлом году 30% пенсий и зарплат, банки практически перестали продавать наличные российские рубли, молдавские леи, украинские гривны, евро и американские доллары. Чуть позже просел и безналичный рынок. Люди не могут выезжать за пределы региона и приобретать товары. Даже получить денежные переводы от родственников, работающих за рубежом, теперь проблематично: банки выдают вместо валюты признанных государств приднестровские рубли, хотя это не совсем законно. Столь странное исчезновение валюты парламентарии объясняют спекулятивными операциями и коррупционными схемами работы бюджетных предприятий региона и зарегистрированных за пределами левобережья Днестра так называемых «фирм-прокладок», помогающих выводить прибыль, минуя бюджет региона. Чтобы выявить, куда же уходит заработанная местными предприятиями валюта, депутатский корпус инициировал проведение парламентских расследований, а также поручил счетной палате проверить работу нескольких предприятий.

Вторая причина роста социального напряжения – увеличение цен при невозможности индексировать зарплаты и пенсии. И эта причина неразрывно связана с первой. Вместе с исчезновением валюты в обменных пунктах она невероятным образом наводнила черный рынок, по цене, существенно выше официального курса, установленного центробанком региона. Вместо утвержденного курса в 11,3 рубля стоимость американского доллара у нелегальных продавцов доходит до 15-18 руб. Поскольку более двух третей продовольствия и промышленных товаров в Приднестровье завозится извне, мелкий и средний бизнес пересчитал стоимость товаров по рыночному курсу доллара, отсюда и подорожание практически всех товаров на 30-40%. Возможно, продавцы «накинули» цены с «запасом», чтобы не переклеивать ценники ежедневно.

Еще недавно центробанк клятвенно уверял, что не станет обесценивать приднестровский рубль, так как это больно ударит по потребителям. Сегодня же глава центробанка Эдуард Косовский заявил, что де-факто девальвация уже произошла, теперь ей надо придать легитимный характер. После чего вводится дополнительный бюджетный сбор на продажу валюты в размере 10% Соответственно, все товары подорожают, как минимум, на этот процент, а стоимость доллара будет колебаться в пределах 12,4-12,6 рубля. Но появится ли после такого решения наличная валюта в обменных пунктах – неизвестно. Теневой рынок держит более высокую стоимостную планку валютных купюр.

С тем, что девальвация приднестровского руля неизбежна, соглашаются и эксперты компании Berlin Economics. Причем, они настоятельно рекомендуют провести не пошаговую, а разовую девальвацию, установив такой курс, который будет соразмерен со стоимостью национальных валют основных торговых партнеров приднестровских предприятий.

Третья причина народного волнения – исчезновение продуктов ежедневного потребления с полок магазинов. Основная ритейл-сеть «Шериф» из-за невозможности приобрести в центробанке валюту значительно сократила ассортимент реализуемой продукции. Из магазинов исчезли подсолнечное масло, майонез, кетчупы, бытовая химия, уменьшился ассортимент молочной продукции, круп, недорогих кондитерских изделий украинского производства. Однако цены на продукты не повышаются, чего не скажешь о небольших торговых точках и единственного в Приднестровье супермаркета «Фуршет» - украинской франшизы. В панике и в ожидании резкого обесценивания приднестровского рубля люди скупают продукты первой необходимости даже по повышенным ценам, памятуя о том, как в начале 90-х исчезло все с прилавков магазинов, и за обесцененные советские рубли невозможно было ничего купить. Тогда девальвация достигла невероятных размеров: денег, вырученных от продажи дома, через несколько месяцев хватило только на покупку пары зимних сапог.

Четвертая причина – индексации пенсий и зарплат не предвидится. Глава минэкономразвития Дмитрий Болтрушко утверждает, что обесценивание приднестровского рубля, согласно подсчетам его ведомства, повлечет за собой инфляцию в 4,6%. А по закону, индексировать зарплаты и пенсии государство обязано в случае 5% инфляции. Даже если инфляция превысит этот порог, в дефицитном бюджете региона вряд ли найдутся средства на компенсации населению.

Это был материал нашего корреспондента в Тирасполе Карины Максимовой.

