Linkuri accesibilitate

В эти дни исполнилось два года с момента захвата террористами группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» иракского города Мосул. В июне 2014 года джихадисты после 6-дневной осады взяли этот стратегически важный город. А осаде, в свою очередь, предшествовала стремительная атака на запад Ирака из восточной Сирии, где ИГИЛ закрепился ранее. Было захвачено здание банка с огромной суммой денег (почти полмиллиарда долларов), военная база с боевой техникой и т.д. После того как боевики едва не взяли с ходу Багдад, успев закрепиться в родном городе Саддама – Тикрите, руководство ИГИЛ решило «скромно» переименовать себя просто в «Исламское государство», явно давая понять, что Ираком и Левантом дело не ограничится.

У политиков и экспертов есть практически единодушное мнение о том, что именно в июне 2014 года террористы самой изуверски жестокой группировки, бывшей до этого лишь «одной из», стали серьезной региональной и даже глобальной силой. Недаром Барак Обама удостоил ИГ «чести» стать одной из трех важнейших глобальных угроз, наряду с вирусом Эбола и Россией. Теракты в Брюсселе и Париже не оставили в этом сомнений. Отошли на второй план вопросы «Откуда взялся ИГИЛ» - это отдельная и очень интересная история; например, неплохо бы почитать выступление бывшего министра иностранных дел Катара Хамада аль Тани о роли его страны и Саудовской Аравии в разжигании войны. Сейчас важнее найти ответ на вопрос, как победить ИГ.

Этот вопрос лежит в экзистенциальной плоскости – по сравнению с изуверами ИГ «Аль-Каида» и талибы кажутся просто образцами веротерпимости и гуманизма. Массовые казни «неверных» из числа шиитов, геноцид езидов, похищения женщин с целью их продажи в сексуальное рабство, пытки и изощренные убийства военнопленных и мирных жителей на оккупированных территориях, разрушение памятников древности и культовых сооружений армян, ассирийцев и других этнорелигиозных меньшинств, контрабанда нефти – вот неполный список «добрых дел» ИГ.

Между тем, и сегодня не утихают споры о том, кто же продолжает поддерживать джихадистов, а кто – не очень откровенно с ними борется. Например, французский политолог Тьерри Мейсан пишет, что в марте Россия дважды представила в Совет Безопасности ООН материалы, подтверждающие соучастие Турции в различных незаконных операциях ИГИЛ, будь то контрабанда антиквариата (сколько музеев разграблено в регионе!) или продажа нефти и оружия.

А в мае Керри и Лавров опубликовали совместную декларацию, призвав «все государства действовать согласно резолюции 2253 Совета безопасности ООН и не допускать никакой материальной и финансовой поддержки ИГИЛ, Фронта ан-Нусра или любой другой организации, квалифицированной Советом Безопасности ООН в качестве террористической, и в корне пресекать любые попытки этих организаций пересекать границу Сирии». С другой стороны, Саудовская Аравия, входящая в Международную группу поддержки Сирии (какой циничный оксюморон) и де-факто контролирующая «умеренные группировки», их же руками блокирует ряд мирных инициатив сопредседателей (США и России), по-прежнему ставя во главу угла уход Башара Асада.

Однако Россия, формально не связанная узами коалиции, работает активно и на иранском направлении (должен заметить, что между Москвой и Тегераном есть разногласия в сирийской кампании). Несколько дней назад в иранской столице прошли переговоры министров обороны РФ, Исламской Республики и Сирии. Понятное дело, говорили они о продолжении борьбы с джихадистами, но есть и конкретная цель – взятие Ракки, «столицы» ИГИЛ. Иранский министр Хосейн Дехган призвал сирийские оппозиционные группировки «прислушаться к просьбам сирийского народа и сесть за стол переговоров с законными властями», поскольку «только совместными усилиями можно установить мир и спокойствие и дать отпор терроризму».

«Силы демократической Сирии», костяк которых составляют курдские отряды народной самообороны, при поддержке ВВС и военных советников США завершает окружение города Мембидж — крупнейшего транспортного узла, подконтрольного исламистам на севере Сирии. «Мы достигли дороги, которая связывает Мембидж и Алеппо, это последняя основная дорога в город (Ракку) с западного направления», - цитирует агентство Reuters представителя подразделений СДС, пишет «Коммерсант».

Ранее анонсированное Пентагоном массированное наступление курдов на «столицу» ИГ при поддержке американских ВВС и военных советников остановилось ради наступления на Мембидж. В то же время правительственные силы при поддержке российской авиации активизировали свои действия в направлении Ракки. На данный момент они находятся в 20 км от промежуточной цели — авиабазы Табка, что в 40 км от столицы «халифата». Таким образом, сохраняется интрига, кому достанется «пальма первенства» в битве за Раку, добавляет «Ъ».

Продолжение следует…

XS
SM
MD
LG