Linkuri accesibilitate

Впервые с начала войны две антитеррористические коалиции (возглавляемые Россией и США) фактически объединили усилия для освобождения Ракки, пишет газета «Коммерсант». С одной стороны идут проамериканские группировки, с другой – сирийская армия при поддержке российской авиации и с участием военных советников РФ. По сообщению ливанского телеканала «Аль-Маядин», войска Асада впервые за два года пересекли границу провинции Ракка, захватили важный транспортный узел в селении Закия и развивают наступление на город Табка, в окрестностях которого находятся военный аэродром и плотина на реке Евфрат (подробнее см. инфографику РИА Новости).

Если армия сумеет захватить Табку, перед ней откроется прямая дорога на Ракку, до которой останется всего 40 км. Как сообщают западные СМИ, в авангарде наступающих сил движутся элитные армейские подразделения, известные как «Орлы пустыни». В операции задействованы бронетехника, артиллерия и авиация, поясняет «Ъ». По словам российских военных источников газеты, воздушно-космические силы РФ оказывают сирийским войскам в их наступлении на Ракку серьезную поддержку. «Выбор целей осуществляется исходя из данных космической и агентурной разведки, а действия сирийской армии координируются с нашими военными советниками, - рассказал источник «Коммерсанта». – С возглавляемой американцами коалицией мы установили контакт, однако о совместном планировании операций говорить нельзя. Мы это предлагали, но полноценно сотрудничать с нами США не хотят».

Между тем, в спецоперацию против ИГИЛ вступили Франция и Германия. Так, Париж обеспечивает повстанцев оружием, авиационной поддержкой и консультациями в рамках кампании, направленной на вытеснение боевиков ИГ с территории вдоль сирийско-турецкой границы. Ранее Франция признала развертывание контингента численностью в 150 человек в Иракском Курдистане, напоминает «Свободная пресса».

Всё тот же телеканал «Аль-Маядин» сообщает о том, что на территорию Сирии вошли десятки военнослужащих сил спецназа ФРГ, присоединившись к французским и американским силам в районе города Манбидж. Источники заявили, что силы оказывают поддержку своим западным союзникам, дислоцированным в районе гидроэлектростанции Тишрин и насчитывающим несколько десятков французов и американцев, пишет РИА Новости.

При этом американцы указывают на то, что в наступлении на Ракку задействованы именно смешанные арабско-курдские войска. И хотя «столица» ИГ в будущем может стать частью курдской федерации, подавляющее большинство там составляют арабы. «Автономия на севере Сирии, которую курды называют «республика Роджава» есть на картах, но туда Ракка не входит, – заявил «Московскому комсомольцу» научный сотрудник сектора курдоведения Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Кирилл Вертяев, – однако то, что обозначено на картах и то, что есть де-факто, это разные вещи… Скорее всего, Ракка будет включена не в сам Сирийский Курдистан, а станет еще одной автономией в составе федеративной Сирии. Я думаю, они это имели в виду. Ракка – это все-таки суннитская территория, там превалирует суннитское население».

«Курды там воюют далеко не одни, – поясняет политолог, доцент Санкт-Петербургского университета Александр Сотниченко. – Их активно поддерживает международная коалиция своими ударами… В связи с таким подкреплением курдские войска, которые никогда до этого не занимались серьезными наступательными действиями, будут укреплены. Несмотря на то, что битва за Ракку будет весьма кровавой, курды имеют все возможности для того, чтобы ее взять».

Петербургский блогер-востоковед Анатолий Несмиян «Эль-Мюрид» считает задачу взятия Манбиджа ключевой. «Здесь смыкаются интересы и Европы, и Штатов. Взятие столь важного перекрестка позволит в довольно сжатые сроки соединить курдские кантоны вдоль всей турецкой границы. Возникает принципиально новая стратегическая ситуация – курдский коридор. Он не против ИГИЛ, как можно подумать, выслушивая официальные заявления. Он для иранского газа», - поясняет автор. По его словам, в логику этой стратегии вписывается и потепление отношений Запада с Ираном, и почти демонстративная поддержка курдов, и не менее демонстративное игнорирование интересов Турции, для которой независимое курдское государство – худший из кошмаров. С другой стороны, для ИГИЛ потеря Манбиджа – это потеря коридора в Турцию, то есть прекращение снабжения всем необходимым.

Сейчас пока рано предрекать джихадистам поражение. В случае падения Манбиджа или даже Ракки история ИГ не закончится, группировка лишь опустится на уровень регионального раздражителя. Гораздо важнее и интереснее, что и как думают большие игроки в затянувшемся сражении на земле растерзанной Сирии. По всей видимости, курдская автономия станет реальностью. Начнется третий и, возможно, последний этап фрагментации Ближнего Востока. Первым этапом была собственно «арабская весна» и дестабилизация светских военных режимов, когда «Братья-мусульмане» с подачи Катара расшатали ключевые страны, кроме Саудовской Аравии.

«Быстрый гол», который салафиты забили в Египте, Тунисе и Ливии, обернулся поражением в Сирии, и на авансцену вышел ИГИЛ – начался второй этап, атомизация и дробление стран с последующим впитыванием суннитских регионов в «халифат» и с прямой угрозой для Саудовской Аравии. Добившись почти полной ликвидации сирийской и иракской государственности (мало кто спорит с тем, что они остались целостными государствами лишь на бумаге), режиссеры этого действа вывели на сцену курдов.

Этому крупнейшему в мире народу, не имеющему государства, придется реализовать третий этап – переформатирование региона. Поскольку джихадисты в обозримом будущем останутся силой, с которой будут считаться, их «позитивную» энергию, скорее всего, направят на юг, чтобы разгромить последний оплот арабского мира – Саудовский королевский дом. А курды выстроят сплошной пояс от Ирака до провинции Идлиб, откуда рукой подать до Средиземного моря. Но встанет другой вопрос – как идти к морю – по сирийской или турецкой территории.

Как бы то ни было, Анкара будет недовольна, но ее вряд ли послушают, потому что она попросту мешает реализации мегапроекта – газопровода из Ирана. Курды выступят как таран и одновременно бенефициар этого переформатирования, но основная цель – именно труба, ведущая к морю и оттуда в Европу. Между прочим, Катар, если будет себя хорошо вести, сможет присоединиться к проекту, благо он с Ираном добывает газ на одном и то же супергигантском месторождении «Северное – Южный Парс».

Вот и получается – не обезображенные интеллектом бородачи в резиновых тапочках на босу ногу, третий год наводящие ужас на Ближний Восток и Европу, оказываются не такими уж всесильными. В скором времени они отслужат своё и уйдут в историю, щедро удобрив пустынные земли Ирака и Леванта. Такова неумолимая диалектика Ближнего Востока – войны сменяются войнами, на место одних головорезов приходят еще более отвратительные головорезы, а нефть и газ идут туда, куда нужно большим дядям.

Часть 1

XS
SM
MD
LG