***

Свободная Европа: На прошлой неделе в Берлине состоялся первый за последние два года раунд переговоров в формате 5+2 по приднестровскому урегулированию. Никакого прорыва на встрече не произошло, единственным ее результатом стало обещание работать над повесткой дня следующего заседания. Насколько реальны какие-то подвижки в этом вопросе в период германского председательства в ОБСЕ – этот вопрос Валентина Урсу задала экс-премьеру и экс-министру иностранных дел Юрию Лянкэ.

Юрие Лянкэ: Ничего особенного достигнуто не было. По сути, это объективная ситуация, я имею в виду результаты, не говорю о причинах, по которым не удалось достичь ничего весомого. Прежде всего, я не вижу действий со стороны Кишинева. Подобные встречи, особенно когда идет речь о продвижении по приднестровской проблематике, готовятся посредством действий на национальном уровне, с помощью активной дипломатии, с визитами и совместными двусторонними усилиями с наиболее важными партнерами.

Для меня, например, большим вопросом остается следующий: почему в 2016 году не было заметно никаких движений в плане двусторонних отношений с Киевом. Киев по-прежнему остается особым партнером для нас – и потому, что сталкивается с аналогичными проблемами, но и потому, что он крайне заинтересован помочь нам решить конфликт, который он воспринимает как реальную угрозу для собственной безопасности. В отсутствии усилий такого рода, в отсутствии активного диалога и с Вашингтоном, и с Берлином, и с Москвой, эти события в Берлине лишь показали еще раз, что ситуация такая, какая она есть.

Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ

Я не стал бы сейчас зацикливаться на каких-то конкретных результатах, гораздо важнее, на мой взгляд, диалог и стратегия. Учитывая региональные, континентальные реалии – каковы наши шансы? Есть у нас этот шанс или нет? Можно ли рассчитывать на более крупные шаги или лучше ограничиться более мелкими шагами, но которые подготовят почву?

Свободная Европа: Кишинев идет на уступки Тирасполю, когда речь идет о достижении какого-то компромисса между сторонами?

Юрие Лянкэ: Не берусь однозначно ответить на этот очень и очень важный вопрос, просто многие нюансы мне неизвестны. Вспомните, г-н Воронин стал президентом, поехал в Тирасполь и сказал, что признает все дипломы и т.д., и т.п. Надеюсь, больше таких глупостей Кишинев не совершит.

Что касается автомобильных регистрационных номеров, с одной стороны, было бы хорошо на номерных знаках, пусть и с определенными знаками приднестровского региона, четко указать принадлежность к Республике Молдова – RM. Но нашим властям не следует забывать, что проблема номерных знаков – не только политическая, это и большая экономическая проблема. Так как регистрационные сборы на левом берегу Днестра значительно ниже, чем в правобережной Молдове, многие молдавские граждане, в том числе с правого берега Днестра, включая полицейских, судей, на левом берегу регистрируют свои автомобили. Если дать им и этот козырь, да еще закрепить его юридически, позволить автомобилям с приднестровскими номерами ездить в Европу, нетрудно себе представить, что последует дальше. Увеличится поток тех, кто завозит машины из-за рубежа, но регистрируют их не на правом берегу, по месту жительства, а на левом, где это дешевле.

В этом вопросе с регистрационными номерами Кишинев должен добиваться, как минимум, унификации этих импортных пошлин.

Свободная Европа: Позвольте спросить вас как бывшего премьера: на Кишинев оказывается давление, когда заходит речь о приднестровском урегулировании?

Юрие Лянкэ: Да, разговоры ведутся, да, наши партнеры выходят с определенными предложениями, которые они считают необходимыми и целесообразными для рассмотрения с Тирасполем, с Москвой, но единая точка зрения не всегда существует. Потому что, в итоге, речь идет о нас, речь идет о нашей стране. Поэтому, не надо стыдиться, и мы никогда не стыдились говорить своим партнерам, своим друзьям: „Мы высоко ценим ваши усилия. Понимаем, что без вас мы не сможем двигаться вперед. Но надо, прежде всего, учитывать нашу точку зрения”. Но это, скажу еще раз, при условии, что наша позиция хорошо обоснована, хорошо продумана.

Свободная Европа: Что произойдет, если два берега Днестра объединятся?

Юрие Лянкэ: Смотря в каких условиях. Объединить можно и сегодня, но только мы окажемся в заложниках и на многие годы вперед будем обречены на стагнацию. Реинтеграция, когда она произойдет, обойдется недешево, от унификации стандартов до необходимости направить в Приднестровье более весомую часть денег, которые мы получаем из-за рубежа.

Свободная Европа: Плюс политический фактор…

Юрие Лянкэ: Разумеется. Но все зависит от условий реинтеграции. Потому что, если принимаешь принцип права вето, например, или российского военного присутствия на территории Приднестровья – это слишком большая цена, которую вряд ли согласятся заплатить жители правобережья. Это приглашение к стагнации. Я не могу себе представить, как может Республика Молдова развиваться без предельно ясного курса на европейскую интеграцию, без осуществления необходимых реформ, на которые указывают, в том числе, наши европейские партнеры, без поддержки, помощи и давления со стороны Европейского Союза на проведение этих реформ. В результате, это право вето сделает нас заложниками на долгие, долгие годы.

Свободная Европа: Экс-премьер, экс-министр иностранных дел Юрие Лянкэ отвечал на вопросы Валентины Урсу.

***

Свободная Европа: О том, каковы интересы Российская Федерация в нашем регионе, мы спросили у российского политолога, заведующего отделом европейской безопасности Российской академии наук Дмитрия Данилова.

Свободная Европа: Г-н Данилов, маловероятно, что на фоне напряженной ситуации в регионе Российская Федерация откажется от Приднестровья. Какой сценарий устроил бы Москву для того, чтобы они согласилась поставить точку в приднестровском вопросе? Многие официальные лица и аналитики говорят, что даже Тирасполь не согласен с вариантом, который предлагает меморандум Козака…

Дмитрий Данилов: Давайте, прежде всего, скажем о двух вещах, очень важных. Первая вещь: Москва никогда не отказывалась от своих принципиальных позиций по поводу территориальной целостности Молдовы, в том числе по различным аспектам решения этой проблемы, вплоть до выполнения Меморандума о выводе российского контингента.

Но если вспомнить полный документ стамбульского саммита, там записаны простые вещи: по мере урегулирования. В этом отношении Москва поступает с реалистичных позиций, то есть, принципиально сохраняя свою позицию по территориальной целостности Молдовы и подтверждая ее, кстати. Москва ясно понимает то, что сейчас условий для восстановления суверенитета и для решения конфликта – их просто нет.

Дмитрий Данилов

Дмитрий Данилов

Реально серьезной перспективы нет и, более того, существуют большие сложности на этом пути. Нужно быть осторожным и главным образом речь идет о принципе не навредить, потому что любая эскалация означает очень серьезные изменения не только региональные, но и, в принципе, я думаю, что в целом, если говорить о европейской безопасности и так далее. Это достаточно опасно и в данном случае Москва будет проявлять осторожность.

Другой момент, о котором вы сказали, тоже принципиально важен. Да, Россия присутствует в Приднестровье. И не просто присутствует, а присутствует достаточно активно, при больших сложностях и, иногда – политических издержках во взаимоотношениях с другими партнерами и так далее. И естественно, Россия не может отказаться от этого присутствия по многим обстоятельствам, в том числе и потому, что просто реально необходимо поддерживать относительную социальную и экономическую стабильность в регионе, потому что других ресурсов на это просто нет.

И вот, отталкиваясь отсюда, я хочу сказать, что ситуация изменилась – и не в период украинского кризиса, ситуация изменилась очень давно, еще где-то с 11-го года. Я всегда говорил, и сейчас повторяю, что в данном случае речь идет не столько о политике, сколько о геоэкономике. И вот этот раскол социально-экономического пространства, который случился, он очевиден со всеми вытекающими последствиями. И для меня это как раз означает простую вещь: что раскол стал еще глубже. Если раньше он был политическим, то теперь он более субстантивный; если раньше мы говорили о широких возможностях сформирования единого социально-экономического пространства при политических сложностях, то теперь нет даже такой возможности.

Поэтому в любом случае Москва будет, наверное, заинтересована – а может, вынужденно заинтересована, так скажем, в формировании этого социально-экономического интеграционного трека с Приднестровьем с учетом развития евразийского интеграционного проекта.

Свободная Европа: Вы сказали, что Москва всегда поддерживала территориальную целостность Молдовы. Чего же хочет Россия в этой ситуации?

Дмитрий Данилов: Возможности России в этом отношении – сыграть какую-то позитивную объединяющую роль – они тоже стали ограниченными. То, что Россия предлагала раньше Европейскому Союзу – поговорить о гармонизации пространств при всех различиях восточного и западного интеграционных проектов, Европейский союз и Европейская комиссия от этого не только отказывались, но отметали изначально.

Сегодня в условиях серьезных политических проблем, проблем в сфере безопасности и фактически остановленном диалоге между Москвой и Европейским Союзом поднимать тему и пытаться реализовать эту схему – гармонизации и через нее опять переходить к схеме приднестровского урегулирования – это достаточно сложно. Тем более, что это вряд ли получилось бы в отношении Украины – не получится; а если это так, то пытаться сформировать подобную схему в отношении Молдовы, мне кажется, тоже было бы неэффективно и вряд ли возможно. Не думаю, что и Европейский Союз в этом был бы заинтересован, если не говорить о том, что когда-то, может быть, большой политический интерес пересилит прагматический подход. И то, я очень сомневаюсь, что так может получиться.

Поэтому, что хотела бы Россия? Официально, я уже сказал, чего хотела бы Россия. Если говорить субстантивно то Россия, естественно, в данном случае хотела бы – или, вернее, не хотела бы продолжения этой негативной динамики с возрастающими рисками в зоне приднестровского конфликта. Россия не хотела бы этого и в контексте возросших сложностей, трудностей в отношениях между Россией и НАТО. В данном случае речь идет и о восточном поясе НАТО, включая Румынию; речь идет и о новых программах взаимодействия между западными странами и НАТО, с одной стороны, и Украиной, с другой стороны. Все это, естественно, заставляет Москву работать, по крайней мере, на стабилизацию ситуации, чтобы не дать скатиться.

И в этом отношении, на самом деле, что касается так называемого приднестровского сепаратизма, Москва здесь уже заметно играет сдерживающую роль. Потому что с началом украинского конфликта настроения в Приднестровье серьезно изменились, мотивация для того, чтобы каким-то образом разрешить эту длительную проблему непризнанной независимости, так скажем, эта мотивация значительно усилилась со всех сторон. И это же расшатывает Приднестровье или приднестровскую власть изнутри и, следовательно, усиливает некоторую эрозию управляемости. Вот в этом отношении, наверное, и для Москвы возникают определенные проблемы с точки зрения реальных адресатов политики.

Поэтому я бы так ответил на вопрос: реально Москва стремится к улучшению положения в отношениях между Тирасполем и Кишиневом; в этом же контексте Россия стремится к укреплению своей роли здесь; Москва не демонстрирует на самом деле особого желания вмешиваться в политическую, внутриполитическую ситуацию и каким-то образом влиять на внутриполитическую ситуацию в Молдове, поэтому вряд ли сейчас речь может идти о каких-то очень активных схемах – политических, политико-дипломатических – которые могли бы быть применены в Молдове.

На вопрос, возможен ли мезебергский меморандум сегодня ответ очевиден – нет!

Свободная Европа: А новый меморандум Козака возможен?

Дмитрий Данилов: Насчет меморандума Козака – ну, официальная позиция здесь тоже была определена, и мы всегда говорили, что предложение не было никогда в России снято с повестки дня, но сейчас все прекрасно понимают, что ситуация изменилась настолько кардинально, что говорить о подобных вещах по крайней мере не то что мало реалистично, но и было бы контрпродуктивно.

Свободная Европа: В контексте тяжелейшего экономического кризиса, охватившего Приднестровье, особенно в последний год, многие в Тирасполе задаются вопросом, почему Россия не поддерживает более активно Приднестровье для того, чтобы помочь региону преодолеть кризис?

Дмитрий Данилов: Речь идет о многих вещах. Прежде всего, речь идет о том, что существуют серьезные ограничения с точки зрения российского содействия социально-экономическому развитию Приднестровья. Эти ограничения не внутренние и не внешние.

Прежде всего, наверное, Приднестровье – это не единственная, так скажем, дотационная социально-экономическая зона для России, которой нужно помогать. И в данном случае невозможно, как в той поговорке, раздать всем сестрам по серьгам. В данном контексте вряд ли можно говорить о каком-то особом или привилегированном положении Приднестровья.

И это второе в условиях достаточно сложной финансово-экономической ситуации в России – увеличивать финансирование и содействие Приднестровье попросту невозможно, учитывая то, что существуют и другие зоны, в том числе внутри России, которые объективно требуют соответствующих вложений. И, выделяя какую-то одну зону или в данном случае Приднестровье, мы поставили бы под вопрос сбалансированность финансово-экономической политики России.

Это первое, то есть ограниченность ресурсов – это первое; второе, наверное, как раз понимание того, что пора уже искать модели развития для Приднестровья, то есть не с тем, чтобы вывести в конце концов модель приднестровскую, вне зависимости от того, как она будет работать, в какой связке она будет работать с Молдовой и так далее, но вывести ее на какой-то тренд развития. В данном случае речь идет опять-таки о том, что необходимо давать не рыбу, а удочку, то есть в данном случае Приднестровье должно вписываться – с российской, естественно, помощью – в какие-то общие программы и проекты. Это второе.

Третье. То, что Россия не помогает или что объем помощи снизился – это тоже не совсем так. Если вы посмотрите какие-то публикации и оценки последних событий, то, в общем, увидите, что среди этих событий реализация той самой российской программы содействия Приднестровью, строительство школ и так далее, которая была – реализована. Но во многом реализация подобных программ была связана с прежней обоймой приднестровского руководства. И, наверное, речь идет о том, что смена власти в Приднестровье дает основания для того, чтобы каким-то образом рассматривать дальнейшие перспективы социально-экономического сотрудничества между Россией и Приднестровьем как раз в контексте изменения власти и формулирования этими приднестровскими властями своей программы и интересов.

Это тоже, мне кажется, важно, но это не такой длительный период, поэтому речь не идет, мне кажется, о каких-то политических мотивациях России, чтобы показать Приднестровью, что приоритетность этой темы для России упала, или каким-то образом повлиять на внутриполитический расклад в Приднестровье – нет. Речь об этом абсолютно не идет.

Но о какой-то сдержанности Москвы – возможно, в том, что касается непедалирования приднестровской темы, в данном случае все понимают: если бы, допустим, сегодня Москва объявила, что она в два раза увеличивает финансирование Приднестровья – ну какой бы политический эффект это имело? Все мы прекрасно это понимаем. Поэтому в данном случае Москва проявляет естественную политическую сдержанность.

Свободная Европа: Ваши прогнозы относительно недавно возобновленных переговоров в официальном формате 5+2 - будут какие-то подвижки в плане урегулирования конфликта в этом или будущем году?

Дмитрий Данилов: По урегулированию нет, по нормализации ситуации и налаживанию взаимных шагов во вполне понятных сферах – да. В том числе и с точки зрения налаживания прямых контактов, прямого диалога между Кишиневом и Тирасполем с учетом нового расклада внутриполитического и там, и там.

Свободная Европа: Мнение московского политолога Дмитрия Данилова.

***

Свободная Европа: По случаю 25-летия независимости Республики Молдова Радио Свободная Европа проводит ряд интервью с людьми, которые сыграли заметную роль в современной истории страны. Наш корреспондент Наталья Гилашку, которая находится в Соединенных Штатах Америки, встретилась с бывшим послом США в Республике Молдова в период с 2008 по 2011 год Азифом Чодри и попросила его поговорить о причинах, из-за которых спустя четверть века приднестровский вопрос по-прежнему очень далек от своего разрешения.

Свободная Европа: Г-н Чодри, благодарю вас за то, что согласились на эту беседу по случаю 25-летия независимости Республики Молдова. Прежде всего, хотелось бы узнать подробности о вашем дипломатическом опыте – в качестве посла в Республике Молдова. В период, когда вы приступили к исполнению мандата, демократические институты были нестабильны, а у власти находилась Партия коммунистов. Какими были главные проблемы в тот период?

Азиф Чодри: Во-первых, хочу поздравить всех своих друзей с 25-летием независимости страны. Это особое событие. Это благоприятный момент для размышлений о том, что было достигнуто за этот период. Моя дипломатическая миссия в Молдове совпала с переходным периодом, который переживали общество и политические партии. Это был период начала экономических реформ, так называемой шоковой терапии, которая задела многих. Когда я прибыл в Молдову, было очевидно множество структурных проблем, с которыми продолжает сталкиваться общество в целом и на которые я неоднократно обращал внимание. Первая касается Приднестровья и проблемы безопасности. Торговля людьми, характерная не только для Молдовы, но и для всего региона – вторая серьезная проблема. Также, на фоне отсутствия перспектив и бедности экономическое положение граждан было, мягко говоря, незавидным. Эти проблемы похожи на те, которые и сегодня переживает страна, истоки этих проблем актуальны и сегодня. Реформа правовых институтов и экономического сектора, борьба с коррупцией – это важные вопросы, которые следует обсуждать публично.

Свободная Европа: За все годы после обретения независимости Молдове не удалось решить приднестровский конфликт. Были предприняты единичные меры по улучшению торговли. Ваше восприятие хода переговоров как-то изменилось за последние десять лет?

Азиф Чодри: Изменение личного восприятия вызвано безразличием и неискренностью со стороны отдельных участников формата 5+2. Думаю, сохранение Приднестровья в состоянии неопределенности служит интересам и геополитическим целям Российской Федерации. Служит для Москвы благоприятной почвой для ведения собственной игры. Несмотря на то, что официальный Кишинев настойчиво требует вывода военнослужащих и боеприпасов, российский военный контингент продолжает находиться на территории Молдовы. Несоблюдение этих требований говорит о том, что мотив их присутствия другой, уже не может идти речь о необходимости сохранения мира в регионе. Несомненно, США – искренний партнер, который желает Республики Молдова прогресса; и Европейский Союз искренен в этом процессе. Насколько мне известно, и Украина выступает за скорейшее урегулирование конфликта, который тлеет у ее границ. Молдова стремится вернуть свою территорию и сохранить свой суверенитет. И кто остается в игре – Приднестровье и Российская Федерация?! Приднестровская администрация всегда будет ждать указаний из России, которая играет роль лидера.

Свободная Европа: Анализируя эти аспекты, как вы считаете, переговорный формат 5+2 эффективен? Необходимо ли создать и другие механизмы для придания большей эффективности переговорному процессу сегодня, после 25 лет независимости?

Азиф Чодри: Российская Федерация играет важную роль в этом регионе, как, кстати, и во всем мире. Тот факт, что Россия сохраняет свои войска в Приднестровье, свидетельствует о том, что ее присутствие за столом переговоров абсолютно необходимо. Проблема в том, чтобы сохранить необходимую долю искренности в переговорном процессе и попытаться найти приемлемое решение конфликта, а не затягивать переговоры до бесконечности. Логично предположить, что жители обоих берегов желают процветания и благосостояния, но для этого политические лидеры должны разъяснить им необходимость и преимущества реформ, убедить, что только реформы гарантируют благосостояние и сближение с Европейским Союзом – и местное население лучше поймет суть реформ. Если оба берега будут процветать, уровень жизни граждан не будет отличаться. Безвизовый режим с Евросоюзом оказал какое-то влияние на Приднестровье, жители левобережья захотели сблизиться с Молдовой – по той простой причине, что их больше стал интересовать молдавский паспорт, а не российский.

Свободная Европа: Точка зрения Азифа Чодри, посла США в Республике Молдова в период с 2008 по 2011 год.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG